Председатель Высшего совета юстиции Александр Лавринович: «Одна и та же функция не должна быть предметом ведения двух и более органов или должностных лиц»

19:52, 29 ноября 2013
Газета: 47 (215)
Усовершенствовать процедуру отбора можно будет после анализа практических результатов...
Председатель Высшего совета юстиции Александр Лавринович: «Одна и та же функция не должна быть предметом ведения двух и более органов или должностных лиц»

Беседовала Наталья Мамченко,
«Судебно-юридическая газета»

На текущий день вокруг процедуры отбора и подготовки судейских кадров происходит многосторонняя дискуссия, направленная на максимально возможную объективизацию критериев оценки их профессиональных знаний и пригодности к работе судьи. Кроме того, дискуссия касается роли Высшего совета юстиции в процедуре отбора будущих судей и устранения рисков дублирования его функций другими органами. Своим мнением о необходимости законодательных преобразований по указанным направлениям с «Судебно-юридической газетой» в эксклюзивном интервью поделился председатель Высшего совета юстиции Александр Лавринович.

– Александр Владимирович, какие законодательные изменения, на Ваш взгляд, необходимы сегодня, чтобы усовершенствовать систему отбора судей и процесс подготовки кандидатов на должность судьи впервые?

– На мой взгляд, на сегодня более важным моментом является имплементация положений действующего законодательства, чем их изменение, поскольку отдельные принятые концептуальные шаги в рамках судебной реформы 2010 г. только в конце текущего года начали применяться в полном объеме и еще не смогли продемонстрировать результат. Только первая партия выпускников Национальной школы судей прошла Высший совет юстиции как последний этап перед тем, как быть назначенными Президентом Украины на должность судьи впервые. Если говорить обо всей процедуре отбора в целом, то на сегодняшний день она отвечает самым строгим требованиям относительно профессионализма будущих судей и их психологической готовности для того, чтобы претендовать на судейскую должность. Усовершенствовать же процедуру отбора можно будет после анализа практических результатов.

– Как Вы относитесь к идее наработки предложений о более четком разделении полномочий относительно проведения анонимного тестирования и квалификационного экзамена между Национальной школой судей и ВККС?

– Конечно, могут быть различные предложения любых учреждений, которые созданы органами, наделенными властными полномочиями в соответствии с законом. Однако решения в государстве принимались и будут приниматься только теми органами и должностными лицами, которые Конституцией или законами Украины уполномочены на принятие этих решений.

– Стоит ли более четко законодательно обозначить полномочия Высшей квалификационной комиссии судей и Высшего совета юстиции в вопросах формирования высокопрофессионального судейского корпуса? Эксперты указывают, что сегодня существуют риски дублирования функций этих двух органов…

– Это правильная мысль. В любой ветви власти желательно выстраивать такую систему, чтобы одна и та же функция не была предметом ведения двух и более органов или должностных лиц. И в данном случае как раз есть возможность усовершенствования и, я бы сказал, есть такая необходимость. Нынешней системе присущи такие недостатки, как повторение функций некоторых органов и отсутствие полного надежного механизма обеспечения выполнения каждой из этих функций без лишней бюрократической нагрузки и волокиты.

Самое важное, чтобы было четко закреплено, какие функции должны выполняться в государстве. Следующий вопрос – кто их должен выполнять, какой орган. И далее нужно ставить вопрос о том, какие институциональные возможности должны быть у такого органа, чтобы выполнять эти функции.

Сегодня мы имеем определенную проблему, которая касается кадровых назначений в судебной системе. С одной стороны, в Конституции Украины четко указано, причем в качестве первой функции, что ответственным за формирование высокопрофессионального судейского корпуса является Высший совет юстиции. Однако институциональной возможности выполнять эти полномочия он сегодня не имеет. Вопрос: надо ли их в таком случае оставлять за Высшим советом юстиции? Ответ может быть разный. Если мы будем развивать ВККС, чтобы она осуществляла многоэтапный отбор, как это сейчас происходит, при помощи Национальной школы судей, нужно ли здесь участие ВСЮ? Формальная проверка кандидата осуществляется аппаратом ВККС, далее Комиссия проводит тестирование, собеседование, экзамены. В таком случае, с моей точки зрения, полномочия по наполнению судебной системы кадрами можно было бы полностью передать ВККС.

Могу сказать, что сейчас ВСЮ может реально выполнять в полном объеме только одну функцию – готовить представления касательно увольнения судей. Что касается вопроса назначения на административные должности в судах, на сегодня поиск кандидатов на эти должности является функцией судейского самоуправления. ВСЮ же назначает председателей судов, их заместителей по представлению советов судей специализированных судов. Есть ли у него институциональная возможность проверить этих кандидатов, и должен ли он этим заниматься? Возможно, советы судей могли бы принимать и окончательные решения о назначении на административные должности?

Чтобы отвечать за выполнение определенной функции, нужно иметь для этого реальные возможности. Есть много разных подходов в европейских странах, где существует один или несколько органов, ответственных за кадровые вопросы судебной системы. Однако их функции во всех случаях обеспечены действенными механизмами.

Я знаю, что была концепция, согласно которой все члены ВСЮ должны работать на постоянной основе. Но при этом очень остро стоит вопрос о дублировании функций Совета и других органов и необходимости их разграничения. Сегодня, конечно, стоит продолжать научную дискуссию и поиск структуры, которая оптимально обеспечивала бы качество отбора кандидатов на должность судьи, эффективность работы судейского самоуправления, и органа, который отвечал бы за изучение нарушений со стороны некоторых судей. И чем четче будет обеспечена реализация этих направлений работы, тем лучше будет для государства и судебной системы.

– Как Вы оцениваете изменения, предлагаемые законопроектом о внесении изменений в Конституцию Украины относительно усиления гарантий независимости судей (р. №2522а) в части правового статуса Высшего совета юстиции?

– Я считаю, что в данном законопроекте заложены серьезные шаги для позитивных изменений в судебной ветви власти. Что касается правового статуса Высшего совета юстиции, то изменения, в целом, несущественные. Однако что касается других обстоятельств, то законопроектом предлагаются значительные преобразования, в частности, относительно процедуры назначения судей сразу бессрочно.

Как известно, ежегодно мы получаем факты, которые подтверждают, что парламент не должен пересекаться с судебной системой в принципе. Это касается процессов избрания судей, которые часто срываются, а также очень, мягко говоря, странных вещей, когда Верховная Рада не удовлетворяет отставку судьи, и он продолжает находиться в штате суда, не осуществляя правосудие, на полном государственном обеспечении. Или же когда ВСЮ вносит представление об увольнении судьи, где есть четко и достоверно доказанные факты его нарушений, а люди, громко заявляющие о необходимости борьбы с негативными проявлениями в судебной системе, когда им показывают, кто конкретно эти проявления осуществляет, отказываются увольнять такое лицо. По моему мнению, это неправильная ситуация.

– Законопроектом предлагается устранить из Конституции такое основание для увольнения судьи, как нарушение присяги. Насколько, на Ваш взгляд, это целесообразно?

– В этом вопросе существует проблема, которая имеет больше научный или даже научно-прикладной характер: где провести четкую границу между нарушениями, которые можно квалифицировать как дисциплинарные, и теми, которые стоит квалифицировать как конституционные, т. е. которые свидетельствуют о том, что судья при отправлении правосудия нарушил основные принципы, изложенные в тексте судейской присяги? Я сам себе задавал этот вопрос: должно ли существовать такое основание для увольнения судьи, как нарушение присяги? Не хочу быть категоричным, но отмечу, что те нарушения, которые наказываются в дисциплинарном порядке (то есть выговором), и те, по которым сегодня вносятся представления об увольнении за нарушение присяги, нельзя сравнивать – они отличаются существенно. Ведь когда принимается решение об увольнении судьи за нарушение присяги, та граница, за которой наступает уголовная ответственность за неправосудное решение, намного ближе.

Последний пример – 4 судьи, в отношении которых ВСЮ внесены представления об увольнении за нарушение присяги. По каждому из них можно задать вопрос: был ли в их действиях состав преступления? Достаточно далеко от дисциплинарного проступка находятся действия по принятию решений, в результате которых у лиц без их ведома отбирают собственность, обездвиживаются ценные бумаги крупного предприятия без ведома тех, кто владеет этими бумагами, или по вынесению приговора, когда не доказана вина лица. Тут есть над чем подумать.

– Стоит ли, на Ваш взгляд, предоставлять Высшей квалификационной комиссии судей Украины статус конституционного органа?

– Могут существовать и два, и три органа, ответственных за кадровые вопросы судебной системы, если в этом есть необходимость. Главное, чтобы было четкое понимание, какие функции необходимы, отсутствовало их дублирование, и было обеспечено эффективное выполнение задач таких органов.

– В конце сентября с. г. ВККС и ВСЮ договорились, что будут совместно работать над вопросом эффективности специальной проверки кандидатов на должность судьи впервые. Какие наработки по этому вопросу существуют на текущий момент?

– Рабочая группа создана, она работает. Это как раз тот вопрос, который не терпит механического подхода, а требует научно-практического изучения. Он был предметом рассмотрения на семинаре, который не так давно состоялся в Закарпатской области. Я надеюсь, что до конца года мы получим предложения, которыми будут даны ответы на вопросы, которые сегодня остаются открытыми и подчас решаются с точки зрения субъективного подхода к отдельным лицам.


БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Лавринович Александр Владимирович, председатель Высшего совета юстиции

Родился 28 июня 1956 г. в Овруче Житомирской области

Образование: физический факультет Киевского государственного университета им. Т. Шевченко (1973–1978); Киевский политехнический институт (1985–1988), обучение в аспирантуре (специальность «лазерная техника и технология»); Национальная юридическая академия Украины им. Ярослава Мудрого (1994–1998, специальность «правоведение»)

Кандидат технических наук (1988); кандидат юридических наук (2001)

Карьера

1978–1992 – инженер, младший научный, научный, старший научный сотрудник Института сверхтвердых материалов Академии наук Украины;

1990–1992 – старший преподаватель факультета химического машиностроения Киевского политехнического института (по совместительству);

1990–1994 – член Центральной избирательной комиссии Украины, заместитель председателя ЦИК Украины, и. о. председателя ЦИК Украины;

1994–1998 – народный депутат Украины II созыва, зампредседателя комитета Верховной Рады Украины по вопросам правовой политики и судебно-правовой реформы;

1998–2001 – народный депутат Украины III созыва, секретарь комитета Верховной Рады Украины по вопросам правовой политики;

2001–2002 – государственный секретарь Министерства юстиции Украины;

2002–2005 – министр юстиции Украины;

2005–2006 – зампредседателя правления ОАО «Укрнафта»;

03.08.2006–01.11.2006 – первый заместитель министра Кабинета министров Украины – начальник управления правового обеспечения секретариата Кабинета министров Украины;

11.2006–11.2007 – министр юстиции Украины;

11.2007–03.2010 – народный депутат Украины VI созыва, первый зампредседателя Верховной Рады Украины;

11.03.2010–03.12.2012 – министр юстиции Украины;

24.12.2012–04.07.2013 – министр юстиции Украины;

с 04.07.2013 – председатель Высшего совета юстиции.

Работа на общественных началах (членство)

член Высшего совета юстиции (назначен в состав ВСЮ по квоте Верховной Рады Украины 02.07.2013, присягу принял 03.07.2013), член ВСЮ по должности как министр юстиции Украины (2002–2005, 2006–2007, 2010–2013)

вице-президент Всемирного конгресса украинских юристов (с 2000 г.)

руководитель рабочей группы по вопросам судебной реформы при Президенте Украины (с 24.03.2010)

руководитель рабочей группы по вопросам реформирования уголовного судопроизводства при Президенте Украины (с 17.08.2010)

член рабочей группы по вопросам реформирования прокуратуры и адвокатуры (по согласию), созданной Президентом Украины (с 22.11.2011)

член рабочей группы по вопросам реализации Концепции развития уголовной юстиции в отношении несовершеннолетних в Украине (с 25.01.2012)

член комитета по вопросам реформирования правоохранительных органов при Президенте Украины (с 06.04.2012)

член рабочей группы по вопросам реформирования законодательства об административных правонарушениях и внедрения института уголовных проступков, созданной распоряжением Президента Украины (с 30.05.2012)

Награды

Кавалер ордена «За заслуги» всех степеней (2001, 2011, 2013 гг.)

Заслуженный юрист Украины (2003 г.)

Орден князя Ярослава Мудрого V степени (2004 г.)

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как судьям будут компенсировать сверхурочные
Сегодня день рождения празднуют
  • Юрий Фурик
    Юрий Фурик
    судья Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел
  • Алина Сидорук
    Алина Сидорук
    судья Хозяйственного суда Тернопольской области
  • Олег Малиновский
    Олег Малиновский
    судья Апелляционного суда Киева
Новости онлайн