Председатель Верховного Суда Украины Ярослав Романюк: «Существует реальная возможность политического влияния на процесс аттестации судей»

20:11, 30 января 2015
Газета: 4 (272)
ВСУ предлагает закрепить срок пребывания судьи на админдолжности на уровне 3 лет...
Председатель Верховного Суда Украины Ярослав Романюк: «Существует реальная возможность политического влияния на процесс аттестации судей»

Беседовала
Наталья Мамченко,
«Судебно-юридическая газета»

– Ярослав Михайлович, предоставлял ли ВСУ замечания и предложения к законопроектам №1656 «Об обеспечении права на справедливый суд» и №1497 о внесении изменений в Закон «О судоустройстве и статусе судей»? Готовит ли сейчас ВСУ свои замечания к данным законопроектам? Каких ключевых моментов они касаются? Необходимо ли увеличение количества должностей судей в Верховном Суде Украины для реализации полномочий, которые предлагается ему предоставить упомянутыми законопроектами?

– Естественно, Верховный Суд Украины не может оставаться в стороне от законодательных процессов, касающихся судебной системы. Несмотря на замечание заместителя председателя Верховной Рады Украины Оксаны Сыроид о том, что судей необходимо отстранить от законодательных процессов при проведении судебной реформы, поскольку это не соответствует никаким европейским стандартам, хотел бы подчеркнуть: обсуждение в рамках проектов Консультативного совета европейских судей показало необходимость проведения консультаций с судьями и предоставления им возможности принимать активное участие в подготовке законодательства, напрямую связанного с их статусом, а также с функционированием судебной системы в целом (заключение Консультативного совета европейских судей по вопросу «Правосудие и общество»).

В Верховном Суде Украины уже подготовлены замечания и предложения по двум законопроектам. Следует отметить, что эти предложения охватывают как процессуальные аспекты судопроизводства, так и вопросы функционирования судебных органов. Каждое наше предложение основывается на европейских стандартах и принципах судопроизводства.

Если говорить более детально о законопроекте от №1656 26 декабря 2014 г. «Об обеспечении права на справедливый суд», необходимо остановится на следующих аспектах. (Это лишь некоторые из предложений ВСУ к законопроекту – прим. ред.)

К вопросу об аттестации судей.

Сама по себе аттестация – явление позитивное. Судья должен постоянно работать над собой и совершенствоваться как профессионал. При идеальных условиях аттестация позволила бы выявить пробелы и недочеты в работе представителей судебной власти и подготовке судей. Однако это в идеале. В наших же реалиях предполагаемая аттестация может перейти в форму повторного квалификационного экзамена для судей, а это противоречит всем существующим европейским стандартам. Тем более, что существует реальная возможность политического влияния на этот процесс.

К тому же, предложенная формула проведения аттестации одним органом сулит затягивание этого процесса на 5–6 лет, ведь нужно будет аттестовать порядка 9 тыс. судей. Мы предлагаем создать региональные комиссии (по образцу Высшей квалификационной комиссии судей), в состав которых вошли бы представители не только судейского корпуса, но и общественности – ученые, адвокаты и др. Это позволило бы значительно сократить временные рамки аттестации. При этом необходимо на законодательном уровне закрепить конкретные критерии и условия ее проведения, а в предложенных законопроектах их просто нет.

Также мы предлагаем восстановить в квалификационных классах тех судей, которые имели их до 2010 г., поскольку повторно проводить для этих судей аттестационные процедуры необоснованно. В связи с этим мы предлагаем дополнить ст. 85 законопроекта положениями об основаниях и порядке подтверждения и восстановления судьи в занимаемом им ранее квалификационном классе, а также о последствиях неподтверждения такового.

Помимо этого, есть предложение внести к законопроекту №1656 ряд изменений относительно ограничения полномочий Президента Украины, касающихся таких вопросов, как подписание удостоверения председателя суда, заместителя председателя суда; вручение таких удостоверений (ст. 51 законопроекта); приведение судьи, впервые назначенного на должность, к присяге (ст. 56 законопроекта). Считаю, что исходя из таких полномочий главы государства, в обществе может утвердиться мнение о зависимости судебной власти от администрации Президента Украины.

Мы полностью поддерживаем предложенные в законопроекте №1656 изменения в процессуальное законодательство относительно допуска дел к рассмотрению Верховным Судом Украины, предусматривающие, что граждане могут обращаться в ВСУ только через своих представителей (изменения в п. 2 ч. 2 ст. 357 Гражданского процессуального кодекса, а также в п. 2 ч. 2 и ч. 3 ст. 239 Кодекса административного судопроизводства).

В дополнение следует сказать, что Верховный Суд Украины и кассационные суды являются судами права. Обращение граждан в эти судебные органы при помощи профессионалов в правовой сфере положительно отразится на качестве достигаемого результата и значительно сократит количество ошибок, допускаемых при, например, той же подаче заявлений, обращений и формировании других процессуальных документов.

Говоря об общих замечаниях к положениям двух законопроектов, необходимо сказать, что мы предлагаем закрепить срок пребывания судьи на административной должности на уровне 3 лет. Частая замена судей на должностях, кадровая чехарда в условиях глубинного реформирования судебной системы не даст необходимого результата, тогда как стабильная работа судьи на административной должности будет максимально способствовать своевременному проведению реформ.

Относительно положений законопроекта №1497 о взаимоотношениях судебной власти и СМИ следует отметить, что Верховный Суд Украины всегда стоял на позициях диалога со средствами массовой информации, выступал за открытость в отношениях с ними.

Необходимость сотрудничества со СМИ проявляется и в том, что сейчас украинское общество негативно относится к судебной власти. Зачастую это обусловлено тем, что СМИ создают негативный образ судьи/суда, и эта позиция укрепляется в массах. Поэтому необходим диалог между судом и общественностью, чтобы представители СМИ, общественных организаций, рядовые граждане увидели работу суда изнутри, смогли понять специфику и сложность работы судьи. Последние социологические исследования показали, что у граждан, которые непосредственно принимали участие в судебных заседаниях, порог доверия к суду значительно выше, чем у тех, кто никогда не был в суде, а сформировал свою точку зрения о судебной власти исключительно из материалов СМИ.

В то же время, существует риск, что присутствие телевизионных камер в суде может навредить рассмотрению дела, а также менять и влиять на поведение лиц, которые являются участниками судебного слушания (судей, прокуроров, адвокатов, сторон, свидетелей и др.). Международные стандарты в сфере судопроизводства предусматривают, что председательствующий в заседании судья должен иметь право остановить видеозапись (или видеотрансляцию) в любое время с целью защиты прав и интересов лиц, принимающих участие в слушании дела. Также следует учитывать мнение лиц-участников процесса в определенных видах судебных заседаний, которые касаются личных (персональных) вопросов людей.

Поэтому ч. 5 ст. 12 законопроекта предлагаем изложить в такой редакции: «Участники судебного процесса и другие лица, присутствующие на открытом судебном заседании, могут использовать портативные аудиотехнические устройства, проводить фото- и киносъемку, видеозапись, а также транслировать судебное заседание на основе отдельного разрешения суда. Суд в праве ограничить использование перечисленных устройств при отсутствии согласия на это лиц, которые принимают участие в деле, нарушении порядка в зале судебного заседания, возникновении иных препятствий при его проведении». Такое положение полностью сопряжено с исполнением судом обязанностей по обеспечению порядка во время судебного заседания, соблюдению баланса интересов сторон по делу и принципов открытости и гласности судебного процесса.

Позиция ООН по этим вопросам отображена в Мадридских принципах сотрудничества средств массовой информации и судейской независимости. Документ распространен согласно Резолюции 1296 (XLIV) Экономического и социального совета ООН от 11 февраля 1994 г. Среди его основных принципов особенно актуальными в наше время для Украины можно назвать следующие: «Функцией и правом СМИ является сбор и распространение информации среди общественности, сообщений и критичных утверждений о судопроизводстве, а также освещение судебных дел до, после и во время судебного заседания, не нарушая при этом презумпцию невиновности».

Такой принцип деятельности СМИ в сфере судопроизводства может подлежать некоторым ограничениям, которые применяются согласно законодательству. Одним из ограничивающих принципов является такой: «Ограничение права на освещение судебного процесса должно быть обосновано исключительно согласно закону; в тех случаях, когда закон предусматривает такую возможность, пользоваться ею может только судья». Кроме того, согласно п. 33 заключения №7 (2005) Консультативного совета европейских судей по вопросу «Правосудие и общество», СМИ имеют доступ к судебной информации и судебным слушаниям способом и при ограничениях, закрепленных в национальном законодательстве.

Относительно предусмотренной ликвидации хозяйственных судов. Этот процесс надо начинать с инициатив по внесению изменений в Конституцию Украины, поскольку существование высших специализированных судов заложено в Основном Законе. Если принять эти положения сегодня, будет существовать правовое противоречие положений закона нормам Конституции, что неправильно при проведении реформ.

Что касается полномочий ВСУ и возможного увеличения количества судей, необходимо сказать следующее. Безусловно, положительным является тот факт, что и законопроектом №1656, и законопроектом №1497 предусмотрено расширения полномочий Верховного Суда Украины. Это стало результатом возросшей общественной необходимости, и сейчас уже никто этому не противоречит. Мы также настаиваем на дополнительном расширении полномочий ВСУ. Сейчас он приступает к своим прямым обязанностям только в тех случаях, когда правовая система допустила «сбой» – если уже на уровне кассационного суда было допущено неодинаковое применение норм права. Фактически у Верховного Суда не остается полномочий превентивного характера, которые позволили бы не допускать подобных «сбоев» и гарантировать гражданам стабильность и предсказуемость правовых отношений.

А вот вопрос о количестве судей в Верховном Суде Украины остается открытым, ведь пока не принят окончательный законопроект, сложно говорить о количестве дел, с которыми мы столкнемся. Это сможет показать только время.

Мы являемся сторонниками лучших традиций европейских высших судебных органов и организаций, состав которых компактен в своей численности, где нет раздутых штатов служебного персонала. Громоздкий штат высшего судебного органа не способствует продуктивности работы. Уверен, что Верховный Суд Украины сможет на самом высшем уровне осуществлять правосудие и оставаться флагманом судов общей юрисдикции.

– Разделяете ли Вы позицию инициаторов законопроекта №1776 в части внесения изменений в Конституцию относительно неприкосновенности судей?

– В заключении №401/2006 Венецианской комиссии относительно законопроектов о судоустройстве и статусе судей в Украине (16–17 марта 2007 г.) было дано разъяснение, каким фактически должен быть судейский иммунитет. На некоторых моментах этого заключения я бы хотел остановиться.

Венецианская комиссия всегда критически относилась к тому, что иммунитет судей в Украине слишком широкий и охватывает их имущество, жилье, служебные помещения, средства передвижения и связи, а также многое другое, что напрямую не связано с их профессиональными обязанностями. Для качественного выполнения работы судье необходим лишь функциональный иммунитет – иммунитет от ареста и ряда других уголовно-правовых процедур, которые мешают работе суда. Такой функциональный иммунитет должен охватывать уголовную ответственность за непредумышленные ошибки, допущенные в процессе правосудия.

Поскольку общество наделило судей определенными полномочиями и доверием, необходимо, чтобы существовали и определенные способы привлечения судей к ответственности, а также правовые механизмы их увольнения с занимаемой должности в случаи грубого нарушения законов.

Судьи, совершившие в процессе своей деятельности правонарушение, которое при любых обстоятельствах будет классифицировано как уголовное (например, получение взятки), не могут использовать судейский иммунитет от простого уголовного процесса. Они должны нести ответственность за свои правонарушения на равных с рядовыми госслужащими, без каких-либо исключений, поскольку в таких случаях речь идет о правонарушениях, которые не охватывает и не может охватывать функциональный иммунитет судьи.

Но также следует отметить, что в решениях Европейского суда по правам человека против Украины уже неоднократно упоминалось о том, что органы досудебного расследования при сборе доказательной базы по делу прибегают к незаконным методам: фальсификации доказательств, подделке фактов и даже пыткам. Это решения ЕСПЧ по делам «Афанасьев против Украины» от 5 апреля 2005 г., «Вергельский против Украины» от 12 марта 2009 г. и ключевое в этом перечне решение «Нечипорук и Йонкало против Украины» от 21 апреля 2011 г. Учитывая то обстоятельство, что судья работает с уже собранными фактами и доказательствами, могут быть созданы условия для привлечения судьи к ответственности за его якобы незаконное судебное решение.

Чтобы исключить в дальнейшем возможность, по сути, незаконного привлечения судей к ответственности, сейчас судебная власть должна предостеречь Верховную Раду Украины от поспешного принятия подобных решений.

– Целесообразно ли, по Вашему мнению, законодательно предусматривать возможность увольнения судьи за нарушение присяги в случае, если в течение года было изменено или отменено более 10% принятых им решений, что предлагается законопроектом №1719?

– Отношение к этому предложению однозначно негативное. Сама идея возможности увольнения судьи с формулировкой «за нарушение им присяги» в связи с тем, что в течение календарного года было отменено, изменено или определено недействительными 10% его решений, определений и других процессуальных документов, противоречит всем действующим европейским стандартам и принципам правосудия. К тому же, в этом аспекте статистика – это всего лишь количественный показатель, но никак не качественный.

Европейские стандарты правосудия, сторонниками которых мы являемся, говорят нам о том, что толкование законов, оценка фактов и доказательств в процессе рассмотрения дел не должны быть основанием для ответственности судьи, за исключением случаев преступного умысла или злостной халатности в отношении к своим профессиональным обязанностям (п. 66, 68 рекомендаций СМ/Rec (2010) 12 Комитета министров Совета Европы, принятых 17 ноября 2010 г).

Кроме того, в заключении №747/2013 Венецианской комиссии относительно предложений по внесению изменений в проект закона о внесении изменений в Конституцию с целью расширения независимости судей Украины был сделан следующий вывод: ни одно увольнение судьи невозможно, если его действия (поведение) не подпадают под определение дисциплинарного правонарушения. При этом все дисциплинарные основания ответственности должны быть отдельно отображены в законе аналогично уголовным положениям (п. 55). Фактически об обязанности проведения классификации дисциплинарных правонарушений говорилось еще в решении Европейского суда по правам человека в деле «Александр Волков против Украины» от 9 января 2013 г.

Кстати, Украина – не первое государство в Европе, которое пытается ужесточить ответственность судей в сугубо юрисдикционных вопросах. В связи с этим Консультативный совет европейских судей в своем заключении №3 (2002) констатировал: «Если судья может быть привлечен к юридической и дисциплинарной ответственности из-за своих решений, говорить о сохранении какой-то независимости судебной власти или демократическом балансе ветвей власти не приходится». Именно для того, чтобы избежать подобных ошибок и перегибов, судебная власть обязана осуждать любые политические инициативы, направленные на ограничение свободы принятия судьями решений. И это никак не снимает с какого-либо судьи обязательство следовать законам в процессе принятия им определенных решений.

Судья, который халатно относится к судопроизводству или является некомпетентным при вынесении решения по делу, должен нести дисциплинарную ответственность. Но даже в таких случаях, как отмечено в заключениях Консультативного совета европейских судей (в частности, в заключении №3 (2002), важно, чтобы у судей были способы защиты при открытии дисциплинарного производства по отношению к ним. Такое производство должно гарантировать соблюдение основных принципов независимости судебной власти и осуществляться органом, свободным от какого-либо политического влияния, на основании конкретно зафиксированных в законе дисциплинарных правонарушений. Народные депутаты, министр юстиции либо любой другой представитель политической власти не должен принимать участия в работе такого дисциплинарного органа. В его составе в большинстве должны быть профессиональные судьи. Это обеспечит объективность и устранит присутствие политического элемента в принятии решений.

Для достижения этого необходимы решительные объединенные действия всех ветвей власти по внесению необходимых изменений в Конституцию Украины, а также последующих изменений в законодательство Украины, которое регулирует жизнедеятельность судебной системы.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Особенности урегулирования споров при участии судьи
Новости онлайн