Верховный пат

13:44, 5 октября 2015
Газета: 37-38 (305-306)
Почему Верховный Суд решил не обращаться в КСУ по поводу судейских зарплат
Верховный пат

Наталья Мамченко,
«Судебно-юридическая газета»

Что уронит авторитет Верховного Суда больше: отказ Конституционного Суда в рассмотрении его представления из-за отсутствия законных оснований для принятия его к производству, внесение в КСУ заведомо провального прошения или невнесение Пленумом ВСУ представления относительно очевидно неконституционного закона, когда его просят об этом судейские коллективы? Такая головоломка предстала перед судьями наивысшего судебного органа на предыдущей неделе, и решить ее оказалось непросто.

Так, на повестку дня Пленума ВСУ 2 октября с. г. были вынесены вопросы, касающиеся судейского вознаграждения. В частности, Пленум должен был рассмотреть три вопроса о возможности внесения конституционных представлений относительно: ч. 9 ст. 129 Закона «О судоустройстве и статусе судей» от 7.07.2010 в редакции Закона «О внесении изменений и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Украины» от 28.12.2014; п. 64 заключительных положений Закона «О Государственном бюджете Украины на 2014 год» от 16.01.2014 в редакции Закона «О внесении изменений в Закон Украины «О Государственном бюджете Украины на 2014 год» от 31.07.2014; ч. 3 ст. 133 Закона «О судоустройстве и статусе судей» от 7.07.2010 в редакции Закона «Об обеспечении права на справедливый суд» от 12.02.2015.

Вынужденная мера

Первым был рассмотрен вопрос относительно п. 64 заключительных положений Закона «О Государственном бюджете Украины на 2014 год». Как сообщил председатель ВСУ Ярослав Романюк, ранее действовала ст. 129 Закона «О судоустройстве и статусе судей», которая предусматривала, что судейское вознаграждение состоит из должностного оклада и различных доплат: за выслугу лет, пребывание на административной должности в суде и т. д. Также в этом законе было определено: должностной оклад судьи местного суда устанавливается в размере 15 минимальных зарплат, что должно было внедрятся поэтапно: сначала – 6 МЗП, потом – 8, 10 и т. д.

31 июля 2014 г. Верховная Рада приняла Закон «О внесении изменений в Закон Украины «О Государственном бюджете Украины на 2014 год». Ст. 6-4 данного закона предписывала установить, что максимальный месячный размер судейского вознаграждения ограничивается 15 размерами минимальной зарплаты. Таким образом, этот Закон ограничивал предусмотренный Законом «О судоустройстве и статусе судей» размер вознаграждения. Такие изменения, естественно, устраивали не всех судей, и некоторые из них обратились с исками, в частности, в Кировоградский окружной административный суд и Окружной админсуд Киева. Эти суды в процессуальном порядке постановили определения, которыми приостановили рассмотрение дел, и обратились к ВСУ, чтобы тот внес в КСУ представление на предмет конституционности указанной нормы закона.

«Согласно Закону «О Конституционном Суде Украины» и толкованиям, которые дал сам КСУ, он проверяет на соответствие Конституции только действующие законы. Поскольку закон о бюджете на 2014 г. исчерпал свое действие, добиваться, чтобы Конституционный Суд проверил его положения, нет оснований. Поэтому, исходя из процедурных оснований, предлагается отказать во внесении такого конституционного представления», – огласил проект решения Я. Романюк.

Не ожидая вопроса, почему в ВСУ ждали, пока к нему обратятся суды нижестоящего уровня, ведь это его полномочия – обращаться к КСУ по поводу положений законов, которые касаются функционирования судебной системы, глава Верховного Суда пояснил следующее: «Вопрос возможности и целесообразности обращения в КСУ по поводу указанной нормы, которая существенно урезает уровень судейского вознаграждения, мы обсуждали на совещании судей в июле 2014 г., а также в сентябре 2014-го на собрании судей, и потом неоднократно к нему возвращались. И мы с вами остановились на следующем. В закон о бюджете такие изменения были внесены вынужденно, в связи с проведением антитеррористической операции на Востоке Украины. Всем очевидно, что когда формировался бюджет, никто не прогнозировал такого развития событий. Требовались большие средства. и руководство государства вынужденно пошло на такой шаг. Учитывая это, а также то, что закон о бюджете носит временный характер, и этим законом размер зарплаты был ограничен не только судьям, но и другим госслужащим, и то, что мы с вами тоже граждане своего государства и должны быть вместе с другими гражданами в радости и в беде, мы с вами приняли решение о нецелесообразности обращения в КСУ. Тем более, что таким путем пошли другие страны, которые сталкивались с подобными проблемами, и практика Европейского суда по правам человека. Сейчас, поскольку закон исчерпал свое действие, процедурных перспектив для рассмотрения такого представления в КСУ нет, и заранее можно прогнозировать, что КСУ откажет в открытии производства, предлагается признать, что основания для обращения отсутствуют».

Судья ВСУ, председатель Совета судей Украины Валентина Симоненко предложила все-таки указать, что указанные положения закона сужают гарантии судейской независимости. Впрочем, Я. Романюк опять напомнил, что судьи ВСУ на собрании пришли к выводу, что оценивать как урезание гарантий независимости такие изменения в закон нельзя, так как они носят вынужденный временный характер и распространяются на многие другие профессии. «Сейчас это будет крик в пустыне. Тогда мы не обратились, а сейчас, когда это уже ничего не даст, мы будем позиционировать себя поборниками судейской независимости?», – возразил Я. Романюк.

В свою очередь, судья ВСУ Валентин Косарев предложил исключить мотивационную часть о том, что судам следует руководствоваться действующим на данный момент законом. «Почему авторы постановления дают оценку и толкование закону, который оспаривается в судах? – задался вопросом он. – Чтобы мы не давили на суды, где сейчас рассматриваются дела, своей позицией, предлагаю исключить из проекта абзацы, где идет речь о том, что закон нужно исполнять в связи со сложившейся ситуацией, и оставить только процедурные моменты. Пленум ВСУ сегодня не тот орган, который дает толкование. Кроме того, данные споры в дальнейшем могут попасть и в Верховный Суд».

С предложением не вдаваться в оценку согласились и остальные участники Пленума. В частности, судья ВСУ Виктор Маринченко отметил: «Я считаю, и в прошлом году, и сейчас мы пытаемся принять политическое решение. Показать, что вникаем в ситуацию, сложившуюся в государстве, и можем отставить судейскую независимость в сторону. На рассмотрении судов конкретные дела. Возможно, части судей ВСУ придется эти дела решать. Сейчас мы публично выскажем свою точку зрения, но ведь судьи ВСУ могут впоследствии занять другую позицию. Поэтому давайте исключим все политические оценки из проекта». В итоге Пленум ВСУ проголосовал за то, чтобы в проекте постановления остался только процедурный момент.

Нет закона – нет и представления

Аналогичная ситуация сложилась с вопросом, значившимся первым в повестке. Напомним, ч. 9 ст. 129 Закона «О судоустройстве и статусе судей» появилась в связи с принятием 28 декабря 2014 г. Закона «О внесении изменений и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Украины». В ней говорилось, что судье с момента окончания его полномочий до момента принятия решения о его увольнении в отставку осуществляется выплата судейского вознаграждения в размере одной минимальной заработной платы в расчете за один полный календарный месяц.

Эта норма также породила обращения судей в административные суды. Рассматривая такое дело, Винницкий апелляционный админсуд 3 июня попросил ВСУ инициировать вопрос о конституционном представлении. Однако названный закон на сегодня утратил силу. «Проблема есть, и она может быть решена при рассмотрении конкретного дела в суде, а мы как Пленум ВСУ не вправе наперед по этому поводу высказываться. Поступит дело в палату ВСУ – она по этому поводу примет решение», – подчеркнул Я. Романюк. В ответ на замечание В. Косарева о том, что подобная проблема все равно остается в законодательстве, глава ВСУ отметил, что ничто не мешает подготовить данный вопрос и позже инициировать его перед КСУ.

Что касается третьего вопроса – о конституционности ч. 3 ст. 133 Закона «О судоустройстве и статусе судей» в редакции Закона «Об обеспечении права на справедливый суд», то на Пленум был вынесен, по словам докладчика, обширный проект постановления со ссылками на ряд решений Совета Европы и КСУ, где сказано, что надлежащий уровень материального обеспечения судьи – одна из гарантий его независимости. «Согласно с практикой ЕСПЧ, когда государство дало повод для законных ожиданий, а потом отказалось от обещанного, это также можно расценивать как урезание существующих гарантий», – заявил Я. Романюк. По его словам, в проекте постановления предлагалось констатировать, что учитывая законные надежды судей на реализацию предыдущего закона (о 15 МЗП), новый закон, которым установлен должностной оклад судьи местного суда в размере 10 «минималок», является ничем иным, как урезанием гарантий. Однако незадача: в проекте вновь было сказано, что оснований обращаться в КСУ нет.

«Прогнозируем ситуацию, исходя из полномочий КСУ. Было 15, стало 10. Норма о 15 МЗП утратила силу, а о 10 мы предлагаем признать неконституционной. Получается, не останется нисколько. КСУ самостоятельно не сможет определить, какой должен быть должностной оклад судьи местного суда – это полномочия парламента. Насколько быстро он справится со своим заданием, вопрос. Может ли КСУ возобновить действие предыдущего закона? Может, и он это уже делал, например, в решении от 3 июня 2013 г. относительно пенсионной реформы Тигипко. Сейчас, если КСУ признает неконституционными положения закона от 12.02.2015, возобновлять нечего, так как перед этим действовала норма закона от 28.12.2014, который утратил силу. Идти еще дальше, возвращаться к редакции закона от 7.07.2010 КСУ не может», – описал ситуацию председатель ВСУ. По его мнению, проблему надо решать на законодательном уровне: «Работа ведется, и есть луч света в конце туннеля – есть понимание и готовность эту проблему решать». Правда, кем конкретно она ведется и когда будет принято решение, Я. Романюк не уточнил.

«Если два промежуточных изменения в данный закон не дают нам возможности высказаться о том, что фактически ухудшились наши права, о чем мы вообще говорим? – удивился В. Маринченко и добавил: – Очевидно, что закон неконституционный, и мы хотим это констатировать в постановлении, но обращаться в КСУ не будем?»

В свою очередь, судья ВСУ Иван Шицкий подчеркнул, что основанием для обращения в КСУ является неконституционность закона сама по себе: «Мы, выходит, своим авторитетом подтверждаем, что этот закон соответствует Конституции. Когда мы говорим, что нет оснований, юрист это читает так: Верховный Суд признал закон конституционным». В связи с этим судья попросил этот вопрос отложить, «чтобы не ставить под удар авторитет ВСУ». На это Я. Романюк ответил, что коллективы судов ждут реакции ВСУ уже не первый месяц. «Так чего они ждут – отказа или обращения в Конституционный Суд?», – парировал И. Шицкий.

В итоге судьи решили еще раз обсудить проект в судебных палатах, поработать с правовым управлением и вынести его на следующее заседание. Отметим, что в начале ноября на Пленум ВСУ планируется вынести и другие вопросы, в частности, касающиеся оценивания судей.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Особенности урегулирования споров при участии судьи
Новости онлайн