«Ближе к теме!»

13:34, 26 октября 2015
Газета: 41 (309)
Конституционный суд начал рассмотрение по существу представлений народных депутатов и Верховного Суда по Закону «Об очищении власти»...
«Ближе к теме!»

Вячеслав Хрипун,
«Судебно-юридическая газета»

Конституционный Суд Украины (КСУ) 22 октября начал рассмотрение по существу представления 47 народных депутатов и двух представлений Верховного Суда Украины (ВСУ) относительно неконституционности ряда положений Закона «Об очищении власти». Рассмотрение сопровождается повышенным вниманием со стороны политиков, СМИ и общественности, громкими заявлениями и, по сути, прямым давлением на суд со стороны законодательной и исполнительной власти. Их представители настаивают, что действующий состав КСУ не имеет права рассматривать представления, поскольку 7 судей из 16 якобы позволили бывшему Президенту В. Януковичу узурпировать власть в 2010 г.

Долгая дорога к заседанию

Напомним, что Закон «Об очищении власти» был с большим трудом принят парламентом еще 16 сентября 2014 г. 9 октября 2014 г. его подписал Президент Петр Порошенко. Закон предусматривает увольнение руководящих должностных лиц, работавших в 2010–2014 гг. при Президенте В. Януковиче, лиц, принимавших участие в противостоянии с участниками акций протеста в ноябре 2013 – феврале 2014 гг., а также бывших руководящих работников КПСС, КГБ и комсомола. Закон касается и судей, принимавших решения об арестах активистов протестных акций или просто выносивших решения не в их пользу.

Буквально сразу после вступления Закона в силу в разных государственных учреждениях и правоохранительных органах начались увольнения сотрудников. Это вызвало негодование уволенных, посчитавших, что новая власть увольняет всех без разбора, руководствуясь не законом, а принципом революционной целесообразности. По состоянию на 23 октября в реестре люстрированных лиц уже числилось 785 человек. В большинстве случаев конкретная вина уволенных никак не устанавливалась, что дало им повод обратиться в суд. Но суды не решались взять на себя ответственность за вынесение решений и часто приостанавливали производства. В отдельных случаях они вынуждены были отказывать истцам под прямым давлением со стороны политиков и общественных активистов.

По данным, обнародованным в КСУ 22 октября, по состоянию на 1 октября 2015 г. всего в окружные административные суды поступило 831 исковое заявление от люстрированных лиц (541 из них не рассмотрено). Из них 171 заявление поступило в апелляционные административные суды, 60 – в Высший административный суд и 16 – в административную палату Верховного Суда.

Затем в КСУ стали поступать представления относительно соответствия отдельных положений Закона «Об очищении власти» Конституции. Всего их было три. Два из них направил Верховный Суд (17 ноября 2014 и 16 марта 2015 г.) и еще одно – группа из 47 народных депутатов фракции «Оппозиционный блок» (20 января 2015 г.). Судей и депутатов не устроило, в частности, то обстоятельство, что люстрация применялась к должностным лицам на основании только пребывания их на определенных должностях в период президентства В. Януковича, а не допущенных ими злоупотреблений. Одновременно ряд положений Закона жестко раскритиковала Венецианская комиссия, что дало повод говорить о необходимости внесения в него изменений. 1 апреля 2015 г. все три представления были объединены в одно производство, а 16 апреля, в условиях мощных информационных атак и акций протеста, КСУ открыл пленарное заседание в форме устного слушания (подробнее см. в «Судебно-юридической газете» №15 (283) от 20 апреля 2015).

По мнению противников рассмотрения представлений, КСУ не имеет права рассматривать их, поскольку часть его судей своими решениями в 2010 г. якобы содействовали узурпации власти В. Януковичем. В первую очередь, речь идет о решении КСУ от 30 сентября 2010 г. Тогда Суд рассмотрел представление 252 народных депутатов, посчитавших, что Закон «О внесении изменений в Конституцию Украины» №2222-IV от 8 декабря 2004 г. был принят парламентом с нарушением установленной процедуры – без обязательного вывода Конституционного Суда о соответствии вносимых изменений Основному Закону. В 2010 г. КСУ признал Закон «О внесении изменений в Конституцию Украины» несоответствующим Конституции «в связи с нарушением конституционной процедуры его рассмотрения и принятия», после чего он утратил силу. Конституция была восстановлена в своей первоначальной редакции от 28 июня 1996 г. Отметим, что из состава судей КСУ, вынесших такое решение, сейчас имеют право осуществлять полномочия только 5 человек.

К заседанию 22 октября КСУ подошел на грани кворума. В августе 2015 г. истек срок полномочий у судей Василия Брынцева, Петра Стецюка и Виктора Шишкина, а еще раньше достиг предельного возраста, позволяющего осуществлять полномочия судьи, Александр Пасенюк. Новых назначений не последовало, и сейчас судей, имеющих полномочия, оставалось только 13. С учетом информации о болезненном состояния еще двух судей КСУ, 21 октября появились слухи, что заседание вообще может быть перенесено на неопределенный срок.

Скандалы и заявления

В начале заседания судьи-докладчики Наталья Шаптала и Александр Литвинов зачитали экспертные выводы научных и учебных заведений по вопросам, поставленным КСУ относительно закона «Об очищении власти». В целом их суть сводилась к тому, что этот закон не лишен недостатков. В частности, ставилась под сомнение необходимость проведения люстрационной процедуры в отношении бывших руководящих работников КПСС и комсомола спустя 23 года после того, как Украина стала независимым государством.

Впрочем, в беседе с «Судебно-юридической газетой» судья КСУ в отставке Иван Домбровский, участвующий в заседаниях в качестве приглашенного эксперта, отметил, что судьи-докладчики несколько сгустили краски. «В ответах экспертов все не так плохо, просто судьи-докладчики сделали уклон в сторону негатива», – посетовал он. Неожиданной оказалась дискуссия между судьями КСУ Н. Шапталой и Николаем Мельником. Последнего смутило, что один из экспертных ответов был получен от Национального университета «Одесская юридическая академия». «Вас не смущает, что ответ поступил от человека, который сам попал под люстрацию»? – обратился он к Н. Шаптале. «Вы хотите меня в чем-то уличить? Вывод делал не лично С. Кивалов, а известный эксперт, и вообще это учебное заведение традиционно принимает участие в подготовке экспертных заключений», – парировала та.

Затем слово было предоставлено представителям 47 народных депутатов, направивших в КСУ представление – народным депутатам от фракции «Оппозиционный блок» Юрию Мирошниченко и Василию Нимченко (судья КСУ в 1996–2005 гг.). Их выступления свелись к критике положений Закона «Об очищении власти», который, по их словам, нарушает ряд основополагающих прав и свобод человека, не содержит презумпции невиновности и предполагает увольнение за сам факт пребывания на определенной должности в годы президентства В. Януковича.

Достаточно жестким было выступление В. Нимченко. Он сходу назвал событий 2013–2014 гг. «переворотом» и поставил под сомнение ряд принципов проводимой новой властью люстрации. «Это не люстрация, это месть. В ряде случаев закон предусматривает коллективную ответственность, а не индивидуальную, что является нарушением международных стандартов права. Разве это нормально, когда в Министерстве юстиции создана инквизиция (департамент по вопросам люстрации – прим. авт.), которая увольняет людей с запретом занимать должности без решений судов, только на основании своих соображений?», – буквально кричал экс-судья. – В 1990-е гг. многие страны Восточной Европы проводили люстрацию бывших руководящих работников коммунистических партий и судей, но потом ЕСПЧ признал, что при этом допускались массовые нарушения принципов права».

При этом некоторые вопросы судей КСУ остались без внятного ответа. Например, на вопрос судьи Игоря Слиденко, допускались ли нарушения прав человека при проведении денацификации в послевоенной Европе или декоммунизации в Восточной Европе в 1990-х гг., В. Нимченко ответил общими фразами – дескать, ради справедливости в таком случае следовало бы люстрировать и действующего секретаря Совета национальной безопасности и обороны Александра Турчинова, который в советское время был высокопоставленным руководителем комсомола.

Ответ со стороны сторонников люстрации был не менее жестким, а в некоторой степени и оскорбительным. Представитель фракций парламентской коалиции, народный депутат Егор Соболев то и дело допускал неуважительные заявления в адрес членов КСУ и оппонентов из «Оппозиционного блока». Вначале он долго требовал, чтобы КСУ перенес рассмотрение дела на другой день, и только после долгих увещеваний со стороны председателя КСУ Юрия Баулина начал задавать вопросы Ю. Мирошниченко и В. Нимченко. Причем последнего он отказался называть по имени-отчеству, именуя его «этот профессор» или «это лицо», чем задел самолюбие бывшего судьи КСУ. При этом бросалось в глаза, что в законах и юридической практике Е. Соболев ориентируется достаточно поверхностно, предпочитая делать политические заявления в духе «бывшие регионалы и действующая власть хотят украсть у нас люстрацию», и руководствуется в основном подсказками представителя парламента в КСУ Анатолия Селиванова. «Вы кого защищаете? Чиновников, которые сплошь коррумпированы и обслуживали Януковича и судей, выносивших незаконные решения? Какие тут могут быть нарушения права на труд?», – кричал Е. Соболев.

В итоге дискуссия часто переходила на личности, уходила от предмета рассмотрения, что вынуждало вмешиваться в перепалки Ю. Баулина. «Зачем вы все это делаете? КСУ – не место для политических деклараций. Давайте, наконец, ближе к делу!», – то и дело обращался он к участникам процесса, буквально кричащим друг на друга.

Не менее активной была дискуссия с представителем КСУ Александром Волковым. Он отметил, что коллективная ответственность, которая, наряду с индивидуальной, предусмотрена в Законе «Об очищении власти» – это «варварство». «Не разъясняется, что такое «индивидуальная ответственность», непонятно, почему судьи должны нести ответственность за принятые решения. Если были допущены нарушения закона, это должен установить суд», – отметил А. Волков. В ответ Е. Соболев традиционно заявил, что судьи не хотят очищаться и однозначно должны быть наказаны за принятые ими во время Майдана решения. В итоге уже 23 октября он заявил ходатайство об отводе ряда судей КСУ, после чего они на неопределенный срок ушли в совещательную комнату.


КОММЕНТАРИИ ЭКСКЛЮЗИВ

Леонид Емец, народный депутат, представитель парламентской коалиции в КСУ

– Этот состав Конституционного Суда не имеет права рассматривать представления относительно Закона «Об очищении власти», поскольку очевиден конфликт интересов. В свое время они незаконно вернули действие Конституции в редакции 1996 г., тем самым предоставив В. Януковичу широкие полномочия. И мы, и Генеральная прокуратура усматриваем в действиях многих судей КСУ состав преступления. Это значит, что они сами подпадают под люстрацию как лица, способствовавшие узурпации власти В. Януковичем. Конфликт интересов тут очевиден. Судьи КСУ, принимавшие решения в интересах тогдашнего Президента, обязаны взять самоотвод.

21 октября мне стало известно, что планируется заседание КСУ по представлениям относительно закона «Об очищении власти». Мы не знали, что 22 октября планируется рассмотрение представлений, и не успели подготовиться. Вместе с постоянными представителем Верховной Рады в Конституционном Суде А. Селивановым мы 21 октября поехали в КСУ знакомиться с материалами дела. Там к нам подошел помощник главы КСУ и попросил нас подняться в кабинет председателя. В присутствии нас и судей-докладчиков Н. Шапталы и А. Литвинова Ю. Баулин сообщил, что некоторые судья КСУ чувствуют себя чрезвычайно плохо и, по его мнению, 22 октября заседание суда не состоится из-за отсутствия кворума. Мы просили сообщить нам об этом официально, но этого сделано не было.

Заявление Премьер-министра А. Яценюка от 21 октября нельзя считать давлением на суд. Если дело части судей КСУ находится в стадии расследования, очевидно, что к ним есть претензии. Истоки Майдана, войны на Востоке и нынешнего кризиса лежат как раз в том самом решении КСУ в сентябре 2010 г., когда они дали В. Януковичу широкие полномочия. Поэтому эти судьи не имеют права рассматривать представления.

Юрий Мирошниченко, народный депутат, представитель 47 народных депутатов в КСУ

– В цивилизованном мире невозможно лишать человека права на труд, исходя только из желания действующей власти. В судебном порядке должна быть установлена вина каждого человека, и только потом должна определяться индивидуальная ответственность того или иного лица. Важно понять, что мы выступаем не против Закона «Об очищении власти» и люстрации как таковых, а против отдельных положений Закона. Он не должен применяться к человеку только по той причине, что он занимал тот или иной пост в определенный период времени. Никем не установлено, принимал ли этот человек участие в каких-то событиях, содействовал ли он узурпации власти или нет. Это относится и к судьям, в т. ч. Конституционного Суда. Законные решения выносили судьи в 2010, 2013–2014 гг. или нет, должны решать Высший совет юстиции и суд, а не Президент, Премьер-министр или народные депутаты.

Что касается заявлений о конфликте интересов у судей КСУ, что якобы делает невозможным рассмотрение ими внесенных представлений, то само по себе наличие такого конфликта не является препятствием для участия судей в судебном заседании. Конфликт интересов должен быть вначале заявлен, и только потом судьи должны решать, есть он в действительности или нет. Я считаю, что действующий состав КСУ вполне полномочен рассматривать представления. Все заявления и уверения в обратном – это ничто иное, как спекуляции и давление на суд. Судьи вообще не должны нести ответственность за принятые в законном порядке решения.

Егор Соболев,председатель Комитета ВР по вопросам предотвращения и противодействия коррупции, представитель парламентской коалиции в КСУ

– Я думаю, что судьям КСУ просто дали указание провести заседание именно 22 октября. В как можно более быстром завершении рассмотрения вопросов по закону «Об очищении власти» заинтересованы бывший глава Администрации Президента В. Януковича Сергей Левочкин и Президент Петр Порошенко. Судьи КСУ сейчас работают только благодаря бездеятельности Генеральной прокуратуры и СБУ, которые контролируются Президентом. В 2014 г. мы хотели распространить действие Закона «Об очищении власти» на самого П. Порошенко, но тогдашний его представитель в парламенте Руслан Князевич заявил, что в таком случае П. Порошенко ни при каких обстоятельствах Закон не подпишет. Давление на нас тогда было сильное. Президент, большинство министров и народных депутатов не хотели, чтобы этот Закон был принят.

Татьяна Козаченко, директор департамента по вопросам люстрации Министерства юстиции, представитель КМУ в КСУ

– Конфликт интересов у судей КСУ очевиден. Считаю, что судьи КСУ – заинтересованные лица, поскольку они сами подпадают под люстрацию, но при этом рассматривают положения люстрационного закона на предмет их соответствия Конституции. Однако судьи КСУ не дают нам возможности заявить соответствующие ходатайства об отводе. Они просто блокируют наши попытки, хотя мы имеем право это сделать. Министерство юстиции о заседании 22 октября узнало только за два дня до него. Это при том, что министр юстиции Павел Петренко и представитель Верховной Рады Леонид Емец участвуют в заседании Венецианской комиссии. Как вообще может рассматриваться дело в их отсутствие?

Иван Домбровский, председатель Конституционного Суда Украины в 2006–2007 гг.

– По поводу обвинений о конституционном перевороте 2010 г. хочу отметить, что вопрос о конституционности принятых в 2004 г. парламентом изменений в Конституцию обсуждался в КСУ еще и в 2008 г. по инициативе тогдашнего Премьер-министра Юлии Тимошенко. Однако дело было закрыто. Хотя я еще тогда выступал за то, чтобы Закон «О внесении изменений в Конституцию Украины» №2222-IV был признан неконституционным, поскольку была грубо нарушена процедура его принятия.

30 сентября 2010 г. я бы сам проголосовал за признание этого закона несоответствующим Конституции, но только при условии, чтобы был исключен абзац, где было сказано, что Конституция в действующей на тот момент редакции прекращает свое действие, и восстанавливается прежняя редакция. Это была ошибка, этого Конституционный Суд не имел права делать, он превысил свои полномочия. Нужно было написать, что закон №2222-IV был принят с нарушениями и утратил действие. Дальше должна была действовать Верховная Рада – проголосовать заново и исправить допущенные ошибки. Кстати, восстановление Конституции в редакции 2004 г. в феврале 2014 г. тоже произошло неконституционным способом. КСУ соответствующего заключения не давал. Если вдруг сменится власть, те же претензии, что сейчас предъявляются судьям КСУ за решение 30 сентября 2010 г., можно будет предъявить народным депутатам за февраль 2014 г. и начинать расследование в их отношении.

Александр Волков, судья Верховного Суда Украины, представитель ВСУ в КСУ

– Вызывает сомнение увольнение того или иного лица только на основании его принадлежности к тому или иному органу власти. Неясно, что делать с должностными лицами, которые работали, например, год в указанное в законе время – с 2010 по 2014 г., но уволились раньше осени 2013 – зимы 2014 гг. В чем заключается их ответственность? Как определять степень их вины? Вина каждого человека должна быть доказана, или хотя бы в законе должно быть указано, что делал тот или иной человек в определенное время. Ведь может быть так, что человек не делал ничего противозаконного, наоборот, противился незаконным указаниям и не исполнял их.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Сколько прокуроров было уволено за год
Сегодня день рождения празднуют
  • Елена Ситайло
    Елена Ситайло
    судья Апелляционного суда Киева
  • Дмитрий Костенко
    Дмитрий Костенко
    судья Окружного административного суда Киева
  • Андрей Бабаев
    Андрей Бабаев
    судья Харьковского окружного административного суда
Новости онлайн