Материнская любовь

12:42, 2 ноября 2015
Газета: 42 (310)
Сколько себя помнит Марина, отец всегда скандалил с мамой, иногда до рукоприкладства доходило...
Материнская любовь

Уже больше недели бабушка не отвечает на ее звонки. Обеспокоенная, Марина (имена и фамилии изменены) едва дождалась выходного дня и вместе с мужем отправилась на Левобережный массив. Странно: квартира бабушки опечатана, в замке, видно, кто-то ковырялся. Марина нажала на кнопку звонка – за дверью тишина. Из соседней квартиры выглянула женщина, сказала почему-то сердито:

– Не звони! Нет там никого!

– А где бабушка? – голос от волнения охрип.

– Отец твой убил ее. Дней 10 назад. Отмучилась, бедная! Сковородкой по голове, ножкой от табуретки бил, изувер проклятый!

Сколько себя помнит Марина, отец всегда скандалил с мамой, иногда до рукоприкладства доходило. Марине было 12, когда родился Валерка. Вскоре после этого отец потерял работу (выгнали из-за частых прогулов и пьянства). «Нет больше сил терпеть», – плакала мама. Отец ушел жить к своей матери, Нине Ивановне Татаркиной, в 1-комнатную квартиру. С тех пор больше 10 лет прошло. Мать Марины не общалась ни с бывшим мужем, ни со свекровью. Отец тоже не предпринимал попыток наладить отношения с семьей. Лишь дважды в год созванивался с дочерью: поздравляли друг друга с днем рождения.

Бабушку Марина любила, часто звонила ей, раз в неделю-две навещала. Иногда Нина Ивановна сама приезжала к внучке в гости.

«Я знала, что отец по-прежнему не работает, сидит на бабушкиной шее, часто выпивает. Но бабушка никогда на него не жаловалась, – рассказывает Марина. – Она всегда защищала его».

Нину Ивановну часто видели возле пункта приема стеклотары – она ходила туда сдавать бутылки. Вырученные деньги служили дополнением к скудному бюджету. 73-летняя старушка сама собирала посуду в местах скопления людей, сын даже в этом не помогал ей.

***

Вечером мать пошла в магазин за хлебом. Только она вышла за порог, как в дверь позвонил Денис Муркин. Татаркин обрадовался гостю, отправил его в аптеку за медицинским спиртом, и спустя 10–15 минут приятели уже сидели за столом в кухне.

Вроде и недалеко до хлебного магазина, но Нина Ивановна пришла домой только через полтора часа. Юрий с гостем пьяно спорили о чем-то. Женщина предложила сыну проводить приятеля домой, ибо тот пребывал в таком состоянии, что вряд ли мог добраться самостоятельно. Проводили. Когда вернулись домой, было около 11 ночи. Нина Ивановна собиралась ложиться спать, а Юрий отправился на кухню допивать оставшийся спирт.

Из-за чего у них с матерью началась словесная перепалка, Юрий Николаевич вспомнить не может. Но трезвому человеку нетрудно догадаться о ее причине. Возможно, мать сказала сыну: «Хватит пить!», возможно, упрекнула, что пора бы найти работу… Такие перепалки у них случались довольно часто. Нина Ивановна, понимая, что ей не уснуть, стала одеваться.

– Ку-уда? – крикнул сын.

– Куда глаза глядят! – ответила в сердцах.

Это еще больше разозлило Татаркина. Он выбежал в прихожую, схватил мать за плечи и толкнул на входную дверь. «Чтобы остановить ее, – позже будет объяснять Юрий. – Не помню, может, я ударил ее». От толчка или от удара женщина присела на пол. Сын вернулся в кухню, но продолжал наблюдать за ней. Он видел, как Нина Ивановна с трудом поднялась, надела куртку, обулась, принялась открывать дверь. Это еще больше разозлило Татаркина. Он опять бросился к матери, схватил ее за плечи и стал трясти, толкая на дверь. Потом ударил по лицу. Мать упала. Юрий склонился над ней и наносил удары по лицу, по голове… Она не сопротивлялась. Затем сын ушел в комнату смотреть телевизор. Он слышал, как мать стонала, пыталась что-то сказать, но вскоре уснул.

Утром он проснулся около шести и пошел в кухню попить воды. Мать лежала в прихожей, тяжело дышала, стонала и на его слова не реагировала. Глаза закрыты, лицо отечное, опухшее…

События того утра он помнит четко, но рассказывает не все, кое-что утаивает. В свою пользу, конечно. Взял пенсионную карточку матери и снял с нее в банкомате тысячу рублей. «На лекарство», – думал в свое оправдание. Купил несколько флаконов медицинского спирта. Шел домой и встретил Вадима К., грузчика из пункта приема стеклотары. Пригласил его выпить. Тот согласился.

Рассказывает Вадим К.: «Татаркин был сильно пьяный и долго не мог открыть дверь. В кухне повсюду разбросаны посуда и продукты. Мы пили спирт, разбавляя его водой. После второго стакана Юрий предложил: «Пойдем, посмотришь, как я избил свою мать!» Женщина лежала в комнате на кровати. Все лицо – в сильнейших кровоподтеках, оба глаза заплыли от гематом, нос и волосы в запекшейся крови»…

Увиденное шокировало Вадима, он закричал, что нужно вызывать скорую. Но Татаркин ответил:

– Не надо, меня могут посадить…

Вадим побежал в аптеку, спросил у провизора мазь от гематом.

Татаркин пил в кухне спирт, а Вадим набрал в миску теплой воды и стал осторожно смывать кровь с лица Нины Ивановны. Пострадавшая хрипела. «Это от боли, – думал Вадим. – Значит, жива». Но в какой-то момент он понял, что женщина умирает. Попробовал пульс – его не было. «Где у вас телефон?» – крикнул Татаркину. Тот не ответил – он уже спал, лежа на диване рядом с кроватью умиравшей матери.

Чтобы вызвать скорую Вадим попросил телефон у продавщицы киоска. Затем вернулся в квартиру и стал дожидаться приезда врачей. Но их помощь Нине Ивановне уже не понадобилась. Доктор позвонил в РОВД и дождался, пока приедут сотрудники милиции.

В отношении Татаркина Юрия Николаевича возбудили уголовное дело. Будучи допрошенным в качестве обвиняемого, он полностью признал свою вину в совершенном преступлении.

Как мы знаем из изложенного выше, Татаркин из-за провалов в памяти вследствие алкогольного опьянения, а также из боязни наказания не полностью рассказал о том, что произошло. Восстановить события помогли показания свидетелей и вещественные доказательства, найденные на месте преступления.

Основной причиной смерти Татаркиной Н. И. стала внутричерепная травма, усложнившаяся кровоизлиянием в мозг. Как оказалось, Юрий Николаевич избивал мать чугунной сковородкой и ножкой от табурета.

Изучением личности обвиняемого установлено, что он состоит на учете у психиатра с диагнозом «психические и поведенческие расстройства вследствие употребления алкоголя». В суде Татаркин раскаялся в совершенном преступлении, и можно надеяться, что его раскаяние – искреннее. Но Нину Ивановну этим к жизни не вернуть.

«Отмучилась, бедная», – говорят соседки, в течение многих лет наблюдавшие жизнь матери и сына Татаркиных.

***

Татаркин Юрий Николаевич, 1960 г. р., признан судом виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 121 УК Украины. Ему назначено наказание в виде лишения свободы на срок 8 лет 6 месяцев.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как судьям будут компенсировать сверхурочные
Сегодня день рождения празднуют
  • Лилия Катеринчук
    Лилия Катеринчук
    судья Кассационного хозяйственного суда Верховного Суда
  • Татьяна Войтенко
    Татьяна Войтенко
    судья Подольского районного суда Киева
Новости онлайн