«Коля, прости…»

12:40, 9 ноября 2015
Газета: 43 (311)
Осинкина по-прежнему твердила следователю: «Давно не видела Николая, соседи врут!»
«Коля, прости…»

Утром Валентина Петровна (имена и фамилии изменены), как всегда,вышла во двор кормить своих подопечных – живущих в подвале бездомных котов и кошек. Поставила на асфальт пластиковые мисочки с едой, беглым взглядом пересчитала едоков. Недоставало одного недавно приблудившегося к «стае» котенка. Женщина подошла к подвальному окошку, стала «кискать» опоздавшего, и вдруг взгляд ее натолкнулся на человеческое тело. То был мужчина. Полулежа, он развалился в углу – то ли спал, то ли…

Муж Валентины Петровны, наблюдавший с балкона за кошачьей трапезой, вдруг услышал душераздирающий крик. Кубарем скатился с этажа, бросился к жене:

– Что? Что случилось?

– Там… там, – не в силах вымолвить ни слова, Валентина Петровна указывала пальцем на подвальное окно.

Возле дома собирались жильцы. Вскоре подъехали сотрудники милиции, машина скорой помощи. Человек еще дышал, но был без сознания. Видно, он лежал здесь долго, потерял много крови. Из редкой толпы раздался чей-то голос:

– Так это же Николай, Зинкин сожитель…

По дороге в больницу Николай умер. Зинаида Осинкина, проживавшая в соседнем доме, была доставлена в районное отделение милиции. На все вопросы у женщины был один ответ: «Ничего не знаю, сожителя давно не видела». А в это время участковый беседовал с ее соседями. То, что они сообщили, резко противоречило словам задержанной.

Зинаида Осинкина, 35 лет, имела не самую хорошую репутацию. Одинокая, нигде не работающая женщина жила за счет сожителей, ни один из которых надолго не задерживался. Соседи не вмешивались в жизнь непутевой Зины, поскольку вела она себя тихо, ни с кем не ссорилась, при встречах всегда здоровалась – тихо, опустив глаза. «Ну, пьет женщина, возможно, у нее на то есть свои причины…»

Николай Иванович прожил с Зинаидой дольше, чем его предшественники. Был он старше своей сожительницы без малого на два десятка лет. На вид серьезный, пьяным его не видели. Работящий – лавочки возле подъезда починил, осенью березку посадил. Что удерживало его возле Зинаиды, трудно сказать. Может, влюбился, намеревался с ней семью создать, а может, просто жить было негде.

Накануне случившегося Николая Ивановича около шести часов вечера видели сидевшие на лавочке женщины – он всегда в такое время с работы возвращался. Выходит, лгала следователю Осинкина, когда говорила, что давно не видела своего сожителя. А почему лгала?

Ни вечером, ни поздно ночью из квартиры Зинаиды не доносилось никакого шума, т. е. ничего подозрительного не было замечено. Осинкина по-прежнему твердила следователю: «Давно не видела Николая, соседи врут!» Участковый продолжал обход квартир, однако ничего нового не услышал. Прежде, чем уйти со двора, он остановился под березкой, посаженной Николаем Ивановичем, закурил. И тут заметил тщедушного вида мужчину, который делал ему какие-то знаки. Подошел.

Мужчина назвался Василием Ивановичем.

– Я во-он в той квартире живу, – показал он на балкон пятого этажа. – Бессонницей мучаюсь. На балконе курить жена не разрешает, так я во двор выхожу. На этой лавочке иногда до рассвета сижу. Район у нас спокойный, хулиганов не наблюдается. Сижу, значит, свежим воздухом дышу. Вдруг вижу – из подъезда трое выходят, два мужика и женщина. Мужчин не знаю, а в женщине Зинаиду признал. Мужики какой-то рулон несут – типа свернутого ковра. Ноша, по всей видимости, тяжелая. Зинаида мужикам помогает. Я еще подумал: что бы это могло быть? Почему ночью и без Николая?

– Куда они пошли? – спросил у Василия Ивановича участковый.

– За угол завернули. Я за ними не следил. Утром вернулся с работы, с суток, а жена рассказывает… Неужели они Николая, того… убили?

Зинаида Осинкина опять отвечала следователю: «Врет мужик. Ночью я спала. Николая не видела. Из дома не выходила».

На установление личности всех знакомых и бывших сожителей Осинкиной ушло еще некоторое время. Постепенно вырисовывалась картина преступления…

***

Когда Николай Иванович вернулся с работы, в квартире, кроме Зинаиды, было двое мужчин. Хозяйка и гости сидели в кухне и пили водку.

– Зина, ты же обещала, – укоризненно проговорил Николай Иванович.

– Шша, мужик! – сказал гость – тот, что помоложе. – И вообще, кто ты такой, чтобы Зинке указывать? Она больше не желает тебя знать!

– Зи-ина… – опять проговорил Николай.

Зинаида не отвечала, глаза – в пол, плечи опущены. Николай Иванович решил выпроводить мужчин, а Зинаиду уложить спать. Проспится – потом уж и разговаривать можно. Но Зинаида неожиданно воспротивилась – дескать, гости ко мне пришли…

Говорят, Осинкиной не свойственна агрессивность, но тут она неожиданно поднялась с места и с зажатым в руке ножом, обойдя сидевших за столом мужчин, двинулась на Николая. Он не отступил, не попытался защищаться, так как не ожидал от Зинаиды того, что она в следующее мгновение сделала. А она ударила его ножом в живот, три раза подряд. Длинное лезвие глубоко входило в тело…

Эти подробности рассказали на допросе 30-летний Валерий Сухенко и 48-летний Юрий Петриков. Доставленные в отделение милиции, они сначала пытались отрицать, что в тот вечер были у Зинаиды, но она сама заговорила.

Из признательных показаний Осинкиной следовало, что Сухенко и Петриков явились к ней с предложением избавиться от Николая Ивановича. «Зачем тебе старик? – говорил Петриков. – Ему уже и замена есть! – он похлопал по плечу Валерия Сухенко. – Во, мужик!»

Сухенко был сыном женщины, с которой Петриков с недавних пор сожительствует. В однокомнатной квартире втроем им тесно, и мужчина решил пристроить пасынка. К кому именно – долго не думал. Зинаиду Осинкину он знает давно, в свое время сожительствовал с нею. Пристроив Валерия, он надеялся впоследствии завладеть и двухкомнатной квартирой Зинаиды. Женщина она хоть и пьющая, но спокойная, доверчивая, ее будет нетрудно вокруг пальца обвести. Чтобы «сватовство» прошло удачно, Петриков пришел не с пустыми руками – с двумя бутылками самогона.

«Он что-то подмешал в самогон, – говорит Зинаида. – Я опьянела после первой рюмки, в голове – точно молот стучал. Я не соображала, что делаю».

На очной ставке с Сухенко и Петриковым Зинаида плакала. Говорила, что впервые встретила человека, который полюбил ее, несмотря на все ее недостатки.

– Коля мешал вам, и вы захотели избавиться от него моими руками! Гады! Сволочи! Ненавижу! – Осинкина вскочила со стула и едва не вцепилась Петрикову в лицо. Но ей помешали. Она сразу как-то обмякла, стала похожа на подростка. Заплакала. Сквозь редкие всхлипы можно было различить: «Прости, Коля, Прости…»

***

Сухенко и Петриков сами предложили Зинаиде избавиться от «трупа». Оба были сильно пьяны и потому не соображали, что Николай Иванович еще не труп, что он еще жив. Зинаида тоже была сильно пьяна и напугана – может, потому и согласилась с этим предложением.

Дождались глубокой ночи. К тому времени все трое протрезвели. Николай Иванович – крупный мужчина, тело далеко не унести. Решили оставить в подъезде соседнего дома.

Медики сказали, что вовремя оказанная помощь могла бы спасти жизнь Николая Ивановича Овчаренко.

Товарищи по работе отзываются о Николае Овчаренко с уважением. Лет 10 назад он овдовел, детей нет. Дом в селе оставил на родственников. В городе устроился на частное предприятие, жил в общежитии. Говорят, хотел жениться на Зинаиде, вернуться в село, заняться хозяйством.

***

Сухенко и Петриков не единожды судимы, познакомились в местах, где отбывали наказание. Сухенко освободился раньше, потом – Петриков.

В настоящее время Зинаида Осинкина, Валерий Сухенко и Юрий Петриков содержатся под стражей. Следствие по данному уголовному делу закончено. Обвинительное заключение составлено и передано в суд.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Особенности урегулирования споров при участии судьи
Новости онлайн