Реальность хозяйственной операции в судебной практике Верховного Суда

10:50, 30 мая 2016
В ситуацию, когда участнику хозяйственных отношений приходится взаимодействовать с неблагонадежными контрагентами, в условиях украинской бизнес-среды можно попасть абсолютно случайно.
Реальность хозяйственной операции в судебной практике Верховного Суда

Игорь Боголюбский,

«Судебно-юридическая газета»

 

В ситуацию, когда участнику хозяйственных отношений приходится взаимодействовать с неблагонадежными контрагентами, в условиях украинской бизнес-среды можно попасть абсолютно случайно.

Поскольку сами предприятия или предприниматели по закону не обязаны выискивать в деятельности своих контрагентов признаки фиктивности, они часто не придают этому значения. Тем более, что по документам сделка может выглядеть идеально. Но после визита налоговых органов и проверки в качестве одного из десятков контрагентов предприятия, уличенного в незаконной деятельности, они начинают относиться к своим контрагентам более внимательно.

Если в случае подобной проверки обнаруживается, что затратная часть или сумма налогового кредита по операциям с неблагонадежным контрагентом не признается налоговыми органами, то добросовестный плательщик, естественно, захочет оспорить такое решение и обратится в административный суд.

Сложившаяся судебная практика рассмотрения подобных дел за последние несколько лет претерпела существенные изменения, после которых защита своих интересов в судебных инстанциях стала проблематичной.

Первоначальный подход ВСУ достаточно четко связывал документальное подтверждение операции и ее реальное проведение, а наличие обвинений в фиктивном предпринимательстве считал обстоятельствами, требующими отдельного расследования. По мнению ВСУ, в порядке, предусмотренном ст. 159 Кодекса административного судопроизводства Украины, суды предыдущих инстанций должны были предложить сторонам предоставить подтверждение реальности хозяйственных операций или возможность оспорить утверждение, что они не были реальными. Невыполнение судами требований ст. 11 КАС о полноте доказательств и всестороннем рассмотрении дела привело к тому, что заявление управления ГФС по этому делу было удовлетворено частично, а дело направлено в суд первой инстанции на новое рассмотрение.

В данном примере поднимается вопрос, что хозяйственная операция должна быть не только подтвержденной первичными документами, но и реальной. В решении ВСУ упоминается, что сам факт отсутствия вынесенных официальным лицам предприятий приговоров не может отменять достоверность их пояснений по поводу характера заключенных договоров и фактического совершения операций. Этого не учли суды других инстанций, хотя ответчик (орган ГФС) предоставлял пояснения должностных лиц компаний-контрагентов, которые отрицали свое участие в ведении хозяйственной деятельности, составлении и подписании документов.

В более широком смысле понятие реальности хозяйственной операции и ее подтверждения первичными документами ВСУ приводит в другом решении — постановлении от 15 декабря 2015 года о споре между обществом с ограниченной ответственностью «Алюпро» и государственной налоговой инспекции в Облонском районе главного управления ГФС Украины в городе Киеве (также о признании налоговых уведомлений-решений неправомерными и их отмене).

Позиция ООО «Алюпро» состояла в том, что выводы о наличии нарушений налогового законодательства в ходе проведения операций с контрагентами (ООО «Март» и ООО «Вегаплюс»), которые сделали налоговые органы, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, поскольку наличествуют соответствующим образом составленные первичные документы, подтверждающие реальность хозяйственных операций. Ответчик же ссылался на материалы актов проверок именно этих контрагентов, которые содержали информацию о заключении ими договоров без цели получения реальных результатов. Кроме этого, контролирующий орган указывал на наличие приговора директору ООО «Март», которым тот был признан виновным в совершении преступления — уклонения от уплаты налогов в особо крупных размерах и внесения в официальные документы заведомо ложных данных. Это давало повод утверждать, что операции с упомянутыми компаниями-контрагентами не имеют реального характера.

Окружной административный суд города Киева постановлением от 21 марта 2014 года в удовлетворении административного иска ООО «Алюпро» отказал. Киевский апелляционный административный суд постановлением от 26 июня 2014 года, оставленным без изменений решением Высшего административного суда Украины от 29 июня 2015 года, апелляционную жалобу указанного ООО удовлетворил, а решение суда первой инстанции отменил, удовлетворив иск и отменив налоговые уведомления-решения. После этого ГНИ обратилась в ВСУ с целью обжаловать решение кассационной инстанции, и Суд нашел основания заявление контролирующего органа удовлетворить.

С точки зрения ВСУ и согласно Закону «О бухгалтерском учете и финансовой отчетности в Украине», первичный документ должен обладать двумя признаками: содержать информацию о хозяйственной операции и подтверждать ее реальное (фактическое) выполнение. Отсутствие такого документа или его несоответствующее оформление, согласно положениям НКУ, лишает субъект хозяйствования возможности формирования затратной части по налогу на прибыль и налогового кредита по НДС. Имеет значение и изменение материального состояния плательщика, что в рамках этого решения рассматривается ВСУ как один из критериев того, что операция является реальной.

Суд первой инстанции по этому делу учел ряд обстоятельств. В частности, установил, что истец документально не подтвердил право на включение в затраты и налоговый кредит сумм НДС по операциям с контрагентами (предоставленные документы по переработке товаров из алюминия и давальческого сырья полноценно этого не подтверждают). Он пришел к выводу, что, исходя из актов проверок налоговых органов, реального времени осуществления операции и отсутствия необходимых имущественных и трудовых ресурсов, помещений и транспорта, операции между ООО «Вега плюс» и «Март» не подтверждаются, поскольку условия для реального получения результатов хозяйственной деятельности фактически отсутствуют. Кроме этого, директор ООО «Март» был признан виновным в совершении преступления по статьям 212 и 366 УК Украины.

По мнению ВСУ, суд апелляционной инстанции, с выводами которого согласился кассационный суд, соответствующим образом не обосновал, какие именно первичные документы подтверждали совершение хозяйственных операций между истцом и его контрагентами и создало ли это реальные изменения в имущественном состоянии ООО «Алюпро». Соответственно, по этому делу ВСУ удовлетворил заявление налоговой инспекции, а решения ВАСУ и Киевского апелляционного административного суда отменил, оставляя в силе постановление Окружного административного суда города Киева.

Таким образом, в случае полноценного анализа доказательств судами других инстанций и наличия обоснований нереальности операции, включая изменение материального состояния компании, ВСУ принимает решение о том, что требования налоговых органов являются правомерными.

Подробнее о судебной практике и позиции Верховного Суда читайте в статье «Обвинение в фиктивном предпринимательстве теперь создаст проблемы и для непричастных к незаконной деятельности контрагентов?».

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как судьям будут компенсировать сверхурочные
Сегодня день рождения празднуют
  • Юрий Фурик
    Юрий Фурик
    судья Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел
  • Алина Сидорук
    Алина Сидорук
    судья Хозяйственного суда Тернопольской области
  • Олег Малиновский
    Олег Малиновский
    судья Апелляционного суда Киева
Новости онлайн