Запустить процесс увольнения и назначения судей без принятия законов не удастся, — член Высшего совета юстиции А. Маловацкий

19:00, 7 октября 2016
О пробелах в законодательстве, Высшем совете правосудия, проблемных моментах в назначении «судей-пятилеток», кадровом голоде в судебной системе, электронном декларировании и о том, почему судьи уходят в отставку, в эксклюзивном интервью рассказал член Высшего совета юстиции Украины Алексей Маловацкий.
Запустить процесс увольнения и назначения судей без принятия законов не удастся, — член Высшего совета юстиции А. Маловацкий

Яна Собко,
«Судебно-юридическая газета»

 

О пробелах в законодательстве, Высшем совете правосудия (далее — ВСП), проблемных моментах в назначении судей-«пятилеток», кадровом голоде в судебной системе, электронном декларировании и о том, почему судьи уходят в отставку, в эксклюзивном интервью «Судебно-юридической газете» рассказал член Высшего совета юстиции Украины Алексей Маловацкий.

По Вашему мнению, существуют ли законодательные пробелы в изменениях, которые вступили в силу 30 сентября, или же все нормально? Если да, то какие основные?

Вы же понимаете, что все нормально не может быть априори, потому что любая функция государства непосредственно реализуется через орган государственной власти. Орган государственной власти наработал соответственные процедуры. К сожалению, некоторые законопроекты, которые подаются, или те изменения, которые вносятся на рассмотрение в парламент, иногда имеют больше политический характер, нежели практический. За полтора года деятельности Высшего совета юстиции можно сделать вывод, что есть много пробелов, которые необходимо было бы заполнить. Первое — это то, что Конституция Украины вступила в силу, а Закона «О высшем совете правосудия» нет. Я могу отметить, что на данный момент Высший совет юстиции не до конца понимает, как рассматривать дисциплинарные дела, поэтому некоторое время мы их не будем рассматривать. 

Также возникает вопрос: как мы будем увольнять и назначать судей? В соответствии с Конституцией эта функция принадлежит Высшему совету правосудия, а процедура назначения и увольнения не урегулирована, поскольку закон не принят. Теперь требуется достаточно оперативная реакция Верховной Рады Украины, чтобы она приняла закон с соответствующими изменениями. Однако, этих изменений должно быть не так много; они должны касаться основных фактов. Мы свои предложения подали в парламент. Я думаю, что они будут приняты, чтобы хотя бы запустить процесс увольнения и назначения судей. Дисциплинарные дела — хоть и важная функция, но я думаю, что не настолько — в условиях, когда в стране недостаточно судов, когда есть районные суды, в которых нет ни одного судьи. Поэтому, функция назначения и увольнения судей очень важна и в этом есть большой пробел.

Переходные периоды всегда тяжелые, потому что от одного органа к  другому функции не полностью исполняются и, соответственно, возникает большая проблема.

Как Вы думаете, существует ли на данный момент в судебной системе кадровый коллапс?

Безусловно. Хотя, нельзя говорить, что это кадровый коллапс как таковой. Мы должны понимать, что процесс назначения и увольнения судей — это беспрерывный и независимый от государства процесс. У нас в судах около 60% судей — это люди за 50 лет. У кого-то недостаточно здоровья, чтобы исполнять функции; кто-то, к сожалению, умирает; кто-то из судей идет в отставку и просит его уволить. А мы теперь не сможем исполнить необходимые требования. Новых же судей мы назначаем достаточно долго — это сложная процедура. Ведь процедура самого прохождения конкурса на должность судьи занимает приблизительно два года. Т.е. мы будем в таком состоянии недостачи судей еще приблизительно полтора года. Это объективная ситуация. Я думаю, что единственным выходом из нее будет рассмотрение возможности объедения и укрупнения судов, потому что в некоторых районах нет судей и это реальная ситуация. Я уже не говорю о Донецке и Луганске.

Что на данный момент с судьями-«пятилетками»?

В соответствии с Переходными положениями и Законом Украины «О судоустройстве и статусе судей» по поводу т.н. судей-«пятилеток», которые должны были быть переизбраны пожизненно, эти дела передаются в Высший совет правосудия для их назначения. Мы должны сразу отметить, что их приблизительно 700 человек.

Однако, в какой процедуре будет происходить их назначение? Как Высший совет правосудия должен все проверить? За общим правилом ВСП проверяет правильность  функции добора и назначения по предварительным полномочиям. Также есть такой отдельный пункт — добросовестность. Теперь возникает вопрос: мы будем проверять по общей процедуре — правильно ли они были назначены на первый срок, или правильно ли были рекомендованы на второй?

В части добросовестности понятно — это делается просто, поскольку решается вопрос, должным образом они себя вели или нет, и принимается решение. Поэтому, по судьям-«пятилеткам» также есть вопросы к процедуре, а также  к тому, как мы будем решать: может ли это лицо быть назначено или нет?

Даже раскрою некоторые тонкости. За тот период, который они не были назначены, во-первых, не факт, что в суде есть вакансии, потому что судьи не могут быть назначены при отсутствии вакансий. Во-вторых,  может возникнуть вопрос: а вообще такой суд еще существует? К сожалению, мы должны отметить, что у нас есть много судов в Луганске и Донецке, которые де-факто существуют, а де-юре не работают.

Недавно народный депутат Украины Леонид Емец заявил, что судьи уходят, потому что боятся сдавать декларации. По Вашему мнению, это так?

Я бы не совсем поддерживал эту позицию. Есть некоторая часть судей, которые увольняются не потому, что боятся декларирования, а потому что законодательство, которое предусматривает декларирование доходов, с точки зрения юриста-практика, достаточно спорное. Поэтому, давайте оставим этот вопрос относительно декларирования/не декларирования.

Существует природный процесс оттока кадров, как и везде. Вы же понимаете, что такое работа судьи. Работа судьи — это работа, которая требует постоянного внимания. Материальное обеспечение судьи не такое большое, как кажется. И увольняется достаточно большое количество молодых судей, и уходят старые судьи, которые достигают соответственного возраста. Я даже больше Вам скажу: за этот год мы уволили приблизительно 1200 судей. Если сравнить, какого возраста судьи увольняются, то это в основном те, кто имеют право на отставку, т.е. люди, которые проработали больше 20, 30, 35 лет. Даже есть те, которые проработали 38 лет в суде. Поэтому, говорить о том, что они боятся декларирования, наверное, не совсем адекватно. Скорее они не боятся декларирования, а просто происходит природный процесс.

Более того, мы должны учитывать то, что если еще десять лет назад быть судьей было авторитетно, то сегодня, к сожалению, много судей, которые заслуживают уважение, уходят именно потому, что к ним его нет. Мы должны понимать, что судьи — это личности, которые хотели бы и могут судить, ведь  не каждый человек может это делать и готов к этому. Поэтому, учитывая тот факт, что в общества нет уважения, многие судьи уходят именно по этой причине. Декларации — это дополнительный фактор, но не основной. 

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Что смущает народных депутатов в законопроекте об адвокатуре
Сегодня день рождения празднуют
  • Мирослава Марченко
    Мирослава Марченко
    судья Днепровского районного суда Киева