Уголовная ответственность за угрозы в соцсетях — реальность?

10:53, 21 ноября 2018
Возможно ли защититься от угроз, оскорблений в соцсетях и отстоять честь, достоинство и деловую репутацию?
Уголовная ответственность за угрозы в соцсетях — реальность?

Максим Кобзов
партнер адвокатского объединения «Консалтинговая фирма «Доминанта»

Сегодня практически не встретишь активного человека, который не пользуется соцсетями. Это относительно новая площадка для публичных высказываний. Я хочу особо подчеркнуть— публичных. Это значит, что на эти высказывания должно распространять своё действие законодательство, регулирующее отношения в публичной плоскости. И замечу, что высказывания в сетях, далеко не всегда позитивны и безобидны: многие из нас сталкивались с насмешками, ложью, оскорблениями и даже угрозами.

Возможно ли защититься от этого? Есть ли возможность отстоять честь, достоинство и деловую репутацию? Не так давно я сам столкнулся с открытым хамством и угрозами в свой адрес на Facebook. В данной публикации я постараюсь поделиться опытом и как юрист дать, исчерпывающие ответы на эти вопросы, несмотря на пробелы в законодательном регулировании.

При защите интересов клиента адвокаты нередко сталкиваются с разными формами вмешательства и противодействия своей профессиональной деятельности. Отдельного внимания в этой связи заслуживают угрозы насилия или уничтожения (повреждения) имущества в отношении защитника или представителя лица в связи с деятельностью, связанной с оказанием правовой помощи. Такие действия формируют состав преступления, предусмотренного ст. 398 Уголовного кодекса Украины «Угроза или насилие относительно защитника или представителя лица».

В едином реестре судебных решений обвинительных приговоров по данной статье немного, а те, что есть, как правило связаны с устными угрозами, сопряженными с причинением телесных повреждений защитнику. Однако в эпоху глобализации и повсеместного проникновения социальных сетей объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 398 УК Украины, по моему мнению, может проявляться и в размещении сообщений, содержащих угрозы насилия адвокату в сети Интернет.

Так, в процессе оказания правовой помощи клиенту, я столкнулся с противоречивой позицией следственного судьи Королевского районного суда г. Житомира, которая состояла в повторном наложении ареста на имущество клиента на следующий день после его снятия по тем же основаниям и в рамках того же уголовного дела. Ниже приведены ссылки на оба решения:

от 30.10.2018 г. о снятие ареста 

от 1.11.2018 г. о повторном наложении ареста

Заявителем по данному уголовному производству является полковник милиции Недельский Владимир Владимирович — экс-начальник ГАИ Житомирской и Одесской областей, который якобы стал жертвой мошенничества на сумму 21 миллион гривен! Свою профессиональную точку зрения по этому вопросу я изложил на корпоративной странице адвокатского объединения, партнером которого являюсь.

К моему удивлению самую бурную реакцию публикация вызвала у пользователя Facebook Владимира Недельского, который, не стесняясь в выражениях, сразу перешел к отрытым угрозам в мой адрес, абсолютно чктко понимая мой статус адвоката — представителя одного из участников данного уголовного производства. Ниже скрин только некоторых из его сообщений.

Страница профиля пользователя Владимир Недельский с фотографией  мужчины в форме полковника ГАИ и двумя тысячами друзей, включая председателей судов, прокуроров и т.д., не оставила у меня сомнений, что угрозы поступают именно от Недельского Владимира Владимировича — заявителя по уголовному делу, которым я занимаюсь.

 

По данному факту уже зарегистрировано уголовное производство по ч. 1 ст. 398 УК Украины, санкция которой предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком до трёх лет. Это дело имеет перспективы стать первым случаем привлечения в Украине лица к ответственности за угрозы адвокату в социальных сетях.  

Мой оптимизм основан на том что возможность использования полученной из сети Интернет информации, как доказательства в уголовном производстве, предусмотрена ст. 99 УПК Украины путём создания документа в котором будут зафиксированы обстоятельства, имеющие значение для уголовного производства. При этом, несмотря на отсутствие в УПК особого процессуального порядка проведения осмотра веб-страниц, анализ судебной практики позволяет сделать вывод, что такой осмотр проводится следствием во время досудебного расследования и оформляется соответствующим протоколом осмотра (см. приговор Тернопольского городского суда от 19.02.2016 г. по делу №607/16616/14-к.

При этом, поскольку проведение данного следственного действия не связано с преодолением систем логической защиты и необходимые сведения находятся в открытом доступе, составление протокола осмотра веб-страницы согласно ч. 2 ст. 264 УПК Украины не требует разрешения следственного судьи.

Статья 398 УК Украины в отличии от ст. 129 не содержит прямого указания на наличие реальной угрозы применения насилия как обязательной составляющей состава преступления, поскольку она в отличие от ст. 129 не ставит под защиту лицо потерпевшего как таковое, а защищает уполномоченное лицо, которое осуществляет профессиональную деятельность по защите интересов клиента.

Безнаказанность порождает вседозволенность, поэтому будем надеяться, что органам следствия хватит смелости и профессионализма привлечь к ответственности лицо, виновное в угрозах адвокату, при оказании ним правовой помощи, независимо от его социального статуса и званий.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Зарплати суддів: що мав на увазі КСУ, визнавши окремі норми неконституційними
Сегодня день рождения празднуют
  • Николай Сенько
    Николай Сенько
    судья Святошинского районного суда Киева