Судья в Facebook’е

06:06, 13 февраля 2017
Газета: 2 (371)
Как соотносятся «дружба» в социальных сетях и принцип непредубежденности судьи в процессе...
Судья в Facebook’е

Как соотносятся «дружба» в социальных сетях и принцип непредубежденности судьи в процессе


Катерина Беляева,
«Судебно-юридическая газета»

Столкнувшись с тотальными обвинениями во всех мыслимых и немыслимых нарушениях, которые посыпались после событий 2014 г., судьи оказались лицом к лицу с суровым правилом пиара: если ты сделал что-то и никому об этом не сказал, значит, ты ничего не сделал.

Дабы сравняться в информационном поле с другими государственными субъектами (которые, к слову, довольно быстро сориентировались в ситуации), служители Фемиды приняли ряд мер. В частности, в судебную систему были внедрены две новые институции: пресс-секретари судов и судьи-спикеры. Совет судей Украины разработал информационную стратегию, а некоторые владельцы мантий начали активно выходить в социальные сети. Но сразу появились и скептики, которые раскритиковали подобные инициативы.

Кто прав в этой ситуации? Должны ли быть границы информационной открытости судей, и каких последствий следует ожидать в случае их нарушения? В этом и попыталась разобраться «Судебно-юридическая газета».

Осторожность не помешает

Основанием для изучения вопроса этичности присутствия владельцев мантий в социальных сетях послужили предположения адвокатов относительно нарушения принципа непредубежденности судьи в случае, если одна из сторон процесса является его «другом» в социальной сети.

При детальном изучении этой проблемы мы выявили, что она является не такой уж пустяковой, как кажется на первый взгляд — наличие подобной «дружбы» может повлечь за собой дисциплинарные и даже судебные разбирательства. Например, в одном из судов США защитнику удалось добиться дисквалификации судьи, который «подружился» в Facebook с представителем стороны обвинения. После этого апелляционный суд штата запретил судьям «дружить» в социальных сетях с прокурорами.

Французские владельцы мантий придерживаются противоположного мнения. Так, на странице в Facebook судьи Европейского суда по правам человека Анны Юдковской был размещен пост о решении Кассационного суда Франции по поводу «дружбы» в Facebook между судьями и адвокатами (рассмотрение жалобы на возможную предвзятость судей): «Термин «друг», — цитирует это решение г-жа Юдковская, — используется для обозначения людей, которые согласны войти в контакт через социальные сети. Он не отсылает к дружеским отношениям в традиционном смысле этого слова. Существования контактов между разными людьми через эти сети недостаточно, чтобы установить конкретную предвзятость».

В Украине судебных прецедентов подобного рода пока не было, однако многие судьи не заводят свои «странички», руководствуясь именно этими соображениями. Тем же, кто уже присоединился к Facebook-сообществу, эксперты советуют быть осторожными в выборе потенциальных друзей.

Опасные знакомства

Накопление Facebook-друзей может таить в себе и иную опасность. Дело в том, предполагают эксперты, что посредством общения в социальной сети неизвестный «друг» может оказывать давление на служителя Фемиды. При этом нарушителю вовсе не обязательно прямо заявлять о своих намерениях — достаточно регулярно публиковать нелицеприятные комментарии или «посты» с порочащей честь и достоинство судьи информацией.

В чем заключается опасность такого «хулиганства», рассказал блогер, который ранее не гнушался подобного рода деятельностью. По его словам, у многих пользователей социальные сети вызывают своеобразную зависимость, которая проявляется не только в желании «убивать время», перелистывая страницы, но и в том, чтобы получать одобрение своих публикаций. Недостаток такого одобрения, а тем более негативные комментарии по поводу блогов могут вызывать психологический дискомфорт и провоцировать депрессию.

Негативное психологическое состояние может вызвать и размещение недостоверной информации, которая, тем не менее, порочит честь и достоинство служителя Фемиды. В этом на собственном опыте успели убедиться судьи, чьи имена и фото перепутали общественные «контролеры», обличающие недостойных представителей системы.

Конечно, говорит эксперт, это не касается всех пользователей социальных сетей без исключения, однако если человек замечает за собой мнительность и нервозность, ему лучше ограничить интернет-активность.

Что написано пером

Довольно интересным оказался и еще один подслушанный нами аргумент скептиков. Они задаются вопросом: а о чем, собственно, может писать судья в Facebook? Понятно, что он не должен комментировать судебные решения, а также размещать информацию, наносящую вред авторитету судей и судебной системы. Кроме того, как сказано в комментарии к Кодексу судейской этики, одна из статей которого как раз посвящена интернет-активности служителей Фемиды, даже в социальной сети судье следует быть сдержанным, тактичным, корректным, учитывать такие принципы, как гуманизм и лояльность, и помнить, что прежде всего его будут воспринимать как лицо, наделенное высоким статусом.

Но что будет, если владелец мантии сдержанно и лояльно выскажется относительно какой-либо проблемы, а через некоторое время эту или аналогичную проблему ему придется рассматривать в рамках судебного производства? Очевидно, задуматься над этим скептиков побуждает все тот же американский опыт, согласно которому судьи отдельных штатов, дабы на будущее обезопасить себя от обвинений в предвзятости, не могут публиковать даже научные статьи.

В Украине, успокаивают специалисты, возникновение подобной практики маловероятно. Это в США адвокат способен добиться отвода судьи только на основании того, что в своем профиле судья регулярно выкладывает серии «CSI: место преступления», а значит, «может иметь далекие от реальности представления о том, что улики ДНК могут быть найдены на любом месте преступления». В Украине это практически нереально.

Тем не менее, специалисты призывают судей внимательнее относиться к тому, что они пишут. Ошибки, допущенные владельцами мантий в публикациях, да еще и исправленные их коллегами, не добавляют баллов судейскому авторитету.

С профессиональным уклоном

К этой же категории можно отнести и вопрос о том, может ли судья высказывать свое мнение о законодательных инициативах, реформах, политической ситуации и пр. Однозначного ответа на этот вопрос эксперты не дают, но допускают, что судье как пользователю социальной сети лучше воздержаться от подобного. А вот как гражданин служитель Фемиды, безусловно, может иметь свое мнение и даже поделиться им с аудиторией. Вот только сделать это он должен так, чтобы этой самой аудитории было понятно, в качестве кого — судьи или гражданина — он дает комментарий. Как это сделать, эксперты ответить затрудняются. Однако размещать в социальной сети фотографии в мантии с нагрудным знаком не рекомендуют. Об этом же говорят и в Совете судей Украины.

В целом специалисты склонны видеть судей в социальных сетях как профессиональное сообщество, ограниченное юридической аудиторией. Что же касается повышения авторитета судебной власти посредством интернет-профилей, то опрошенным нами экспертам эта идея кажется весьма сомнительной. Исходят они из ранее озвученных рекомендаций относительно осторожности в добавлении «друзей». И предполагают, что в таком случае информация, размещенная судьей, не выйдет за определенные рамки, что, впрочем, нисколько не умалит ее полезность.

Если же говорить о публичности как средстве повышения авторитета Фемиды, то этим, как считают специалисты, должны заниматься пресс-секретари судов, в т. ч. осваивая интернет-пространство.


Комментарии

Ярослав Романюк, председатель Верховного Суда Украины

– Что касается решения Кассационного суда Франции, мне о нем неизвестно. Представители этого суда присутствовали на открытии судебного года в Страсбурге, но там обсуждались совсем иные проблемы. Однако у меня своей страницы на Facebook нет. Я не создаю ее, чтобы избегать подобных неудобств во время рассмотрения конкретных судебных дел. Думаю, должность председателя Верховного Суда Украины должна обязывать к несколько иному поведению и общению — например, в рамках встреч с представителями средств массовой информации, а не посредством страницы в Facebook.


Андрей Помазанов
, народный депутат, член Комитета Верховной Рады Украины по вопросам правовой политики и правосудия

– Вопрос относительно социальных сетей довольно сложный, поскольку мир цифровых технологий предусматривает, что у многих людей, независимо от их профессий, есть аккаунты в социальных сетях. Действительно, нельзя исключать, что в «друзьях» судьи могут быть стороны по делу, которое он рассматривает. Думаю, судьям следует внимательнее сопоставлять свою работу в суде и общение в частной жизни, в т. ч. в социальных сетях, ведь если участник процесса окажется знаком с судьей, может возникнуть вопрос о заангажированности судьи. Законодательство предоставляет такой механизм, как отвод судьи, и если судья имеет какие-то отношения со стороной по делу, которые ставят под сомнение непредубежденность судьи в процессе, он обязан заявить самоотвод. Думаю, со временем, с развитием цифровых технологий действительно может встать вопрос о внесении соответствующих изменений в законодательство.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как проходит подготовка будущих судей в Национальной школе судей
Видео
Сегодня день рождения празднуют
  • Николай Матущак
    Николай Матущак
    ­судья Апелляционного суда Хмельницкой области
  • Галина Шашурина
    Галина Шашурина
    ­судья Сыхивского районного суда Львова
Новости онлайн