Вмешательство в деятельность судьи: основные критерии

09:59, 2 августа 2017
Газета: №19-26 (388-395)
Четких критериев, определяющих, где есть вмешательство в деятельность судьи или давление на него, а где отсутствует, пока нет...
Вмешательство в деятельность судьи: основные критерии

Беседовал
Вячеслав Хрипун,
«Судебно-юридическая газета»

Высший совет правосудия (ВСП) продолжает рассматривать сообщения судей о вмешательстве в их профессиональную деятельность. С октября 2016 по июль 2017 г. судьи разных судов направили в этот орган 185 жалоб как на конкретных лиц, так и на правоохранительные органы, которые, по мнению судей, оказывают давление на суд. По 15 сообщениям уже есть решения Совета.

Впрочем, в таких ситуациях ВСП далеко не всегда встает на сторону судей и нередко отказывается принять требуемые меры. Почему члены Совета правосудия часто не усматривают посягательства на независимость суда в сообщениях судей, почему жалобы судей на вмешательство в их деятельность рассматриваются длительное время, и что следует считать вмешательством в профессиональную деятельность судей, «Судебно-юридической газете» рассказал председатель Высшего совета правосудия Игорь Бенедисюк.

Как рассматриваются жалобы о давлении на судью

– Как происходит рассмотрение жалоб судей на вмешательство в их деятельность?

– Сообщения судей о вмешательстве в их профессиональную деятельность стали поступать в Высший совет правосудия после того, как в 2016 г. вступил в силу Закон «О судоустройстве и статусе судей». Их распределение между членами Совета происходит в автоматическом режиме, затем с заявлением непосредственно работает тот или иной член Совета правосудия, который изучает указанные в сообщении обстоятельства, делает необходимые запросы в суды, органы власти, правоохранительные органы, Государственную судебную администрацию.

Поскольку согласно ст. 48 Закона «О судоустройстве и статусе судей» судья обязан сообщить о давлении на него как на судью не только в Высший совет правосудия, но и в Генеральную прокуратуру, мы, прежде всего, обращаемся в Генеральную прокуратуру, чтобы узнать, какие действия там предприняли в связи с сообщением судьи. В т. ч. проверяется, внесены ли сведения по сообщению судьи в ЕРДР; проводилась ли проверка по поводу вмешательства конкретных лиц в деятельность судьи; какие меры реагирования на сообщения судьи осуществлялись и т. д.

– Есть ли конкретный срок, в течение которого Высший совет правосудия обязан рассмотреть сообщение судьи о вмешательстве?

– Закон Украины «О судоустройстве и статусе судей» обязывает судью в течение 5 дней после того, как ему стало известно о вмешательстве в его деятельность по осуществлению правосудия, обратиться с сообщением в Высший совет правосудия и к Генеральному прокурору. В то же время, Законом «О Высшем совете правосудия» сроков рассмотрения сообщений судей о вмешательстве в их деятельность не предусмотрено.

Баланс между судьями и обществом

– Если проанализировать сообщения судей на сайте ВСП, они касаются большого количества проблем: от жалоб на действия общественных активистов и правоохранительных органов до невыплаты судейского вознаграждения и заявлений адвокатов. Насколько это правильно, когда судьи пишут жалобы по любому событию, которое считают вмешательством в их деятельность?

– Судья обязан сообщить Высшему совету правосудия и Генеральному прокурору о вмешательстве в его деятельность. Если судья этого не сделает, он сам может быть привлечен к ответственности. Практика показывает, что в такой ситуации судьи часто перестраховываются, сообщая ВСП и ГПУ о ситуациях, которые, по сути, не являются вмешательством в их деятельность как судей. Нередко встречаются оценочные суждения судей или сообщения о ситуациях, когда имеют место конфликты на бытовой почве. В таких случаях мы отказываем в удовлетворении жалоб.

– То есть часто сообщения о вмешательстве связаны с тем, что судьи сами не могут четко оценить, есть ли вмешательство в их деятельность как судей? Судя по количеству жалоб, у нас многие судьи считают, что имело место именно посягательство на их деятельность как судей.

– Важно понять следующее. Высший совет правосудия должен соблюдать баланс между судьями и обществом и не обязан поддерживать любое сообщение судей о вмешательстве в их деятельность. Практика свидетельствует, что бывают случаи, когда судьи, направляющие нам сообщения о давлении на них, тоже неправы в конкретной ситуации. Задача Совета правосудия состоит в том, чтобы тщательно изучить ситуацию и вмешаться там, где судье действительно необходима защита, чтобы защитить его от давления, а не спасти или «прикрыть» от любой неприятной ситуации, в которой он оказался во время осуществления правосудия.

– Есть ли четкие критерии, которые позволяют определить, есть ли вмешательство в деятельность судьи или нет?

– Четких критериев, позволяющих определить, где есть вмешательство в деятельность судьи или давление на него, а где оно отсутствует, пока нет. Чтобы сказать, есть вмешательство или нет, нужно смотреть, исходя из ситуации в целом. Если речь идет об уголовном производстве в отношении судьи, надо смотреть, как, по какому поводу оно начато, как расследуется и почему расследуется так долго. Сейчас Совет правосудия нарабатывает определенную практику в этом вопросе.

Как известно, Законом «О Высшем совете правосудия» предусмотрена подготовка ежегодного отчета о состоянии обеспечения независимости судей в Украине. Мы обобщим соответствующую практику, и тогда и сами судьи буду понимать, в каких случаях стоит обращаться в Совет правосудия, а в каких нет.

Правоохранительная система дает сбой

– В тех случаях, когда Совет правосудия устанавливает факт вмешательства в деятельность судьи, можно ли назвать реакцию правоохранительных органов эффективной?

– К сожалению, данных, что дела по вмешательству в деятельность судей эффективно расследуются, а виновные привлекаются к ответственности, нет. Это одна из причин, почему сообщения от судей в Совет правосудия не прекращаются. Мы можем только обратиться к органам правопорядка и обратить их внимание на конкретную ситуацию, но ставить им какие-либо задачи или контролировать их деятельность не входит в наши полномочия.

– Нередкими являются жалобы судей на действия правоохранительных органов во время обысков в судах. Правоохранители обычно все претензии опровергают, утверждая, что такие мероприятия проходят в рамках следственных действий.

– Нужно понимать, что даже правомерная деятельность правоохранительных органов, совершенная с допущением определенных сомнительных с точки зрения закона действий, может иметь негативные последствия для судебной системы. Например, когда при проведении следственных действий допускаются грубые процессуальные нарушения или нанесен ущерб чести и достоинству судьи. Такие ситуации после тщательного изучения тоже могут расцениваться как давление на суд.

– В стране регулярно происходят блокирование судов, срывы судебных заседаний, бывают даже нападения на судей. Однако сами судьи далеко не всегда сообщают о таких сопутствующих их профессии вещах. Может ли ВСП, не дожидаясь сообщения судьи, самостоятельно обратиться в правоохранительные органы для соответствующей реакции?

– С заявлением о вмешательстве в работу конкретного судьи ВСП по своей инициативе обратиться не может. Должно быть обращение именно судьи. А вот что касается обеспечения авторитета правосудия, ВСП может обращаться самостоятельно.

Почему долго рассматриваются сообщения судей

– Судьи часто жалуются, что их сообщения о вмешательстве рассматриваются слишком долго. Почему так происходит?

– Высший совет правосудия оказался в непростой ситуации. Мы работаем с огромной загрузкой, заседания дисциплинарных палат и пленарные заседания Совета проходят практически каждый рабочий день. Рассматриваются и дисциплинарные дела, и рекомендации о назначении судей бессрочно, увольнения, отстранения, вопросы финансирования судебной системы, сообщения о вмешательстве и пр. Одних только дисциплинарных жалоб у нас сейчас около 15 тыс. Объем задач, стоящих перед Высшим советом правосудия, колоссальный. Для их решения не хватает многого: от нехватки персонала до отсутствия электронной системы документооборота, что сильно замедляет работу.

Если говорить о сообщениях, касающихся вмешательства в деятельность судей, то каждый член Совета, у которого находятся такие сообщения, должен фактически провести целое расследование. Для этого нужно направить ряд запросов в те или иные органы, получить от них информацию, обсудить ситуацию с коллегами, поскольку Совет правосудия является коллегиальным органом. Только получение ответов на запросы от государственных или правоохранительных органов часто занимает длительное время.

– Совет правосудия часто критикуют, что у его членов высокие зарплаты, но жалобы и сообщения рассматриваются медленно.

– Уверяю, что 18 постоянных членов Высшего совета правосудия все зависящее от них делают. Когда критики начинают говорить, что у нас высокие зарплаты, отмечу, что не все измеряется деньгами. Если бы сутки были больше, чем 24 часа, мы работали бы дольше. Просто, видимо, те, кто рассуждают о том, что мы неэффективно работаем, не понимают, что такое принятие ответственных решений в условиях высокой нагрузки и тот огромный объем работы, который с каждым днем почти не уменьшается.

Ст. 375 по-прежнему актуальна

– Одной из проблем является ситуация с многочисленными уголовными производствами в отношении судей, в т. ч. по ст. 375 Уголовного кодекса «Постановление судьей заведомо неправосудного решения». Большинство таких уголовных производств расследуются годами, а судьи расценивают их как давление, о чем регулярно заявляют.

– Мы уже обратились по этому поводу в Генеральную прокуратуру, идут постоянные консультации с этим ведомством. Мы считаем, что сам факт начала уголовного производства в отношении судьи по ст. 375 УК еще не свидетельствует о давлении на судью, поскольку органы прокуратуры обязаны вносить любые сообщения о правонарушениях в реестр досудебных расследований. А вот длительное, безрезультатное уголовное производство, когда в реальности каких-либо следственных действий в отношении судьи не проводится, мы считаем давлением на судью. Полученная нами недавно от Генеральной прокуратуры информация о состоянии расследования уголовных производств в отношении судей, в частности по ст. 375, подтверждает, что в большинстве случаев речь может идти именно о давлении, поскольку такие уголовные производства практически не расследуются, но и не закрываются. Высший совет правосудия будет стараться исправить сложившуюся ситуацию.

Кто следующим пройдет оценивание

– Сейчас остро стоит вопрос о судейском вознаграждении, поскольку далеко не все судьи прошли квалификационное оценивание. Есть случаи, когда судьи-«пятилетки», даже не назначенные бессрочно, получают больше, чем судьи апелляционных судов, работающие с огромной нагрузкой. Что ВСП может сделать в этой ситуации?

– Проблема такая есть. К сожалению, процесс квалификационного оценивания сильно затянулся, в т. ч. из-за конкурса в Верховный Суд. Высший совет правосудия будет настаивать, чтобы квалификационное оценивание судей апелляционных судов состоялось в первую очередь, чтобы судьи из них не увольнялись, а продолжали осуществлять правосудие.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как судьям будут компенсировать сверхурочные
Сегодня день рождения празднуют
  • Ирина Литвинюк
    Ирина Литвинюк
    судья Апелляционного суда Черновицкой области
  • Виктор Колесник
    Виктор Колесник
    судья Конституционного Суда Украины
Новости онлайн