Судья Виктор Фомин: «Знакомые говорили мне: «Ты хоть понимаешь, во что ввязываешься?»

09:00, 9 октября 2018
Об особенностях работы следственного судьи в столице и о проблемах после рассмотрения громких дел.
Судья Виктор Фомин:  «Знакомые говорили мне: «Ты хоть понимаешь, во что ввязываешься?»
Виктор Фомин

Последние Указы Президента Петра Порошенко о переводе и командировках судей только подтвердили не очень приятную тенденцию: нередко из них почему-то «выпадают» десятки судей и даже целые суды. В то время когда часть судей вскоре после публикации Указов приступает к осуществлению правосудия, многие их коллеги вынуждены томиться в неведении, почему именно их не оказалось в том или ином Указе. В похожей ситуации оказался судья Мелитопольского горрайонного суда Запорожской области Виктор Фомин. С января по июнь 2018 года он осуществлял правосудие в качестве следственного судьи Соломенского районного суда Киева. ВККС и Высший совет правосудия рекомендовали продлить срок командировки судьи еще на полгода. Однако ни в одном из сентябрьских Указов о временном переводе, фамилии судьи не оказалось, хотя остальные командированные из регионов в столицу судьи свои полномочия продлили. Об особенностях деятельности следственного судьи и неожиданных проблемах, возникших во время работы в столице, «Судебно-юридической газете» рассказал сам судья Виктор Фомин.

- Вы с 1988 года осуществляли правосудие в судах, расположенных исключительно в Запорожской области. Но в конце 2017-го внезапно решили переехать в Киев, причем в один из самых сложных судов — Соломенский районный суд. Почему Вы вдруг решили кардинально сменить город и место работы?

- В 2017 году мне захотелось перемен в жизни. В Мелитопольском горрайонном суде я осуществлял правосудие с 1995 года, был и все еще являюсь председателем этого суда. Я был председательствующим и входил в состав коллегий по многим резонансным для Запорожской области делам. Так, в 2013-2016 годах я был председательствующим в уголовном деле по обвинению бывшего мэра Мелитополя Сергея Вальтера, двух его заместителей и директора местного коммунального предприятия в коррупционных действиях. Как я считаю, именно в связи с этим делом в 2015-м на меня и членов моей семьи было совершено покушение: неизвестные бросили ночью в мой дом гранату, которая только немного не долетела до спальни. Это преступление до сих пор не раскрыто. В определенный момент я понял, что хочу получить новый опыт, тем более что специфика уголовных дел с коррупционной составляющей мне была хорошо знакома. Я счел, что Соломенский райсуд Киева — подходящее место для повышения квалификации, и написал заявление на командировку в этот суд. 29 декабря 2017 года Президент подписал Указ о моем временном переводе, а уже 15 января 2018-го я начал рассматривать ходатайства органов следствия и другие материалы.

- То есть в суть дел пришлось вникать буквально на ходу?

- Да. При этом нужно было еще найти квартиру и решить вопрос, как быть с семьей. Первое время пришлось жить в обычном хостеле. Кстати, мебель и рабочий компьютер в рабочий кабинет пришлось покупать за свои деньги, поскольку суд быстро не мог меня обеспечить всем необходимым. Как известно, значительная часть имущества суда пострадала во время пожара в 2016 году.

- Соломенский райсуд столицы известен как один из судов с самой высокой нагрузкой в стране. К тому же судьи этого суда часто находятся под фактическим давлением сторон в связи с громкими делами, которые они рассматривают. Не страшно ли было переводиться в такой суд?

- Мне все это было хорошо известно. Более того столичные знакомые говорили: «Ты хоть понимаешь, во что ты ввязываешься?» Меня прямо предупреждали, что после тех или иных решений, у меня могут возникнуть проблемы. Но я ведь являюсь судьей с 1988 года, что меня может испугать? С января по июнь 2018-го я рассматривал множество дел и материалов, фигурантами которых были известные в стране лица. Это те или иные эпизоды уголовных производств в отношении сына министра внутренних дел Арсена Авакова, первого заместителя председателя СБУ Павла Демчины, бывшего первого заместителя председателя Государственной миграционной службы Дины Пимаховой, мэра Одессы Геннадия Труханова, материалы по проверке электронных деклараций народных депутатов Олега Ляшко и Игоря Мосийчука и т.д. Это сложные дела, в которых приходилось очень тщательно разбираться.

Соломенский районный суд Киева

- Большая ли нагрузка у следственного судьи Соломенского райсуда?

- Достаточно большая. В Мелитопольском горрайонном суде нагрузка тоже была немаленькой, но здесь она просто огромная. С 15 января по 29 июня я, как следственный судья, рассмотрел около 1 200 дел и материалов. Но, как ни странно, я чувствую себя вполне уверенно. По-своему, даже нравится. Полгода работы следственным судьей Соломенского райсуда дают опыт больший, чем несколько лет в суде в той же Запорожской области. Это касается не только сложности дел и работы в условиях большой нагрузки, но и значительно более высокого уровня подготовки адвокатов, прокуроров САП, детективов НАБУ, доводы которых часто очень интересны.  

- Сталкивались ли Вы с каким-либо давлением в должности судьи Соломенского суда?

- Были действия, вызывающие, скажем так, опасения. Как известно, Национальное агентство по вопросам противодействия коррупции внезапно провело проверку электронных деклараций четырех следственных судей Соломенского райсуда, в том числе и моей. Причем проверка касалась только деклараций тех судей, которые удовлетворяли ходатайства НАБУ в уголовном производстве в отношении уже бывшей главы Агентства Наталии Корчак. При проверке моей декларации каких-либо нарушений не выявлено. Кроме того, в отношении меня в Единый реестр досудебных расследований были зарегистрированы данные о якобы вынесении мной неправосудного решения (ст. 375 УК). Дело расследуется при участии СБУ, которой не понравилось мое решение о передаче недвижимого имущества международного аэропорта «Одесса» и 75% акций компании, которая им владеет, Национальному агентству Украины по вопросам выявления, розыска и управления активами (АРМА) в апреле 2018 года. Расследование в отношении меня, впрочем, пока ни к чему конкретному не привело. Но основные проблемы начались позднее.

- Вы имеете в виду жалобы?

- Как только в августе я подал документы на конкурс на должность судьи Высшего антикоррупционного суда, в Высший совет правосудия сразу же посыпались жалобы на мои действия в качестве судьи Соломенского райсуда. Всего за несколько недель были поданы шесть заявлений. Например, сразу три жалобы были от представителей менеджмента компании «Укрнафта». За всю мою карьеру судьи я не получал столько претензий, сколько получил за полгода работы в Соломенском райсуде. Я считаю, что эти жалобы преследуют цель помешать продлению моей командировки в Соломенский суд еще на полгода и осложнить участие в конкурсе в Высший антикоррупционный суд. Не исключаю, хотя и не могу этого утверждать, что отсутствие моей фамилии в Указах Президента каким-то образом может быть связано с этими жалобами и делами, которые я рассматривал в январе-июне.

- Получается, Вы уже несколько месяцев находитесь в состоянии неопределенности?  

- Совершенно верно. Имея решения ВККС и Высшего совета правосудия о продлении срока командировки, и не имея Указа Президента, я совершенно не понимаю, что происходит и что делать дальше. И сколько такое состояние может продлиться? Я уже перевез в Киев семью, наконец-то арендовал нормальную квартиру, ребенка удалось устроить в новую школу, с немалым трудом нашел помощника и секретаря заседаний. Хуже всего в этой ситуации то, что никто и ничего мне не объясняет. Такое положение дел несколько угнетает. Тем не менее, я не теряю надежды и хочу поблагодарить коллектив Соломенского райсуда за ту поддержку, которую он мне оказывал и оказывает, а также за помощь в адаптации к работе в условиях повышенной нагрузки.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Як починає роботу Державне бюро розслідувань у Києві
Сегодня день рождения празднуют
  • Владимир Кифлюк
    Владимир Кифлюк
    судья Апелляционного суда Черновицкой области
Новости онлайн