Пропала внучка!

11:47, 21 сентября 2015
Газета: 33-34 (301-302)
Сыщик обнаружил несколько писем, туго стянутых скотчем...
Пропала внучка!

Часть 3

Накануне путешествия в Европу Ирина Александровна узнает, что пропала ее внучка Мария. Поисками девушки занялись частные сыщики. Дважды, казалось, они выходили на след… Наконец, удача! Сыщик Михаил Коркин спешит на встречу, которую ему назначила девушка из ночного клуба, та самая Мария… И попадает в засаду. Чудом ему удается выбраться. Пока Михаил пытается выйти из лабиринта незнакомых улиц, его едва не сбивает сумасшедший мотоциклист…

Через пару мгновений мотоцикл тормознул рядом с Коркиным, девичий голос крикнул: «Садись!» Это была девушка из ночного клуба. Мария, но не та, которую искал сыщик. «Я верю, что ты ищешь Машу Трушкину», – сказала Михаилу рокерша и начала свой рассказ…


***

– Я, Варя и Машка дружим, точнее, дружили с первого курса. Еще на вступительных экзаменах познакомились. Нас называли сестрами, так как мы очень похожи. У Машки родители небедные, у Варьки – среднего достатка, а у меня – алкаши. Несмотря на такую разницу в социальном положении, мы были «не разлей вода».

Однажды на дискотеке к Машке пристали какие-то отморозки. Позже я узнала, что это были парни Никиты, но в то время никто из нас не знал о его существовании. В тот вечер нам удалось незаметно улизнуть, а в понедельник отморозки вместе с «хозяином» поджидали нас возле универа. Не представляю, как они узнали, что мы студентки и учимся именно в этом вузе. Вопросов у нас было много, а ответов – ни одного! Мы сидели в аудитории, и не зная, что делать, тряслись от страха. Варя предложила: «Давайте, я выйду, поговорю с ними, объясню, что Маша не желает с ними общаться…» Другого выхода не было, и мы согласились. Сначала, правда, позвонили в милицию, но нам ответили: поскольку парни стоят на улице, не пристают, никого не трогают, факт преступления, даже простого хулиганства, отсутствует.

Наша подруга была храброй и, наверное, сказала Никите и его дружбанам все, что о них думает… Больше мы Варю не видели. А Никита как умом тронулся – он искал встречи с Марией, передавал через девчонок записки, в которых угрожал: «Не пытайся бежать, я тебя из-под земли достану!» Обещал любовь и много денег, в общем, королевскую жизнь. Мы недоумевали, почему он именно на нее глаз положил, когда вокруг много девчонок более красивых и сговорчивых. Мария не велась на эти обещания. Она жила в достатке и в таких ухажерах, как Никита, не нуждалась. Ждала принца на белом коне. А мне как раз не хватало того, что было у Машки. Безденежье, постоянно пьяные физиономии предков – вот моя реальность. Я предложила Машке: давай я назовусь твоим именем! Дорогой макияж, ее стильные шмотки – и Никита не заметит подмены! Таким образом Мария избавится от назойливого кавалера, а я хоть некоторое время покупаюсь в роскоши… Тогда я не представляла, во что все это выльется…

Сначала Маша не соглашалась, но я настаивала, так как у меня был свой интерес. И вскоре Лера Сорокина превратилась в Марию Трушкину. К счастью, мой паспорт Никита не спрашивал. Так я стала «королевой» того дерьмового клуба, в котором ты меня увидел. Можно было бы сказать, что я вполне довольна такой жизнью, если бы не некоторые «но»… Однако, как говорится, это сюжет для другого рассказа.

Обитая у Никиты, я узнала, что случилось с нашей подругой Варей. Парням тогда не понравился ее резкий тон. Они держали Варю в подвале, насиловали… В конце концов ей просто дали уйти. Представляешь, эти уроды не побоялись, что она может пожаловаться, и тогда их достанут… А спустя три дня труп Вари обнаружили в реке, в районе центральной набережной. То ли она сама в воду бросилась, то ли ей помогли. Это произошло уже после того, как я стала содержанкой Никиты…

– А Мария Трушкина где??

– Не знаю! Я живу, как в тюрьме, ни с кем не общаюсь. В университете не появляюсь. Мои родители, наверное, уже забыли, что у них есть дочка… Никому до меня дела нет, понимаешь?! Никита по-своему добрый, но не дай Бог узнает о сегодняшней встрече и разговоре – тогда ни мне, ни тебе не жить. Кстати, тебе сегодня тоже просто дали возможность уйти. Однако берегись…

– Спасибо за все, – поблагодарил Коркин. – Еще один вопрос: где сейчас может быть Мария Трушкина?

– Не знаю. Ясно одно – не у Никиты. Иначе меня бы постигла Варина судьба.

Коркину стало жаль девушку:

– Тебе помочь отсюда выбраться?

Лера покачала головой:

– Не надо. Пусть будет, как есть, а дальше посмотрим.

Содержание этого разговора Михаил передал своему шефу.

– Информации много, – задумчиво проговорил Павел Сергеевич. – Только это ни на шаг не приближает нас к настоящей Марии Трушкиной… Дальше надо искать.

– Надо, – согласился Коркин. Но даже самому себе он не хотел признаваться, что эти бесплодные поиски ему до чертиков надоели.

***

«Тебе не стыдно перед соотечественниками за такую роскошь?» – спрашивала Ирина Александровна у старого друга. «Нет, не стыдно! – отвечал Константин Георгиевич. – Эту, как ты говоришь, роскошь я приобрел на честно заработанные деньги. И ты прекрасно знаешь это, Ирэн!»

Они гуляли в красивом парке, окружающем белый особняк, возраст которого насчитывал полторы сотни лет. В воздухе чувствовалось дыхание осени. По глади пруда скользили яркие кленовые листья.

— Прекрасная, но печальная пора – осень, – говорила Ирэн.

– Раньше я испытывал осенью точно такие же чувства – грусть, печаль, тоску. А потом приучил себя любоваться красотой – как художественными полотнами в музее. А еще старался, чтобы в эту пору рядом находился кто-то, добровольно пожелавший разделить мое одиночество.

– Ах ты, старый ловелас! – рассмеялась Ирэн. – Значит, твое приглашение и мой приезд – это всего лишь способ избавиться от одиночества? Эгоист!

– Я не обижаюсь на твои слова, – улыбнулся Константин Георгиевич. – Ты ведь так не думаешь. Ты знаешь, что это не так.

– Душа моя болит за Марию, – погрустнела Ирина Александровна.

– Ты скоро встретишься со своей внучкой, Ирэн! Я тебе это обещаю.

– Загадки… Загадки… Я уже устала от них. Однако верю и надеюсь. У меня просто нет выбора.

***

Михаил Коркин заново «отрабатывал» все возможные знакомства Марии Трушкиной и не находил ничего нового. Он спросил разрешения у Анатолия Ефремовича и Софии Вадимовны осмотреть комнату их дочери.

Было очевидно, что Маша любит порядок. Все аккуратно разложено, у каждой вещи – свое место. Это говорило о том, что Мария – девушка не легкомысленная. Сыщик открывал ящики письменного стола, перелистывал тетради с конспектами, вузовские учебники. Он сам точно не знал, что ищет. Личный дневник? Записки? Фотографии? В нижнем ящике обнаружил несколько писем, туго стянутых скотчем. Довольно странно! В наше время молодые люди письма не пишут, это Коркин по себе знал – зачем утруждаться, когда есть мобильный телефон! На всех конвертах обратный адрес один и тот же: несколько заглавных букв и 5-значное число. Коркин не знал, что это могло означать. Почтовых штемпелей на конвертах нет, значит, – быстро соображал сыщик, – письма передавались из рук в руки или через третье лицо! Вывод: тот, кто писал письма Марии, проживает в нашем городе. Хотя, судя по количеству писем, возможен и другой вариант.

Он открыл одно письмо – оно написано не по-русски. Открыл другое – то же самое.

– Ваша дочь хорошо владеет французским языком? – обратился к находившимся в комнате Трушкиным.

– В совершенстве! – с гордостью ответила София Вадимовна.

– Может, у нее есть друзья, знакомые во Франции?

– Нет, иначе мы бы об этом знали.

– Можно я возьму с собой эти письма? – спросил сыщик.

– Конечно, если это поможет в поисках нашей дочери.

Всю ночь Коркин корпел над переводом, и вот что ему удалось узнать.

Автор писем – сотрудник посольства, иностранец. По тексту можно понять, что он питает к Маше Трушкиной нежные чувства. Однако неизвестно, отвечала ли ему девушка взаимностью. Все вполне порядочно, интеллигентно.

«Сбежать с сотрудником французского посольства Мария не могла, – рассуждал Михаил. – Во-первых, она не похожа на легкомысленную девицу, а во-вторых, это означало бы международный скандал».

О своей находке Коркин рассказал шефу. На следующий день Павел Одинцов отправился в столицу.

На то, чтобы получить разрешение на встречу с сотрудником французского посольства, у Павла Одинцова ушло два дня. А потом оказалось, что атташе Матео Сорель отбыл в отпуск на родину. И больше никаких сведений.

(Окончание в следующем номере)

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как ВККС нашла судьям Верховного Суда Украины новые места работы
Сегодня день рождения празднуют
  • Нелли Ластовка
    Нелли Ластовка
    председатель Днепровского районного суда Киева
  • Вера Великохацкая
    Вера Великохацкая
    судья Оболонского районного суда Киева
Новости онлайн