Доступ к информации о родственниках может использоваться для влияния на судью, — судья Верховного Суда Г. Каныгина

10:00, 29 августа 2016
За два дня до официального запуска реестра Государственная служба специальной связи и защиты информации отказалась выдать сертификат соответствия комплексной системы защиты информации (КСЗИ) реестра деклараций, что фактически означало срыв его полноценной работы. Новой датой запуска назначили 1 сентября.
Доступ к информации о родственниках может использоваться для влияния на судью, — судья Верховного Суда Г. Каныгина

Вячеслав Хрипун,
«Судебно-юридическая газета»

 

15 августа 2016 года, впервые в истории Украины, начала работать система электронного декларирования доходов, расходов и имущества высших государственных служащих, сотрудников правоохранительных органов и судей.

Как известно, за два дня до официального запуска реестра Государственная служба специальной связи и защиты информации отказалась выдать сертификат соответствия комплексной системы защиты информации (КСЗИ) реестра деклараций, что фактически означало срыв его полноценной работы. Новой датой запуска назначили 1 сентября.

Своей позицией в этом вопросе с «Судебно-юридической газетой» поделилась судья Верховного Суда Украины Галина Каныгина:

«Есть решение Конституционного Cуда Украины, согласно которому доказательства должны быть собраны в установленном законом порядке. В соответствии со статьями 86 и 87 УПК, вопрос о допустимости собранных доказательств решается через оценку соблюдения порядка их сбора. Декларацию как доказательство, конечно, можно получить из реестра с соблюдением установленного порядка, но возникнет вопрос, не было ли вмешательства в саму систему. Тогда нужно будет доказывать, что сведения внес в декларацию и, соответственно, в реестр именно декларант, а не постороннее лицо. В такой ситуации появятся вопросы, например, какой продукт использовался, был ли он сертифицирован и защищен от вмешательства, насколько реестр деклараций состыкован с другими реестрами (например, недвижимого имущества). Нужно будет проводить сложные экспертизы.

Когда весной в Верховном Суде технические специалисты НАПК представляли нам реестр электронных деклараций, я задала им вопрос, могут ли они гарантировать, что реестр будет надлежащим образом защищен и сертифицирован с учетом того, что у нас в стране даже государственные учреждения часто используют нелицензированные программы. Четкого ответа я не получила. Необходимо ли электронное декларирование? Необходимо, если это поможет справиться с коррупцией. Однако, только электронного декларирования для этого недостаточно. Правоохранительные органы должны сами раскрывать факты коррупции, а не только использовать правильно или неправильно заполненные декларации. Судьи и раньше сдавали письменные декларации. По моему убеждению, должна быть обеспечена надлежащая безопасность данных. Охрана персональных данных судей имеет огромное значение. Многие судьи рассматривают резонансные дела, поэтому должны быть уверены в том, что данные о них не попадут к другим людям. Кстати, декларирование доходов и имущества родственников и не только родственников не совсем отвечает ст. 8 Конвенции. Тот перечень родственников, имущество которых нужно декларировать, противоречит Семейному кодексу. Совсем непонятно, какое отношение к этому имеют, например, двоюродные братья и сестры, особенно, если они живут в другом государстве (после распада СССР). Кроме этого, доступ к информации о близких родственниках судей может использоваться для влияния на судью, в т.ч. путем угроз».

Что происходит вокруг реестра электронных деклараций, когда состоится его запуск и как это отразится на судьях, читайте в статье «Декларации взяли фальстарт».

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Чи потрібно набирати нових суддів