Суд работает по системе продаж судебных решений, — народный депутат В. Чумак

15:45, 3 октября 2016
Почему в Украине нельзя быстро избавиться от коррупции, рассказал заместитель председателя Комитета Верховной Рады Украины по вопросам предотвращения и противодействия коррупции, разработчик «Антикоррупционного пакета президента и правительства» Виктор Чумак.
Суд работает по системе продаж судебных решений, — народный депутат В. Чумак

Яна Собко,

«Судебно-юридическая газета»

 

Почему в Украине нельзя быстро избавиться от коррупции? Что не так с судебной и правоохранительной реформами?

Об этом в эксклюзивном интервью «Судебно-юридической газете» рассказал заместитель председателя Комитета Верховной Рады Украины по вопросам предотвращения и противодействия коррупции, разработчик «Антикоррупционного пакета президента и правительства» Виктор Чумак

Какие основные препятствия на пути борьбы с коррупцией?

— Я считаю, что нет возможности победить коррупцию в Украине, которая является наследием деятельности олигархичной политической системы и олигопольной экономики. Без демонополизации экономики это невозможно. Если у нас будет нормальный рынок, а не монопольное злоупотребление некоторыми лицами своего монопольного положения в экономике, то тогда будет меньше коррупционных рисков. Если у нас будет прямая политическая конкуренция и очень жесткий и качественный отбор людей в политику, то тогда не будет политической коррупции сверху. Если в политику пойдут не бизнесмены для того, чтобы капитализировать свой бизнес за счет административного или политического влияния, а будут идти люди, для которых политика — это способ реализации программ развития общества, то тогда это даст нам возможность изменить качество политического сектора. Все это вместе дает то, что нам необходимо. Здесь сильный посыл для политической воли и реализации антикоррупционного законодательства.

Представители НАБУ и САП много раз высказывались, что как якобы суды нивелируют работу антикоррупционных органов. Согласны ли Вы с этим?

— Согласен. Тут ситуация какая. Правоохранительные органы и судебная система 23 года строились как элементы давления государства, или, как я говорил про политиков, одной политической группы на своих оппонентов или на бизнес-конкурентов. Они так всегда работали. Суд работал по системе купли судебных решений. Т.е. судебные решения можно было покупать и до сих пор можно это делать на сегодняшний день. Это отображается на том уровне доверия к правоохранительным органам и судам, который существует. Хотя, новые органы имеют немного больший уровень доверия, нежели старые.

По Вашему мнению, лучше набирать новых людей?

— Я считаю, что это очень правильно. Мы не даем «инфицированным» людям зайти в новую систему. То же самое и с судами. Сейчас очень много судей увольняются. Я думаю, что это из-за того, что создается система предотвращения коррупции через публичный мониторинг образа жизни и доходов судей. Очень много судей не могут пояснить, откуда у них, к примеру, по 19 домов, пять земельных участков, шесть автомобилей, и они массово увольняются. Это и есть так называемая «люстрация через страх». И такая люстрация будет происходить. Не с помощью государственных инструментов, а вот в такой способ. Это своеобразный «природный отбор» через страх. Вопрос в другом — как быстро мы найдем людей, которые будут работать по абсолютно новой философии деятельности. Ведь суд — это главный арбитр в государстве, защитник основоположных прав человека и имплементатор верховенства права.

Как Вы думаете, не возникнет ли в судебной системе кадровый коллапс?

— Уже на сегодняшний день есть кадровые трудности, потому что уже есть проблема, что нельзя найти «тройку» судей в апелляционных судах. Однако, я думаю, что лучше пережить кадровый коллапс, чем работать с коррумпированными судьями.

Недавно на заседании Комитета по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности руководитель Нацполиции Хатия Деканоидзе заявила, что полиция ловит преступников, а суды их отпускают. По Вашему мнению, это действительно так?

— Я думаю, что не все так просто. Где-то есть коррупционное влияние, а где-то есть непрофессионализм просто у полицейских. По моему мнению, прошла не реформа полицейских, а только витражная замена отдельной части полиции. У нас, если я не ошибаюсь, около 20-25 тыс. патрульных полицейских на всю страну. А всей полиции — 200 тыс. человек. И это разные службы: оперативные, следственные, подразделения участковых и пр. А они не реформированы. Но, извините, там также не очень высокое качество профессионального состава. И это является большой проблемой. Поэтому, с одной стороны — неэффективные суды, с другой стороны — неэффективные правоохранители, а с третей стороны — безнаказанность преступников.

Относительно переаттестации. Бытует мнение, что увольняют профессионалов, и, как следствие, в полиции не хватает квалифицированных кадров. Как быть в этом случае и что делать с оттоком кадров?

— Здесь ситуация такая, что эта работа должна быть почетной и очень социально защищенной. Т.е. высокое денежное обеспечение, должный социальный пакет во время работы и пр. Но только тогда, когда мы к этому придем, можно будет делать отсев. Когда эта работа будет конкурентной с такими же профессиями на бизнес-рынке, то тогда туда пойдут хорошие специалисты. А пока, как говорят, «имеем то, что имеем».    

Все же, по Вашему мнению, существует рецепт успеха, каким образом качественно реализовать реформы в Украине?

— Без сомнений существует. Просто делать свое дело. 

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Зарплати суддів: що мав на увазі КСУ, визнавши окремі норми неконституційними
Сегодня день рождения празднуют
  • Роман Кондор
    Роман Кондор
    судья Апелляционного суда Закарпатской области
  • Евгений Коротенко
    Евгений Коротенко
    судья Луганского апелляционного суда
  • Андрей Костенко
    Андрей Костенко
    судья Хмельницкого апелляционного суда
  • Андрей Леонов
    Андрей Леонов
    судья Бабушкинского районного суда Днепропетровска
  • Елена Шкорина
    Елена Шкорина
    судья Киевского апелляционного суда