Проверка прокуратуры по заявлению В.Ландика – правомерна!

16:13, 24 июля 2012
Проблема защиты прав человека в Украине становится все более актуальной. Один из наиболее острых вопросов...
Проверка прокуратуры по заявлению В.Ландика – правомерна!
Следите за актуальными новостями в соцсетях SUD.UA

Проблема защиты прав человека в Украине становится все более актуальной. Один из наиболее острых вопросов — нарушение права лица на тайну переписки, телефонных разговоров, телеграфной и другой корреспонденции. Одним из примеров такого нарушения может стать фотографирование и обнародование СМС-переписки народного депутата Украины В.И. Ландика. На основании обращения Владимира Ландика прокуратурой Печерского района г. Киева было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 163 и ч. 2 ст. 182 УК Украины (нарушение тайны переписки или другой корреспонденции государственного деятеля... которое нанесло существенный ущерб законным правам, свободам и интересам лица).

Прокуратура провела проверку по заявлению депутата от 21 июня, в котором шла речь о нарушении его прав, гарантированных Конституцией. Депутат просил прокуратуру принять в связи с этим «решение в соответствии с Уголовным кодексом Украины». Возникает закономерный вопрос: правомерны ли действия прокуратуры? Я считаю, что такие действия полностью правомерны, поскольку, согласно ст. 31 Конституции Украины, каждому гарантируется тайна переписки, телефонных разговоров, телеграфной и другой корреспонденции (в том числе и СМС-переписки). Исключения могут быть установлены лишь судом в случаях, предусмотренных законом, с целью предотвратить преступление или выяснить истину во время расследования уголовного дела, если другим образом получить информацию невозможно. Кроме того, согласно ч. 2 ст. 306 Гражданского кодекса Украины, телеграммы, письма считаются собственностью адресата, их можно использовать путем опубликования лишь по согласию направившего их лица и адресата. Если же они содержат информацию, которая касается личной жизни другого физического лица, на распространение такой информации необходимо согласие и этого лица.

Как видим, в украинском законодательстве гарантируется тайна передачи информации между людьми и невозможность ее разглашения лицами, которые вовлечены в этот процесс или вследствие определенных обстоятельств имеют возможность стать своеобразным наблюдателем или очевидцем этого процесса.

На международном уровне право на тайну переписки, телефонных разговоров, телеграфной и другой корреспонденции гарантировано Конвенцией о защите прав человека и основоположных свобод, в ст. 8 которой указано, что вмешательство государственных органов в осуществление этого права не допускается (за исключением случаев, когда это предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе для государственной безопасности, общественного порядка или для экономического благосостояния страны, для поддержки порядка и предотвращение преступлений, защиты здоровья и морали или защиты прав и свобод других лиц). В п. 1 ст. 17 Международного пакта о гражданских и политических правах подчеркивается, что никто не должен подвергаться своевольному или незаконному вмешательству в его личную и семейную жизнь, своевольным или незаконным посягательствам на неприкосновенность его жилища или тайну его корреспонденции или незаконным посягательствам на его честь и репутацию.

Возвращаясь к украинскому законодательству, можно отметить, что сегодня ограничение этого права должно устанавливаться судом. Суд может устанавливать такие ограничения лишь в случаях, предусмотренных законом; такие случаи должны быть обусловлены лишь целью предотвратить преступление или выяснить истину во время расследования уголовного дела и являются законными лишь тогда, когда другим способом получить информацию невозможно. В уголовном производстве такое право может быть ограничено на основании закона во время проведения таких следственных действий, как, например, наложение ареста на корреспонденцию и снятие информации с каналов связи (ст. 187 КПК Украины). При этом в законе четко установлено, на каких основаниях и в какой процессуальной форме допустимо такое серьезное ограничение одного из наиболее существенных конституционных прав граждан.

Общественная опасность преступления, юридический состав которого предусмотрен в диспозиции ч. 2 ст. 163 Уголовного кодекса Украины, состоит в нарушении конституционных правоотношений, содержанием которых является абсолютное право лица (государственного или общественного деятеля) на сохранение в тайне любых сведений, которые передаются любыми средствами коммуникаций: телефоном, телеграфом, по почте, другими средствами связи или через компьютер. Норму, которая содержится в ч 2 ст. 163 УК Украины, нужно рассматривать как специальную по отношению к норме, которая содержится в ч. 2 ст. 182 УК Украины. Нарушение тайны корреспонденции является преступлением более общественно опасным, чем нарушение тайны сведений о личной и частной жизни. Режим охраны таких сведений (конфиденциальной информации) устанавливает самое лицо, в то время как охрану тайны корреспонденции должно осуществлять государство.

Итак, становится понятно, что охрана тайны переписки или другой корреспонденции любого лица является не правом, а обязанностью государства, и что за нарушения тайны переписки должна устанавливаться юридическая ответственность, в том числе и криминальная. Если этим правом будут пренебрегать, то в обществе воцарятся произвол и хаос.

Специалист в области частного права,

доктор юридических наук, профессор,

заслуженный юрист Украины

Николай Иншин

Обыски и незаконное изъятие имущества: как остановить давление на бизнес, прямой эфир Право ТВ
Обыски и незаконное изъятие имущества: как остановить давление на бизнес, прямой эфир Право ТВ
Главное о суде
Сегодня день рождения празднуют
  • Олексій Плахов
    Олексій Плахов
    суддя Східного апеляційного господарського суду
  • Оксана Чус
    Оксана Чус
    суддя Центрального апеляційного господарського суду
  • Олег Білоус
    Олег Білоус
    суддя Верховного Суду у Касаційному адміністративному суді
  • Анатолій Радчук
    Анатолій Радчук
    голова Одеського окружного адміністративного суду