Конкурсы в ГБР: у каждого члена комиссий своя шкала ценностей

12:33, 16 июля 2018
Газета: 24-28 (443-447)
Нередкие технические ошибки и субъективизм оценки на собеседованиях могут не удовлетворить участников и общественность результатами конкурса
Конкурсы в ГБР: у каждого члена комиссий своя шкала ценностей

Сергей Глушко,
«Судебно-юридическая газета»

Конкурсы на замещение первых 700 должностей в Государственном бюро расследований подошли к самому интересному этапу — собеседованиям с кандидатами. Если во время квалификационного экзамена с помощью тестов и практических заданий, выполненных на компьютере, оценивался уровень знаний и профессионализма кандидатов, то на этом этапе проверяются их человеческие качества и добропорядочность.

Однако ни положения Закона о Государственном бюро расследований, ни порядок проведения конкурса для назначения на должности в ГБР, предусматривающие открытость процедур и даже исследования на полиграфе, ни жесткие квалификационные требования к каждой должности не могут стать гарантиями отбора в новый правоохранительный орган идеальных сотрудников. Как оказалось, очень многое на финальном этапе конкурса зависит от субъективного мнения членов конкурсных комиссий — внешней, отбирающей руководящий состав ГБР, и двух внутренних, наполняющих специалистами центральный аппарат и региональные структуры.

Публичность — не гарантия

Каким образом рождается оценка кандидата после собеседования? Этот вопрос «Судебно-юридическая газета» задавала представителям разных конкурсных комиссий. И пришла к выводу, что четкого ответа на него нет, как и общей идеологии в этой сфере в самом Бюро.

Все это привело к тому, что каждая из трех комиссий применяла или собирается применять собственную методику и набор оценочных критериев. Более того, значение и этапность психо-физиологических исследований на полиграфе, которые, по идее, также должны влиять на общую оценку кандидата, в каждом конкурсе разные.

Формальностью и ненужной затеей оказалась даже трансляция всех собеседований с кандидатами в YouTube. Какой от этого практический результат? В то же время, недавно на своей страничке в Facebook член Совета общественного контроля при ГБР Василий Апасов сообщил, что несмотря на публичность процессов, Совет никак не влияет на проведение конкурсов на замещение вакантных должностей в Бюро, а члены Совета не входят ни в одну из конкурсных комиссий. По его мнению, отсутствие достаточного контроля общественности за конкурсами в Бюро приведет к тому, что должности в ГБР могут занять откровенно сомнительные личности, а это приведет к негативным последствиям и снизит качество работы Бюро. Особенно такие опасения касаются конкурса на руководящие должности, который проводит внешняя конкурсная комиссия.

«После просмотра ряда фамилий соискателей и ознакомления с их биографиями у меня появился ряд вопросов. Надеюсь, что они станут интересны и членам конкурсной комиссии, которые смогут изучить их и задать непосредственно соискателям во время собеседования», — высказал свои соображения общественный активист.

Бюро отреагировало довольно быстро. Его директор Роман Труба объяснил все неувязки стремительностью процесса создания Бюро и перегруженностью небольшого пока аппарата сотрудников, а также членов конкурсных комиссий. Он через СМИ предложил членам Совета общественного контроля проанализировать биографии кандидатов и сообщать конкурсным комиссиям, если будут выявлены факты, которые потребуют разъяснений, особенно свидетельствующие о недобропорядочности претендентов на должности в ГБР.

«В то же время, прошу продемонстрировать профессиональный подход, ведь в открытых источниках по любому кандидату может быть размещена недостоверная информация для создания его негативной репутации», — предостерег общественников директор ГБР. Насколько поможет такой призыв повышению объективности при выборе самых достойных, неизвестно, ведь времени выделено очень мало. 17 июля Р. Труба уже ждет от Совета общественного контроля анализа собранной информацию о кандидатах на должности руководителей управлений, отделов центрального аппарата, а также директоров территориальных управлений ГБР. Непонятно также, что директор Бюро будет делать с этим анализом, ведь внешняя и внутренняя комиссия №1 практически заканчивают собеседования и, естественно, предоставят свои решения. А если они не совпадут с мнением Совета?

Особенности внутренней кухни

Внешняя конкурсная комиссия Государственного бюро расследований, которая проводит отбор на должности руководителей Бюро среднего звена, начала проводить собеседования со 2 июля. По словам главы комиссии Романа Майданыка, проводить собеседования старались ежедневно, кроме воскресенья. Однако кандидатов, допущенных к этому этапу, довольно много — 189 человек. Кроме того, многие из них подавали документы на несколько должностей, поэтому собеседований было гораздо больше.

Чтобы облегчить себе задачу и не терять время на повторные собеседования по однотипным должностям, члены комиссии решили ограничиться тремя видами собеседований. К первому отнесли должности руководителей территориальных управлений и следственных управлений центрального аппарата ГБР, ко второму — весь оперативный блок, а к третьему — административные должности, не связанные со следствием и оперативной работой. На практике это выглядит следующим образом: кандидат, подавший документы на должность руководителя в нескольких территориальных или следственных управлениях, проходил только одно собеседование. а тому, кого заинтересовали все три вида должностей, назначали все три типа собеседований вне зависимости от количества поданных документов. При этом комиссия сумела провести всех кандидатов через полиграф. Причем собеседования проводились параллельно по принципу своеобразной лесенки: первый день — полиграф, второй — собеседования для ускорения процесса.

Такую же систему использования полиграфа применила внутренняя комиссия №1. По этому поводу у нее чуть не вышел конфликт с директором ГБР. Р. Труба хотел, чтобы полиграф конкурсанты проходили только после собеседований — это сэкономило бы ресурсы, ведь одно исследование стоит государству около 2 тыс. грн, и ускорило бы прохождение конкурса.

«Это логичный и очевидный шаг, который мы предлагали сделать. Проведение исследования с помощью полиграфа — длительный и сложный этап, в т. ч. для кандидатов. Неправильно заставлять человека проходить полиграф, если неизвестно, станет ли он работником Бюро», — отметил руководитель ГБР. Он направил в Кабинет министров предложение о внесении изменений в Постановление КМУ от 20.12.2017 «Об утверждении Типового порядка проведения открытого конкурса для назначения на должности в Государственном бюро расследований». «Добро» от Кабмина было получено 26 июня, однако конкурсная комиссия №1 на своем заседании за день до этого протокольно приняла решение о начале проведения проверки на полиграфе. Директору ГБР пришлось согласиться.

По мнению секретаря комиссии Александра Леменова, представляющего общественность, выводы экспертов на основе психо-физиологических исследований крайне важны, так как указывают конкурсной комиссии на проблемные реакции кандидата на определенные вопросы. «По результатам исследования составляется соответствующая справка, где полиграфолог фиксирует результаты тестирования сразу по нескольким направлениям: совершение кандидатом противоправных действий и открытие в отношении него уголовных производств; пребывание в агентурной связи со спецслужбами других государств; участие в деятельности запрещенных законом или судом общественных объединений; членство в политических партиях, участие в создании или деятельности таких партий; наличие гражданства другой страны; разглашение конфиденциальной, секретной информации или данных с ограниченным доступом; скрытые мотивы работы в Государственном бюро расследований; злоупотребление алкоголем или наркотиками», — поделился подробностями член комиссии. Все странные реакции потом можно дополнительно проверить на собеседовании, и в итоге конкурсная комиссия получит полноценную картину о кандидате. Поэтому переставлять местами этапы конкурса ни в коем случае нельзя, считает А. Леменов.

Внутренняя конкурсная комиссия №2, подбирающая сотрудников в территориальные управления ГБР — единственная, которая будет проводить через полиграф только тех, кто пройдет собеседование, попадет в рейтинг и будет рекомендован к назначению. Собеседование с 1426 кандидатами, допущенными к этому этапу, там начнут только 16 июля.

Понять и допустить

Не только субъективность оценки кандидатов на собеседованиях, но и нередкие технические ошибки, а также непонимание экс-претендентов, за что их не допустили к участию в конкурсе, вызывают шлейф негативных впечатлений. После прохождения этапа квалификационного оценивания страничка ГБР в Фейсбуке наполнилась сообщениями от кандидатов о неверном подсчете в комиссиях набранных ими во время тестирования баллов и, как результат, невключении их в списки допущенных к следующему этапу конкурса.

Справедливости ради следует отметить, что комиссии оперативно реагируют на подобные сообщения и быстро исправляют технические ошибки, если они имели место.

Гораздо сложнее объяснить кандидату, почему он не годится для определенной должности. По словам секретаря конкурсной комиссии №2 адвоката Петра Варишко, из более 3 тыс. желающих участвовать в конкурсе около 500 получили отказы еще на стадии изучения документов. Основная причина — несоответствие квалификационным требованиям, что приходилось устанавливать при изучении предоставленных документов. Например, иногда оказывалось, что человек, который 20–25 лет проработал в правоохранительных органах и даже занимал там руководящие должности, имел неполное высшее образование или образование не юридической направленности.

«Наличие высшего юридического образования и определенного правового стажа, который отсчитывался с момента получения такого образования — главное квалификационное требование для участия в конкурсе. К сожалению, люди часто не понимали разницы между высшими образованиями», — отметил член комиссии.

Еще с одной проблемой столкнулись при приеме документов на руководящие должности — со сложностью определения руководящего стажа по послужным карточкам системы МВД. Кадровики этого ведомства обычно указывали дату приема человека в ряды милиции/полиции, а потом дату увольнения. Информацию о наличии у кандидатов руководящего стажа иногда приходилось выуживать даже из их автобиографий.

«После рассмотрения всех документов и принятия решения о недопуске отдельных кандидатов мы дали им 5 дней на апелляцию. Кто смог, доказал свою квалификацию», — подчеркнул П. Варишко и добавил, что людям всегда сложно смириться с отказом, не устраивающие их решения часто вызывают довольно жесткие эмоции.

В Окружном административном суде Киева, кстати, уже зарегистрированы несколько исков о допуске лиц к открытому конкурсу на замещение должностей в Государственном бюро расследований. Эти административные дела еще по сути не рассмотрены, но по ним открыты производства. Интересна будет их судебная перспектива, и как это повлияет на результаты конкурсов.


Комментарии

Денис Монастырский, член внешней конкурсной комиссии ГБР

— В данном конкурсе, который должен выявить лучших претендентов на должности руководителей территориальных управлений, а также следственных, оперативных и обеспечивающих функционирование ведомства управлений ГБР, члены комиссии не стали утверждать какие-то общие критерии, на которые следовало бы обратить внимание при собеседовании. Каждый присутствующий член конкурсной комиссии вправе задать кандидату любой вопрос, который посчитает нужным. Реакцию на него, полноту ответа, а также интеллектуальный и психологический уровень опрашиваемого члены комиссии оценивают согласно своим соображениям.

Отсутствие заранее подготовленных вопросов позволяет лучше выбирать темы для беседы в зависимости от ситуации, конкретного кандидата и его биографии. Кроме того, и шкалы баллов никакой нет. Балльная система уместна, когда собеседование является закрытым и действительно существует заранее утвержденный список вопросов. По качеству ответов на одинаковые вопросы разных кандидатов удобно выставлять баллы. Если эту систему использовать при публичном собеседовании, да еще и с трансляцией онлайн, кандидаты получат возможность ознакомиться с формулировками вопросов, подготовиться, и последние будут выглядеть просто идеально.

После всех собеседований конкурсной комиссией будет выделен один день, когда все члены комиссии будут выстраивать рейтинг кандидатов по каждой должности путем личного голосования. Каждый член комиссии самостоятельно решит, какая информация произвела на него большее впечатление.

Александр Леменов, член конкурсной комиссии ГБР №1

— Комиссия доверила мне разработать критерии оценки кандидатов на собеседовании. Я их разработал и представил на суд членов комиссии. Никто замечаний не высказал. Естественно, оценка будет носить субъективный характер, но она опирается на объективные факты. Вот критерии, по которым наша комиссия оценивает кандидатов на собеседовании: профессиональные качества, стрессоустойчивость (работа в правоохранительных органах никогда не была спокойной), добропорядочность (при помощи данных из электронной декларации и о соответствии стиля жизни), отсутствие нарушений прав человека (для следователей), политическая беспристрастность.

Например, если членов комиссии заинтересовала добропорядочность кандидата, исследование этого вопроса выглядит следующим образом. Вначале смотрим биографию, должности, которые кандидат занимал в правоохранительных органах, одновременно наблюдая за тем, как изменялось его имущественное положение в декларациях. Если кандидат всю жизнь проработал в органах правопорядка или государственных органах власти, но имеет множество непонятного имущества и не может на собеседовании объяснить его происхождение, это видят все члены комиссии, и ни о каких высоких оценках не может быть и речи.

Петр Варишко, член конкурсной комиссии ГБР №2

— Где есть люди, там всегда могут быть злоупотребления. Это касается и членов нашей комиссии. У всех у нас разное мировоззрение. Однако на предварительном обсуждении критериев оценки кандидатов на собеседовании основным пунктом проходили человеческие качества. Профессионализм нас будет интересовать в меньшей степени — для его оценки были предназначены два предыдущих этапа конкурса.

Больше внимания будет уделено послужному списку кандидата, его мотивации, причинам, по которым он хочет работать в ГБР. Обязательно воспользуемся дополнительной информацией, которая уже доступна или поступит в комиссию и найдет свое подтверждение. Я, к тому же, через свою страничку в Фейсбуке обратился за помощью к общественности — жду и от нее важных сообщений, которые помогут полнее раскрыть личности претендентов на должности в ГБР.

Для меня наиболее важны человеческие качества кандидата, его сознательность. Впрочем, допускаю, что у других членов комиссии может быть иное понимание важности критериев оценки.

После собеседования путем голосования членов комиссии будет составляться рейтинг кандидатов на каждую должность. Для включения в рейтинг каждый кандидат должен набрать не менее 3 голосов из 5.

 

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Нещеплених не допустять до роботи та навчання: чому у Києві протестували
Нещеплених не допустять до роботи та навчання: чому у Києві протестували
Loading...
Сегодня день рождения празднуют
  • Юрій Сіренко
    Юрій Сіренко
    голова Черкаського апеляційного суду
загрузка...