Уголовно-электронные деньги

19:53, 5 июля 2013
Газета: 25 (193)
Не только у нас, но и в других странах система электронных денег поначалу представлялась широким морем возможностей, затем – дремучим лесом препятствий, и наконец – минным полем опасностей
Уголовно-электронные деньги

Не только у нас, но и в других странах система электронных денег поначалу представлялась широким морем возможностей, затем – дремучим лесом препятствий, и наконец – минным полем опасностей. До поры до времени миллионы людей пользовались ее удобствами, руководствуясь экономической целесообразностью и здравым смыслом, но не слишком утруждая себя знанием правовых норм. Для Украины момент истины наступил 11 июня 2013 г., когда налоговая милиция обыскала офис фирмы, называющей себя гарантом платежной системы «Вебмани», а затем по решению суда на ее счетах были заблокированы 60 млн грн, принадлежащие ее клиентам. Вот тогда финансисты с юристами и засели за кодексы, законы и постановления, разбирая по косточкам запутанные формулировки «электронно-денежных» статей.

 

Виртуальные деньги – виртуальные налоги

 

Чтобы понять, почему фискальные органы смотрят на электронные деньги, как солдат на вошь, попытайтесь на минутку включить абстрактное мышление и представить следующую ситуацию.

Некий крупный металлургический комбинат продал за границу 1 млн т проката на $1 млрд. Только они не поступили в кассу в виде наличном и не пополнили банковский счет в виде безналичном, а легли в электронный кошелек комбината, обслуживаемый международной платежной системы вроде «Вебмани». Эти деньги не пропали – на них были закуплены товары и услуги для рабочих и служащих комбината. Самым бедным достались куриные окорока, людям побогаче – бытовая электротехника, еще более узкому кругу – легковые автомобили, а самым избранным – туристические путевки на шикарные курорты. При этом все перечисленные группы рассчитались платежными карточками своих электронных кошельков той же системы, в которые им начислялась зарплата.

В общем, когда сложили все приобретенное и прибавили к этому транспортные и складские расходы, тютелька в тютельку вышел тот самый $1 млрд. Целый штат компьютерщиков гонял электронные деньги за океан и обратно, но ни один доллар и ни одна гривна не покинули бронированных сейфов. И никто не обманут, все довольны. Удобно, не правда ли?

А теперь внимание – вопрос: кто в этой ситуации остался в дураках? Ответ: конечно же, государство, которое от этих миллиардных оборотов вместо причитающихся ему налогов получило с гулькин нос таможенных сборов за пересечение границы импортным товаром, который по обычаю невероятно занижается в цене. Посудите сами: налог на добавленную стоимость за вывозимый из страны металл не взимается, А, наоборот, возмещается. Налог на прибыль предприятий металлурги формально должны платить, но фактически не платят, поскольку продают металл оффшорным фирмам по такой смешной цене, что никакой прибыли у них нет, одни убытки. И это недавно вынужден был признать сам министр доходов и сборов Украины Александр Клименко. Остается налог на добавленную стоимость на ввезенный в страну товар, но он взимается, исходя из декларируемой импортером закупочной цены, а этот самый импортер имеет вполне законную возможность через цепочку посредников закупить его у самого себя, а потом показать на таможне фискальные чеки на копеечные суммы.

Впрочем, нули и мизеры по всем трем перечисленным выше пунктам – еще полбеды. К такому положению вещей мы привыкли давно, и на практике львиную часть налога на добавленную стоимость платят расположенные внутри страны супермаркеты, гипермаркеты, автосалоны и турфирмы. Но если они будут получать за свои товары и услуги виртуальные деньги, тогда уже будет не полбеды, а кругом беда, ибо никакой налог с них не соберешь. Разве что виртуальный. И даже с налогом на доходы физических лиц выйдет промашка, если зарплата прямиком идет в электронные кошельки. В общем, куда ни кинь – всюду клин.

Сразу успокоим читателя, что описанная ситуация нам, к счастью, не грозит. У нас на этот счет имеется ряд законов, один из которых называется «О платежных системах и перечислении средств в Украине». Он, в частности, гласит, что выпускать электронные деньги могут только банки. Банками же имеют право называться только те финансовые учреждения, которые имеют лицензию Национального банка. А лицензию имеет лишь тот, кто регулярно отчитывается о движении капиталов на счетах и таким образом помогает государству собирать налоги.

 

Титульные знаки – это деньги или нет?

 

Теперь о конкретной ситуации с «Вебмани». Следует заметить, что она не является уникальной для Украины. Так, в Германии в 2009 г. деятельность представителей этой системы была запрещена тамошним Федеральным управлением финансового надзора. Да и вообще в мире в последние годы регулярно происходят скандалы и расследования, связанные с деятельностью той или иной платежной системы. Последней – арест властями США в мае с. г. руководителей платежной системы «Свободный резерв», которые обвиняются в отмывании доходов от преступной деятельности и пособничестве в уклонении от уплаты налогов.

Что же касается нас, то начать надо с того, что в Украине нет компании «Вебмани», равно как и платежной системы с таким названием. Есть предприятие, использующее торговую марку и технологию английской фирмы «Вебмани Трансфер ЛТД», и называется оно ООО «Українська гарантійна агенція». Ранее эту роль исполняло другое ООО под названием «Украинское гарантийное агентство», однако, по информации Министерства доходов и сборов, оно стало «жертвой» фиктивного банкротства, и по этому факту начато уголовное производство.

Как бы там ни было, но в течение 10 лет эти и другие подобные предприятия неплохо справлялись со своей ролью: монтировали терминалы по приему денег и обеспечивали их движение от покупателя к продавцу. С их помощью обслуживались не очень большие покупки, и особых нареканий на их работу от клиентов не поступало. Однако 18.09.2012 был принят Закон Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины (о функционировании платежных систем и развитии безналичных расчетов)». В связи с этим многим предприятиям, обслуживающим различные системы расчетов, пришлось менять свой юридический статус.

Дело в том, что названный закон изложил новую редакцию ст. 15 упомянутого закона о платежных системах, и в ней было дано новое определение понятия электронных денег: «Это единицы стоимости, которые хранятся на электронном устройстве, принимаются как средство платежа другими лицами, отличными от лица, которое их выпускает, и являются денежными обязательствами этого лица, выполняемыми в наличной или безналичной форме». Далее было сказано, что выпуск электронных денег может осуществлять исключительно банк, который обязан погашать выпущенные им электронные деньги по требованию пользователя. Попытки всех, кроме банков, наладить выпуск электронных денег подпадают под действие подкорректированной ст. 200 Уголовного кодекса Украины.

В соответствии с этим законом, а также Положением об электронных деньгах, утвержденным постановлением Национального банка Украины №481 от 4.11.2010, проводить операции с электронными деньгами имеют право и другие лица, кроме банков: оператор системы электронных денег, агент по распространению, агент по расчетам. Однако все они обязаны заключить с банком соответствующий договор, который должен быть зарегистрирован в НБУ.

Ни одно из этих требований не было выполнено ООО «Українська гарантійна агенція». Тем не менее, его представители твердо стоят на позиции, что их система выпускает не электронные деньги, а титульные знаки под названием ВМУ («веб-мани-Украина»). Это, мол, такая себе эмиссия обязательств, которая выражается в титульных знаках, движение которых между пользователями отражает переуступку прав требования на внесенные реальные средства согласно нормам Гражданского кодекса. Иными словами, «я не извозчик – я водитель лошади».

Но, с другой стороны, защищая свою позицию, сторонники «Вебмани» ссылаются на заключения экспертиз двух известных научно-исследовательских структур: Института государства и права им. В. М. Корецкого Национальной академии наук Украины и Киевского НИИ судебной экспертизы. А их выводы гласят о том, что деятельность этой системы вполне законна.

В этих финансово-юридических лабиринтах сейчас разбираются следователи Министерства доходов и сборов Украины, которые ведут расследование по ст. 200 Уголовного кодекса Украины, а окончательную точку в данной истории поставит только суд.

 

КОММЕНТАРИИ ЭКСКЛЮЗИВ

 

Наталья Лапко, директор департамента платежних систем Национального банка Украины

 

– После того, как в НБУ поступают документы о разрешении на проведение операций с электронными деньгами, их рассматривают как минимум 5–6 департаментов, среди которых генеральные департаменты регулирования денежного оборота, информационных технологий и платежных систем, защиты информации. И лишь после того, как выяснится, что все представленные параметры отвечают правовым нормам, выдается разрешение на работу с электронными деньгами. Такая скрупулезность призвана защищать, прежде всего, права пользователей. А то иногда бывает, что приходит пакет с документами, где написано все, кроме одного: как забрать деньги из платежной системы. Очень сложно потом искать крайнего в ситуации, когда денежный перевод должен быть произведен, но по какой-то причине произведен не был. Потому такие вопросы мы стараемся урегулировать в нашей нормативной базе, в соответствии с которой рассматриваем представленные пакеты документов.

 

Василий Поезд, начальник подразделения противодействия преступлениям с использованием новейших технологий главного оперативного подразделения Министерства доходов и сборов Украины

 

– «Вебмани Трансфер» занимает противоречивую позицию. Заявляя, что не является электронной платежной системой, она, вместе с тем, утверждает, что пытается зарегистрироваться в НБУ именно как платежная система. Эта фирма определяет свои денежные единицы как титульные знаки, т. е. валюта «вебмани» эквивалентна реальным деньгам. Согласно украинскому законодательству, титульные знаки «ВМУ» подпадают под определение электронных денег. При этом «Вебмани Трансфер» не имеет договора с банковским учреждением, которое имеет право производить эмиссию средств. Соответственно, «ВМУ» не обеспечены реквизитами надлежащего уровня. Объем требований не регулируется никем, кроме как самой платежной системой. Нет гарантии, что ее валюта обеспечена реальными средствами. Такая ситуация равноценна самостоятельному производству денег и несет угрозу как пользователям, так и государственному бюджету. В рамках своих полномочий Миндоходов обнаружил нарушения в работе украинского гаранта системы «Вебмани Трансфер», связанные с незаконным выпуском и использованием электронных денег, ответственность за которые предусмотрена ст. 200 Уголовного кодекса Украины.

 

Алексей Титов, эксперт-консультант «Вебмани»

 

– Украинское предприятие, которое использует технологию и торговую марку «Вебмани», занимается эмиссией обязательств и обеспечивает их поставками в банки, главным образом в Украинский профессиональный банк. В нашей структуре есть 3 момента: технологически-организационная платформа, финансовая составляющая и юридическая составляющая.

Технологическая платформа – не украинской разработки. Финансово все потоки и обеспечения находятся в украинских банках и выражены в гривне. А что касается юридической составляющей, то предприятие зарегистрировано в Украине и подконтрольно государству. На этот счет у нас есть результаты экспертизы, проведенной Институтом государства и права им. Корецкого о том, что такая деятельность имеет право быть. Экспертам был поставлен вопрос, является ли данная деятельность выпуском электронных денег, и они ответили: «Нет». Был вопрос, является ли оборот такого финансового актива лицензируемым и законен ли он вообще – ответы «Не является» и «Законен». И последний вопрос был: законно ли действуют банки и финансовые учреждения, принимающие платежи от компании, продающей такие финансовые активы. Ответ: «Да, их действия являются законными».

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Новые правила распределения судебных расходов и освобождения от них
Новости онлайн