Излишняя доверчивость наказуема

12:04, 13 июля 2015
Газета: 27-28 (295-296)
Получив на руки задаток, Петров вручил новому хозяину ключи от квартиры и сказал: «Живи!»...
Излишняя доверчивость наказуема

Три года назад Иван Степанович Петров (имена и фамилии изменены) познакомился с Виолой Андреевной Сытиной, приятной женщиной чуть старше средних лет. Он – разведенный, она – вдова. Ничто не мешало мужчине и женщине создать новую семью с надеждой на счастье и долговечность.

По отношению к бывшей супруге и 18-летнему сыну Иван Степанович поступил порядочно – оставил им двухкомнатную квартиру. Сам же он некоторое время снимал комнатку у одной старушки на окраине города. У Виолы Андреевны имелась собственная недвижимость в «спальном» районе – уютная однокомнатная квартира. Туда она и пригласила жить своего возлюбленного. Возраст у обоих неюный, поэтому решили в загсе не регистрироваться – союз был построен на доверии.

Незадолго до знакомства с Иваном Степановичем Виола Андреевна приобрела в другом районе квартиру для дочери, которая вот-вот должна была выйти замуж. Однако та квартира требовала хорошего ремонта. Иван Степанович практически сам выполнил все необходимые работы. После развода с супругой у него оставались некоторые сбережения, и он потратил их на приобретение материалов для ремонта.

В течение двух лет Иван Степанович и Виола Андреевна жили, как в «медовый» месяц. А потом отношения начали портиться. Виола придиралась к Ивану по пустякам. Совместное существование с каждым днем становилось невыносимее. В конце концов женщина указала Петрову на дверь. Перспектива снова оказаться без крыши над головой Ивана Степановича не испугала, но он попросил возместить ему затраты на ремонт. «У меня денег нет!» – ответила теперь уже бывшая сожительница.

Иван Степанович вернулся на окраину города, в комнату к знакомой старушке.

Вскоре дочь Виолы Андреевны надолго уехала с мужем за границу по служебным делам. На время отсутствия молодых мать поселилась в их квартире. Ее собственное жилище пустовало, и соседке было поручено присматривать за ним. Совершенно случайно об этом узнал Иван Степанович. И так же случайно оказалось, что у него остался ключ от бывшего «гнездышка».

***

Максим Антонович Домченко задумал купить себе жилье. В соответствии со своими запросами и возможностями он присмотрел квартиру в «спальном» районе. Договорившись о цене, Максим вручил продавцу задаток в $5 тыс. Обычно в таких случаях составляется письменный договор, в котором указываются сроки освобождения квартиры хозяином, время оформления документов, дата окончательного денежного расчета. Домченко решил, что ему повезло, потому что он покупал квартиру не через агентство недвижимости, а непосредственно у хозяина – значит, при этом не придется платить проценты, т. е. лишние деньги.

С первой же встречи между продавцом, Иваном Степановичем Петровым, и покупателем установились доверительные отношения. Получив на руки задаток, Петров вручил новому хозяину ключи от квартиры и сказал: «Живи!» Оформлением документов он пообещал заняться сам. Домченко, обрадованный такой упрощенной схемой купли-продажи, привез нехитрый холостяцкий скарб в пустую (!) квартиру и стал считать ее своей собственностью.

Однако безмятежное состояние нового хозяина вскоре было нарушено. Однажды в дверь позвонила незнакомая женщина и потребовала, чтобы он немедленно выселялся из квартиры. «Я купил эту квартиру!» – возмутился Домченко. Женщина потребовала показать документы на приобретенное жилье. Документов у Максима не было. Он их и в глаза не видел – так доверился продавцу недвижимости. На это женщина, назвавшаяся Ниной Викторовной, заявила, что купить квартиру он не мог, поскольку она сама является ее хозяйкой, и квартиру никому не продавала.

Домченко позвонил Петрову, который, как мы помним, ранее выступил в роли хозяина, и потребовал от него объяснений. «Не обращай ни на кого внимания, – ответил тот, – живи спокойно». Такой ответ немного успокоил Максима Антоновича. Но для того, чтобы чувствовать себя законным владельцем недвижимости, надо иметь на руках подтверждающие документы. Продавец пообещал, что вскоре они будут оформлены.

Новоявленная хозяйка время от времени появлялась опять и продолжала требовать, чтобы Домченко выселялся. А тот, в свою очередь, не оставлял в покое Петрова. Максим Антонович уже согласен был съехать с этой квартиры, но хотел, чтобы ему вернули задаток в $5 тыс.

Почти год Домченко жил обещаниями Петрова, что все будет в порядке, а затем все-таки обратился с заявлением в милицию. Факт мошенничества был налицо, но Максиму Антоновичу отказали в возбуждении уголовного дела. Он написал новое заявление, и в районном отделении уголовное дело все же завели, однако через некоторое время оно было утеряно. Обеспокоенный Максим не оставлял в покое сотрудников райотдела, и дело было восстановлено. Максим Антонович с нетерпением ждал окончания следствия, чтобы определиться со спорной недвижимостью, однако ему сообщили, что следствие прекращено по причине отсутствия собственника квартиры.

Адрес женщины, которая выдавала себя за хозяйку квартиры, Максиму не был известен. Он знал лишь номер телефона Петрова, но его никто не стал разыскивать. Почему? Да потому, что настоящей владелицей квартиры была Виола Андреевна Сытина.

…Соседка позвонила Виоле Андреевне:

– Ты что, пустила в свою квартиру квартиранта?

И рассказала о мужчине, который недавно въехал в жилище. Эта информация почему-то не встревожила Виолу Андреевну, но чтобы «пощекотать нервы» новому жильцу, она направила к нему свою подругу Нину Викторовну.

***

Районный суд вынес решение о выселении Домченко из квартиры. Стремясь защитить свои права, Максим Антонович обратился в апелляционный суд. И тогда оказалось, что решения районного суда о выселении не было! Максим Антонович обрадовался такому обороту дела, искренне надеясь, что справедливость будет восстановлена, и тяжба с недвижимостью скоро завершится.

Прошло немного времени, и появилась Виола Андреевна Сытина, настоящая владелица квартиры, со всеми документами на руках. Она потребовала немедленного выселения Домченко. Но тот возражал. Более того – поменял замки на двери и отправился в командировку.

В его отсутствие пришла Сытина. Не одна – с мастером ЖЭКа и участковым милиционером. В присутствии и при участии стража порядка дверь в квартиру вышибли. Три человека проникли в жилище и самовольно освободили его от вещей Максима Антоновича. Взломщики наспех составили опись вещей и снесли их в подвал ЖЭКа. Как позже выяснилось (и это подтвердили сами участники незаконного проникновения), в ту опись было включено не все принадлежащее Домченко имущество. Кое-что бесследно исчезло – например, мобильный телефон, деньги в сумме $600, книги, кожаная куртка. А пока Максим Антонович отсутствовал, часть его добра, отправленного на хранение в сырой ЖЭКовский подвал, пришла в негодность.

В районной прокуратуре по факту незаконного выселения и нарушения неприкосновенности жилища было возбуждено уголовное дело. Домченко остался без квартиры. Плакали его денежки – $5 тыс. в виде задатка, которые он передал Петрову И. С.

Сытина В. А. заявила, что о действиях Ивана Степановича Петрова ей ничего не было известно. Да, некоторое время они проживали вместе, но давно расстались. На вопрос, почему в момент мнимой продажи квартира оказалась без мебели и вещей владелицы, Виола Андреевна ответила:

– Представления не имею!

И обратилась в суд с иском на возмещение морального ущерба.

Местопребывание Ивана Степановича установить не удалось – он съехал от знакомой старушки, его телефон не отвечал. По факту мошенничества возбуждено уголовное дело. Петров И. С. объявлен в розыск.

Остается непонятным, была ли в сговоре с Петровым его бывшая сожительница Сытина. И куда все-таки исчезли вещи Виолы Андреевны?


 

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как судьям будут компенсировать сверхурочные
Сегодня день рождения празднуют
  • Лилия Катеринчук
    Лилия Катеринчук
    судья Кассационного хозяйственного суда Верховного Суда
  • Татьяна Войтенко
    Татьяна Войтенко
    судья Подольского районного суда Киева
Новости онлайн