Вверх по лестнице… в пропасть

13:52, 26 октября 2015
Газета: 41 (309)
Благодаря Ольге Савкиной и ее мужу о темных пятнах прошлой жизни Светланы никто не узнал...
Вверх по лестнице… в пропасть
Следите за актуальными новостями в соцсетях SUD.UA

Часть 4 (окончание)

В детстве Светлана была не очень счастлива. В 14 лет она родила дочку, которую удочерила бездетная чета Ковалевых, при этом щедро наградив молодую мать. Та не вернулась к своим родителям и благодаря деньгам Ковалевых встала на ноги. А после совершеннолетия она отобрала у своих благодетелей бизнес. Вскоре Ковалевы умерли, и их дочь Оленька осталась одна. Детский дом, добрая чужая женщина баба Ася… Оля взрослеет, выходит замуж за Юрия Савкина и становится сотрудницей рекламного агентства, владелицей которого является Светлана Томилина. И решает отомстить той, которая ее родила – не за себя, а за дорогих ей людей, которые рано ушли из жизни. Она похищает Томилину, но той удается бежать, а «пленницей» становится сама Ольга. Муж Оли и его друг, сыщик Кирилл Груздьев ищут исчезнувшую Ольгу, но безрезультатно…


Ночью Кириллу не спалось. Бессонница никогда не числилась его недугом, а тут вдруг… Он ворочался с боку на бок, считал слонов и баранов, но сон не шел. Какая-то неясная мысль, даже не мысль, а едва ощутимый ее зародыш не давал сыщику покоя. В конце концов, он поднялся с постели, оделся, плеснул в лицо холодной водой. Для большей ясности в голове выпил чашку крепкого кофе. Часы показывали семь минут третьего. Груздьев выгнал машину на безлюдную трассу и поехал.

Прибыв на место, открыл дом, зажег во всех комнатах свет, тщательно обследовал все стены, пол, потолок. «Цоколь у дома достаточно высокий, – рассуждал Кирилл. – Значит, под домом должен быть подвал. Но где вход? Зря я тогда не обошел территорию. Сейчас, в темноте, это труднее сделать».

С фонариком в руках сыщик шел вдоль дома. Стены даже на вид шершавые, во многих местах возле самой земли взялись мхом. Но входа в подвал нет! Значит, нет и самого подвала? «Не может быть! Неужели, чутье меня подвело?» Вернулся в дом, еще раз осмотрел все углы, заглянул под лавки и под кровати – ни-че-го!

«Старею», – думал по дороге Груздьев. Домой он вернулся под утро. Спать по-прежнему не хотелось. На душе – неясная тревога. «Нужно глубже копать!»

***

Третий день Светлана не поднимается с постели.

– Ничего у меня не болит! – раздраженно отвечает на тревожные вопросы мужа. – Ничего, понимаешь? Просто, я не чувствую ни рук, ни ног, ни тела вообще… Будто, я есть, и в то же время меня нет! Гадкое ощущение!

Врачи не могли найти причину Светланиного недуга. Предлагали обследоваться в клинике, но больная наотрез отказалась. «Может, это связано с ее недавним похищением? – допытывался у докторов Вячеслав Борисович. – Может, ей кололи какие-то препараты?»

– Только после обследования можно делать выводы! – ответил очередной приглашенный для консультации специалист. – Но ваша супруга категорически сопротивляется!

Светлана почти ничего не ела.

– Не хочется, – говорила мужу.

Держа на весу тонкую, исхудалую руку, с интересом рассматривала ее.

– Славик, дай мне, пожалуйста, зеркало…

Из зеркала на нее смотрела старая женщина. Темные круги под глазами, морщинистые веки… Она возвращала зеркало мужу:

– Это не я, правда, Славик?

Боясь, что дрожь в голосе выдаст его чувства, Томилин только кивал. Он поражался – кротость во взгляде и словах никогда не были свойственны его супруге. «Что происходит? Может, это вовсе не болезнь? Может, это совершается процесс «очеловечивания» Светланы?»

Вячеслав Борисович и не предполагал, как близок он к истине. Светлана все чаще думала о своих родителях. Причем вспоминала о них с нежностью. «Как только встану на ноги, съезжу на могилки, в церковь пойду… Но встану ли?» – сомневалась. Иногда она бредила. Широко открытые глаза устремлены в потолок, и она тянет руки вперед, будто хочет кого-то обнять. Потом складывает ладони так, словно держит младенца, и что-то тихо напевает… Вячеслав Борисович видел, как в такие моменты преображается лицо его супруги – щеки розовеют, морщины разглаживаются.

Томилин боялся доверить больную заботам сиделки. Ночью он спал в кресле рядом с постелью Светланы. Правда, «спал» – это громко сказано. Скорее дремал, ненадолго впадал в забытье. Однажды из этого состояния его вывел жуткий крик:

– О-о-ля-я!

Он вскочил с кресла:

– Что? Что случилось? Чего ты хочешь?

Глаза больной светились безумием:

– Там… Там… Моя девочка… Она умирает… Спасите ее… Спаси-ите!

Светлана крикнула, резко поднялась, но в следующий миг ее голова упала на подушку, глаза закатились… Потемневшие от худобы пальцы комкали красный шелк простыни. Томилину показалось, что с ладоней Светланы стекает кровь. Он потерял сознание – сказались бессонные ночи, нервное напряжение.

Когда пришел в себя, в окно светило солнце. Жена вела себя спокойно – наверное, спала. Приложил ухо к ее груди – Света не дышала.

***

В эту самую ночь сыщик Груздьев опять страдал бессонницей. Он позвонил Савкину. Тот возмутился:

– Старик, ты знаешь, который час?

– Поехали!

– С ума сошел? Куда?

– Я знаю, где искать Ольгу! Поторопись!

Через 10 минут они мчались по трассе.

– Понимаешь, – говорил в машине Кирилл, – я был уверен, что в старом доме есть подвал. А входа нет! Правда, странно? И сегодня ночью мне в голову пришла мысль: а нельзя ли в этот тайный подвал попасть через погреб?

– Ну! – торопил Савкин. – Дальше!

– Что «дальше»? Сейчас проверим!

Груздьев оказался прав. Из погреба шел длинный коридор, который упирался в деревянную дверь. Она оказалась незапертой. Рванув ее на себя, мужчины оказались в помещении. Свисающая с потолка лампочка освещала кровать и лежащую на ней женщину.

– Оля!!

Она дышала и была в сознании. Освободив пленницу от пут и кляпа, мужчины бросились назад, к машине. Кирилл впереди, за ним Юрий с Ольгой на руках.

В течение недели Ольгу Савкину наблюдали врачи. Молодая женщина быстро шла на поправку. Когда страхи о ее здоровье остались позади, Юрий приступил к расспросам. Ольга улыбнулась:

– Ты сейчас говоришь со мной, как сыщик или как муж?

– И то, и другое. Рассказывай!

…Заканчивая говорить о недавних событиях, Оля произнесла:

– Знаешь, я передумала ей мстить. Она и так несчастна.

– А мстить уже некому, – отвечал Савкин. – Светлана Томилина умерла.

Свою тайну Светлана Анатольевна унесла с собой в могилу. Благодаря Ольге Савкиной и ее мужу о темных пятнах прошлой жизни Светланы никто не узнал. Даже ее супруг Вячеслав Томилин.

Некоторое время Светлана Владимировна Савкина исполняла обязанности хозяйки рекламного агентства, а его настоящим владельцем являлся Томилин. Но спустя год он подарил свой бизнес Ольге. До сих пор никто не знает, почему он так поступил. Только Юрию Савкину он открыл тайну. Оказывается, Светлана Анатольевна вела дневник, в который день за днем записывала свою жизнь.

– Я совершенно случайно обнаружил эти записи. Мне тяжело и больно. Несмотря на все прегрешения моей супруги, она была глубоко несчастным человеком. Если бы я раньше обо всем узнал, наверное, сумел бы ей помочь. Думаю, это самое справедливое решение – чтобы именно Оля стала владелицей агентства. Я сам – человек далеко не бедный, на мой век хватит.

Ответственности за нарушение правил военного учета не избежать – эфир на Право ТВ
Telegram канал Sud.ua
Ответственности за нарушение правил военного учета не избежать – эфир на Право ТВ
Главное о суде
Сегодня день рождения празднуют
  • Наталія Коломієць
    Наталія Коломієць
    суддя Херсонського апеляційного суду
  • Андрій Коротких
    Андрій Коротких
    суддя Шостого апеляційного адміністративного суду