«Интерес правоохранительной деятельности» как способ нарушения гарантий судьи

11:05, 10 июля 2018
Dura lex sed lex или решение Большой Палаты ВС.
«Интерес правоохранительной деятельности» как способ нарушения гарантий судьи

Для меня, как практикующего долгое время адвоката в Украине, не понятно на фоне чего могут возникать споры и разногласия о порядке уведомления о подозрении судье, когда Уголовным процессуальным кодексом Украины и Законом Украины «О судоустройстве и статусе судей» этот порядок четко определен, без каких-либо исключений или изъянов, которые можно было бы трактовать неоднозначно!

Главой 37 Уголовного процессуального кодекса Украины закреплен особый порядок осуществления уголовного производства в отношении определенной категории лиц, в перечень которых входят и судьи.

Статьей 481 этой главы Кодекса установлено, что письменное уведомление о подозрении судьи осуществляется Генеральным прокурором или его заместителем, то есть, в данном случае, предусмотрено, что полномочия на уведомление о подозрении судьи предоставляются конкретно определенным должностным лицам органа прокуратуры – Генеральному прокурору или его заместителю, и как следует с конструкции указанной нормы, этот перечень является исчерпывающим, и расширению или иному, чем в статье трактованию, не подлежит. При этом, тут не двусмысленно закреплено «Письменное уведомление о подозрении осуществляется» - здесь не содержится понятий: «составляется», «подписывается», а именно - «осуществляется» - понятие, охватывающее в себе весь процесс: и составление письменного уведомления о подозрении, и его подписание, и его непосредственное вручение судье. Закон есть Закон!

Такие же императивные требования закреплены и Законом Украины «О судоустройстве и статусе судей», согласно которому гарантия неприкосновенности и иммунитета судьи предусматривает наличие полномочий сообщить ему о подозрении только у Генерального прокурора или его заместителя. В конструкцию указанной нормы добавлена частица «только», то есть, «ни кем другим», что дополнительно подкрепляет законодательную позицию, изложенную в Уголовном процессуальном кодексе Украины.

Порядок сообщения о подозрении судье четко регламентирован и понятен! Поэтому, говорить о возможности так называемого «поручения» Генеральным прокурором или его заместителем какому-либо другому лицу сообщить о подозрении судье, когда возможность такого «поручения» не закреплена процессуальным Законом, может лишь тот, кто уже сделал иначе и себя оправдывает!

Статья 19 Конституции Украины прямо обязывает должностных лиц действовать строго на основании, в рамках полномочий и в порядке, установленных Конституцией и Законами Украины. То есть, говорить о законности какого-либо действия должностного лица допустимо только в случае, если это действие прямо прописано в Конституции или в Законе Украины, все остальное же изначально есть уже незаконным и порождает такие же незаконные последующие действия и последствия.

Более того, статьей 277 УПК Украины закреплены форма и содержание сообщения о подозрении и обязательными его составляющими есть: фамилия и должность следователя, прокурора, который осуществляет сообщение (первым пунктом) и подпись следователя, прокурора, который совершил сообщение (последним пунктом). То есть, в обоих случаях речь идет об одном и том же должностном лице. При этом, по структуре сообщения о подозрении, определенной этой статьей и структурированной по пунктам, должностное лицо, которое совершило сообщение о подозрении, подписывает его после разъяснения им прав подозреваемому. Поэтому, соответственно, разъяснять права подозреваемого имеет полномочия исключительно должностное лицо, которое составило письменное сообщение и непосредственно его осуществило.

Тут также Закон не предусматривает возможности поручить совершение какого-либо составляющего процессуального действия сообщения о подозрения другому должностному лицу. Закон четко определяет, что все действия должны быть выполнены одним уполномоченным должностным лицом, потому, говорить о возможности совершения сообщения о подозрении «группой лиц» по поручениям или без них, также не имеет смысла – это все априори незаконно!

Стараясь хоть как-то оправдать свои незаконные действия, представители Генеральной прокуратуры и Специализированной антикоррупционной прокуратуры говорят о том, что сообщение о подозрении судье рядовым прокурором, следователем или детективом на основании поручения Генерального прокурора или его заместителя якобы больше подходит для интересов правоохранительной деятельности и способствует разгрузке Генерального прокурора или его заместителя, которые якобы не успевают вовремя осуществить все необходимые действия.

В таком случае давайте обратимся к Конституции и Законам Украины. Нет в них понятия «интерес правоохранительной деятельности», что оно в себе подразумевает никому не известно, но точно понятно, что правоохранительная деятельность не может противоречить Конституции и Законам Украины. Что касается якобы загруженности Генерального прокурора и его заместителей, то понятно, что способ так называемой «разгрузки» их тоже не может осуществляется в порядке, не определенном Законом! Судьи сейчас тоже загружены, но ведь они не поручают рассмотрение своих дел другим судьям или своим помощникам, так как это не определено Законом. 

Согласно статье 42 Уголовного процессуального кодекса Украины, лицо может считаться подозреваемым в случае уведомления ему о подозрении в соответствии с Кодексом. В случае несоответствия каких-либо действий требованиям Кодекса, последствия их есть очевидно незаконными и соответственно не могут быть основой приобретения лицом статуса подозреваемого.

Исходя из собственной практики, хочу отметить, что сейчас судьи все больше становятся на защиту судейских гарантий своих коллег, проверяя на предмет соответствия уголовному процессуальному Закону процесс присвоения судьям статуса подозреваемых в уголовных производствах и в случае не совершения всех процессуальных действий по осуществлению уведомления о подозрении судье исключительно одним должностным лицом – Генеральным прокурором или его заместителем, приходят к выводу об отсутствии статуса подозреваемого и отказывают в применении мер пресечения или других ограничительных санкций по отношении к судьям, чего к сожалению не скажешь о коллегиальном конституционном органе – Высшем совете правосудия, который по непонятным причинам полностью поддерживает мысль представителей прокуратуры и ждет разъяснений Большой Палаты ВС.

Более того, не совершение всех процессуальных действий по осуществлению уведомления о подозрении судье исключительно Генеральным прокурором или его заместителем, способствует и постановлению оправдательных приговоров или же отмене обвинительных приговоров судами апелляционной инстанции.

Наличие судебных решений, провозглашенных именем Украины, в которых отмечается на необходимости строго соблюдения Закона во время сообщения о подозрении судье, способствует правильному формированию принципа юридической определенности, как элемента принципа верховенства права, который запрещает трактовать нормы Закона иначе и в противоречие их сути.

Меня, как адвоката, который предоставляет правовую помощь и судьям Украины, радует такое положение вещей, поэтому, я все больше верю, что в дальнейшем судьи Украины будут уверенней в реальном наличии у них судейских гарантий, что позволит им осуществлять правосудие беспристрастно.

Стоит также отметить о «новшествах» антикоррупционных прокуроров, которые решили выйти из ситуации путем предоставления заместителем генерального прокурора поручения другому прокурору, что свидетельствует об игнорировании императивных положений статьи 36 УПК Украины, запрещающей это делать. Каждый прокурор группы прокуроров в силу норм уголовного процессуального закона является самостоятельным во время надзора в форме процессуального руководства досудебным расследованием и вмешательство в его деятельность является произволом.

Соответственно, совершение судье уведомления о подозрении прокурором группы прокуроров на основании поручения есть ничем иным как «плодом гнилого дерева», на что члены Высшего совета правосудия во время рассмотрения ходатайств об отстранении судьи закрывают глаза тем самым временно порождая порочащую практику по отношению к реализации норм права, предусматривающих гарантии судебной деятельности.

Если в каждой, выгодной для прокуратуры ситуации мы будем ожидать правовые заключения Большой Палаты Верховного Суда, Украина неизбежно окажется проигравшей стороной в Европейском суде по правам человека с обязанность выплатить справедливые сатисфакции.  По моему глубокому убеждению, этого нельзя допускать осознанно!

Стоит также отметить, что невзирая на наличие комментария прокурора, опубликованного в издании «Судебно-юридическая газета» № 15-23 (434-442) от 18 июня 2018 года, а также представителей судебной ветви власти, прокурор категорически отрицает предоставление журналистам издания каких-либо комментариев, в то время как судьи это подтвердили.



 


 

 

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как выбирали Общественный совет международных экспертов для Антикоррупционного суда
Сегодня день рождения празднуют
  • Михаил Макарчук
    Михаил Макарчук
    член Высшей квалификационной комиссии судей Украины
  • Елена Петренко
    Елена Петренко
    судья Кировоградского окружного административного суда
  • Юлия Филонова
    Юлия Филонова
    судья Апелляционного суда Сумской области