ВККС: «Слабые судьи квалификационное оценивание не пройдут»

09:00, 21 мая 2018
В ВККС рассказали, что нужно сделать, чтобы успешно пройти оценивание.
ВККС: «Слабые судьи квалификационное оценивание не пройдут»

Высшая квалификационная комиссия судей 23 мая завершает процедуру квалификационного оценивания для большинства судей первой группы из 990 судей. С 23 марта по 18 мая прошли собеседования уже 842 судьи. Из них все этапы квалификационного оценивания успешно прошли 626 судей. Только 20 судей были признаны такими, что не соответствуют занимаемой должности. В отношении еще почти 200 судей был либо объявлен перерыв, либо их квалификационное оценивание было пока остановлено. Кроме того, не сдали экзамен, то есть набрали менее необходимых 50% баллов, еще 37 судей. За этот небольшой период времени у судей, как прошедших оценивание, так и еще его не прошедших, накопилось большое количество вопросов к ВККС, начиная от нюансов выполнения практических заданий и вплоть до практики итогового подсчета баллов. О малоизвестных подробностях квалификационного оценивания «Судебно-юридической газете» рассказал заместитель председателя ВККС Станислав Щотка

Особенности квалифоценивания 2018

- Чем собеседования с судьями в 2018 году отличаются от собеседований во время оценивания 2016 года?

- Как в 2016 году, так и в 2018-м коллегии Комиссии общаются с судьями, задают им вопросы или уточняют какую-либо информацию. Принципиальных отличий от 2016 года я бы назвал несколько. Во-первых, теперь коллегии ВККС работают не по принципу специализации, как было в 2016-м, а в смешанном порядке. То есть в одной коллегии будут члены Комиссии, специализирующиеся в разных юрисдикциях. Специализация коллегий сохраняется только при проверке практических работ. Мы полагаем, что специализация членов Комиссии во время собеседований не играет решающей роли. Во-вторых, сейчас ВККС с точки зрения организации работы и наличия у нее самой разнообразной информации о судьях — это космический корабль. Информация, получаемая нами сейчас от Национального антикоррупционного бюро (НАБУ), намного полнее и точнее, чем была в 2016 году. Можно говорить, что нам поступают не просто данные, а целые аналитические выводы. В Комиссию теперь поступает информация от Национального агентства по вопросам противодействия коррупции (НАПК), чего практически не было в 2016-м. В-третьих, сейчас есть Общественный совет добропорядочности, который имеет право направлять в ВККС выводы или данные в отношении тех или иных судей.  Хотя с середины марта этот орган не направляет к нам выводы и информацию, члены ВККС все равно знакомятся с данными, собранными Советом и размещенными на его сайте. В-четвертых, материалы судейских досье сейчас намного полнее, чем они были по состоянию на 2016-й. В-пятых, у нас есть данные психологического тестирования кандидатов, которые дают нам понимание психологических особенностей личности судьи.

- Значит ли это, что судьям, которые проходили оценивание в 2016 году, повезло, по сравнению с теми, кто проходит оценивание сейчас?

- Тем, кто проходил оценивание два года назад, легче не было. Тогда еще не все было четко и понятно, у многих судей были сильный стресс и волнение, с которыми они не всегда могли совладать. По сути, в 2016 году около 400 судей стали первопроходцами. Тогда было важно поменять психологическое отношение судей к оцениванию. Многие считали, что «как такое может быть, что кто-то проверяет судей», их квалификацию, имущество, причины отмененных решений.  Кстати, хотел бы отметить, что до 2010-го оценивания судей тоже проводились, хотя это были совсем другие процедуры и в другом объеме. Касались они в основном показателей работы судьи. Тогда существовали шесть квалификационных классов, от первого до высшего, которые присваивались судьям по результатам изучения их профессиональных достижений за определенное время. Для каждой инстанции устанавливался свой уровень. Квалификационные комиссии судей предыдущих составов готовили документы по каждому судье, претендующему на повышение, приглашали его на собеседование, а после решали, присвоить ли судье новый класс или нет. Каких-либо экзаменов, тестирований тогда, конечно, не было. Да и само оценивание было скорее добровольным, хотя пройти его судье было необходимо для карьерного продвижения.

- В чем ключевое отличие квалификационного оценивания от конкурса в Верховный Суд?

- В отличие от конкурса в Верховный Суд сейчас мы не выбираем, кто из судей лучше. В процедуре квалификационного оценивания важно дать ответ  — соответствует ли судья занимаемой должности или нет. При этом шкала баллов сейчас выстроена так, чтобы оценивание могли пройти только судьи уровня выше среднего. Откровенно слабые судьи оценивание успешно пройти не могут.

- Как считают баллы за оценивание? Сколько баллов нужно набрать судье, чтобы гарантировано пройти оценивание?

- Чтобы судья смог подтвердить способность осуществлять правосудие в конкретном суде, он должен набрать 67% баллов, то есть из максимально возможной тысячи баллов он должен взять не менее 670 баллов за все этапы оценивания: экзамены, психологическое тестирование, оценку добропорядочности, личностной компетентности и т.д. За каждый этап судье выставляются баллы по соответствующей шкале. Чтобы набрать 670 баллов и выше, судьям нужно очень стараться. Уже есть случаи, когда судьи хотя и сдают экзамен успешно, но вместе со всеми остальными этапами по совокупности набирают меньшее число баллов, чем нужно, что в итоге означает неудачу в оценивании.

- Как распределяются баллы за оценивание в целом?

- За теоретическое и практическое задания экзамена судья максимум может получить 210 баллов. При этом есть еще такой критерий, как профессиональная деятельность, за который судья может получить максимум 80 баллов. За повышение квалификации — 10 баллов. То есть в целом за профессиональную компетентность судья может получить максимум 300 баллов. Важно также, не прогуливал ли судья подготовку в Национальной школе судей (НШСУ), выступал ли где-то с лекциями, посещал ли семинары и т.д. Личностная и социальная компетентность, выводы о которой делают психологи, может дать судьям максимум по 100 баллов. За добропорядочность и этичность судьи могут получить максимум по 250 баллов, при этом из них по 100 баллов также выводят психологи по результатам психологического тестирования.

- Что важнее, судья компетентный или добропорядочный?

- Практика показывает, что профессиональные, квалифицированные судьи, за небольшими исключениями, являются и добропорядочными людьми. Чем более судья компетентный, тем более он добропорядочный, потому что дорожит своей репутацией.

Как нужно сдавать практическое задание

- Есть несколько десятков практических работ, которые получили от членов Комиссии чрезвычайно низкие баллы. Что это за работы?

- Среди практических заданий, получивших низкий балл, все без исключения очень слабые работы, содержащие огромное количество как процессуальных, так и просто грамматических и орфографических ошибок. Есть задания, где нет вообще решения как такового, то есть судья даже не написал, что он вообще сделал, отклонил иск или удовлетворил его. То есть тут и речи быть не может, что судья переволновался  или просто ошибся. (С. Щотка демонстрирует примеры таких работ. Даже у некоторых судей апелляционной инстанции в задании отсутствует решение спора, а само решение представляет собой набор предложений с отсылочными нормами, — прим. автора). Но таких работ, к счастью, немного.

- При решении практического задания, судьи должны написать правильное решение или просто показать свое видение разрешения предложенной правовой ситуации?

- Есть четкие требования процессуальных кодексов к тому, как судья должен написать решение, что и как учитывать или оценивать. В итоге судья, если он все сделал правильно, в своей практической работе должен прийти к конкретному решению. Есть решения, где судьи допустили ошибки, например, в правоотношениях или оценке доказательств. Тем не менее, за такое выполнение заданий судьи хоть и не получили высокого балла, но «проходные» баллы все же набрали, поскольку решение они написали, но допустили ошибки, которые на практике может поправить вышестоящая инстанция. В целом профессиональные судьи должны четко знать, что и как надо писать. Если судья самостоятельно писал решения, то он знает, как и что там должно быть. А вот если судья давно привык, что за него решения пишет помощник, то тогда, вполне возможно, что у него могут возникнуть проблемы как с написанием самого решения, так и с соблюдением правильной структуры решения. Важно понять, что Комиссия не просто так проводит оценивание, а изучает практические навыки судьи. Знает ли он конструкцию судебного решения, что там должно быть, и как оно вообще пишется. Вот примеры (С. Щотка показывает работы, — прим. автора). Есть задания, где судья четко и логично в обоснование своего решения указал четыре решения ЕСПЧ, привел практику ВСУ, ВС, постановления пленумов. А кто-то, вот как здесь, вообще на все свое решение дал две ссылки на статьи кодексов. В практических заданиях бывает и так, что написано много, но там сплошная «вода», мало конкретики. Бывает, что в задании много описок, ошибок, то и дело повторяющихся в разных абзацах. Отсюда, очевидно, и разница в полученных баллах. 

- Все-таки есть ли в практических заданиях правильный ответ?

- Да, есть. Все практические задания сделаны на основе судебных решений, прошедших все судебные инстанции и вступивших в силу. То есть они все основаны на уже существующей судебной практике. Это не значит, что судья не может сделать ошибку и прийти к другому выводу. Просто такое решение получит меньше баллов, поскольку судья не до конца разобрался в нюансах практического задания. Проходной балл в таком случае судья все равно может набрать.

- От чего конкретно зависят баллы в практическом задании? Большинство судей уверены, что они написали все правильно, но почему-то получили не самые высокие баллы.

- У нас есть формуляры, разработанные экспертами для оценки практического задания, с разбивкой по баллам. Баллы привязаны к процессуальным аспектам задания, которое подготовил судья в зависимости от специализации. То есть документ должен соответствовать требованиям процессуального закона. Каждый показатель имеет свою оценку. Чтобы получить высокий балл, просто правильно разобраться в ситуации с делом еще недостаточно. Важно, чтобы оно именно соответствовало нормам кодексов. Решение должно быть аргументировано, обосновано, все доказательства должны получить соответствующую оценку. То есть в описательной части должна быть указана позиция истца, возражения ответчика, заявления сторон, ходатайства, другие процессуальные действия в деле. В мотивировочной части решения мы хотим увидеть приведенные фактические обстоятельства дела и содержание спорных правоотношений, доказательства, на основании которых были установлены соответствующие обстоятельства, доказательства, отклоненные судом и мотивы их отклонения, мотивированную оценку каждого аргумента, приведенного участниками процесса, а также нормы права, примененные судом и мотивы их применения. В резолютивной части должны быть выводы, распределение судебных расходов, указаны сроки и порядок вступления решения в силу и т. д. Отдельное внимание уделяется орфографии и стилистике. За каждую позицию, таким образом, выставляется свой балл. При этом отмечу, что просто сослаться на нормы закона без мотивов их применения, для хорошего результата мало. Практика, когда судья просто в решении указывает некий набор норм и положений, не пройдет.

- Судьи, сдавшие практическое задание, заявляли, что некоторые из заданий содержат явные ошибки или являются неполными, если сравнить их с реальными материалами уголовных производств. Например, есть жалобы на качество экспертиз в модельных уголовных делах, которые в реальности вряд ли были бы приняты судом. Это приводит к тому, что судьи, хотя и видят подобные неточности,  вынуждены с ними разбираться и даже принимать во внимание, чтобы успешно написать практическое задание.

- Все задания для экзамена, как тестовые, так и практические, готовит Национальная школа судей. Мы эти модельные задания проверяем и реально отбраковываем неудачные образцы. Но прежде всего нас интересует то, как судья рассуждает в своем решении, как он выписывает решение и к какому выводу приходит. Если судья по материалам практического задания видит, что в нем явные какие-то нестыковки, то он может сделать оговорку в своей работе, указать, что он видит нестыковки или явную недоработку разработчиков, и отметить, принимает он тот или иной документ как доказательство или нет, и, исходя из этого, рассмотреть дело.

- Есть ли субъективизм со стороны членов Комиссии при проверке заданий?

- От этого никуда не деться, пока работы проверяет человек, а не робот. Но чтобы добавить объективности, мы сделали очень многое. Так, все работы зашифрованы, то есть проверяющий не знает, чью именно работу он проверяет. Проверка практического задания проводится каждым членом Комиссии автономно друг от друга. Каждый член коллегии выставляет свой балл, потом баллы суммируются, делятся по числу членов в коллегии, и выводится средний балл за работу.

- Если посмотреть на общие результаты выполнения практического задания, то многие судьи получают за него 60-80 баллов из 120 возможных, что можно приблизительно охарактеризовать как оценку «3». Значит ли это, что в подготовке судей есть определенные проблемы?

- Я бы не стал так ставить вопрос. Такое количество баллов все же является проходным. Просто такие судьи могут работать на своей должности в суде своего уровня, но, наверное, чтобы осуществлять правосудие в Верховном Суде, им надо еще постараться. Возможно, кто-то во время экзамена не справился с волнением, кто-то испытывал дискомфорт, в общем, причин именно таких результатов экзамена может быть много.

- Судьи из судов с высокой нагрузкой жалуются, что условия для качественной подготовки у них значительно хуже, чем у коллег из менее загруженных судов. Насколько такое мнение можно назвать объективным?

- Сложно сказать. Дело в том, что подобные оценивания в Украине никогда ранее не проводились, и нет возможности сравнить и сказать, какие суды и в каких условиях лучше проходят оценивание. Можно лишь делать субъективные догадки. Можно, конечно, предположить, что действительно многим судьям приходится «разрываться» между текущей работой и подготовкой к оцениванию. Но таковы реалии.

- Будут ли в перспективе меняться тестовые и практические задания?

- Да. База тестовых и практических заданий для следующих групп судей, которые будут проходить квалификационное оценивание во второй половине года, будет дополнена и обновлена. Это обусловлено объективной причиной, поскольку есть риск, что имеющиеся сейчас задания и ответы на них постепенно становятся известными.

Нюансы собеседований

- Если к судье есть претензии со стороны правоохранительных органов, НАБУ, НАПК и прочих ведомств, сможет ли он пройти успешно этап изучения досье и собеседования?

- Если в отношении судьи есть уголовное производство, он обвиняется в совершении некоего проступка, есть дисциплинарное производство, жалобы, из которых Комиссия предварительно может сделать вывод о наличии там дисциплинарного проступка, или просто возникла необходимость что-то прояснить, то Комиссия приостанавливает оценивание судьи. Пауза берется до решения проблемы по сути, то есть до решения суда, закрытия уголовного производства или рассмотрения жалобы.

- Есть судьи, уголовные производства в отношении которых рассматриваются в судах уже несколько лет. Получается, что оценивание такие судьи смогут пройти только после того, как закончатся их тяжбы?

- Конечно. Комиссия не намерена брать на себя ответственность за положительное оценивание судей, которые, возможно, будут осуждены за совершение преступления.

- По данным Высшего совета правосудия, только в 2017 году правоохранительные органы начали в отношении судей 517 уголовных производств по ст. 375 УК, а всего с 2014-го — почти 1 500 производств. Будет ли и тут Комиссия останавливать оценивание соответствующих судей?

- Комиссия будет разбираться в каждом конкретном случае. Нужно будет выяснить, что происходит в рамках каждого такого производства, производство это по факту или в отношении судьи. Если это те случаи, когда производство начато несколько лет назад, но в его рамках не было проведено ни одного следственного действия, то, очевидно, что Комиссия может при всех прочих составляющих признать такого судью соответствующим занимаемой должности. Но если идет реальное расследование, при этом судья уклоняется от следственных действий, не ходит на допросы, то тут Комиссии не остается ничего иного, как приостановить оценивание такого судьи. Кстати, судьям не стоит ждать, пока ВККС сама озаботится их проблемой. Им стоит самим обратиться в соответствующие органы, чтобы выяснить, что происходит с уголовным производством и что в его рамках сделано.

- Если судья, которому не хватило десятка баллов для успешного прохождения оценивания в целом, задаст Вам вопрос, почему он не прошел оценивание, что Вы ответите?

- Отвечу, что квалификационное оценивание — это совокупность баллов, которая получается из результатов экзамена, психологического тестирования, оценивания добропорядочности, этичности и т. д., и даже непосредственного впечатления от собеседования, которое судья произвел на Комиссию. Внимательно изучается вся совокупность факторов работы и поведения судьи за шесть лет. Если судья не прошел оценивание, то на многие вопросы можно найти ответы, внимательно изучив свое досье и результаты психологического тестирования.

- Общественные организации разного толка после провала того или иного судьи в ходе квалификационного оценивания любят заявлять, дескать это именно их заслуга, что данный судья не прошел оценивание и скорее всего завершит карьеру. А как Вы полагаете, насколько такие заявления соответствуют действительности?

- Такие заявления следует считать скорее саморекламой, чем реальностью. Решение о несоответствии того или иного судьи занимаемой должности принимает Комиссия, исходя из профессионального оценивания и обоснования, а того, что кто-то где-то написал или заявил. Не нужно думать, что Комиссия не вникает в биографии судей, их поступки, не изучает жалобы на них и содержание их деклараций.

- Большое количество судей оказались в подвешенном состоянии, поскольку в их оценивании был объявлен либо перерыв, либо оно вообще было остановлено. Как долго такое состояние продлится?

- Перерыв или остановка в оценивании — это не приговор. Ст. 84 Закона «О судоустройстве и статусе судей» говорит, что если в отношении судьи выявлены факты, которые дают основание думать, будто судья может быть привлечен к ответственности, то Комиссия может остановить квалификационное оценивание до соответствующего решения компетентного органа, в данном случае НАПК или Высшего совета правосудия. Эти органы должны разобраться в ситуации с дисциплинарными делами, проблемами в декларациях и т.д. ВККС только предварительно изучает ситуацию, и если видит, что в конкретном случае может быть предмет для разбирательств, направляет материалы в профильные органы. Что касается перерыва в оценивании, то как правило он объявляется там, где в отношении судьи есть негативный вывод ОСД. Мы дали этому органу время для устранения недостатков в направленных нам документах. Постепенно мы вернемся к оцениванию и этих судей. Также перерыв объявляется, если судье нужно собрать дополнительные документы, чтобы дать какие-то пояснения.

- Нередко можно услышать мнение: чтобы члены ВККС могли оценивать действующих судей, им для начала самим необходимо пройти оценивание. 

- Чтобы члены ВККС прошли квалификационное оценивание, нужно изменить законодательство. Пока что законодательством не предусмотрено, чтобы они подобным образом подтверждали свою квалификацию. Да и кто, кстати, будет оценивать членов Комиссии? Какой орган? Но тут дело даже не в этом. ВККС формируется, по сути, на конкурсной основе. Если тот или иной субъект формирования отбирает в Комиссию своих представителей, то это значит, что он им доверяет и считает их квалифицированными людьми. Таким образом, если, например, судьи на съезде избрали в ВККС конкретных судей, а теперь говорят, что не доверяют их квалификации, то возникает вопрос: а как вы их тогда выбирали? В перспективе следующими членами ВККС по квоте судей будут избраны люди, которые успешно прошли квалификационное оценивание, так что подобные разговоры постепенно умолкнут сами собой.

Жизнь после оценивания

- Какое значение в дальнейшем для карьеры судей будут иметь баллы, полученные ими во время оценивания?

- Если будет конкурс на замещение должностей в суде одного и того же уровня, то судьи, набравшие более высокие баллы, будут иметь больше шансов занять искомую должность, например в столичных судах. На все остальные конкурсы полученные баллы не распространяются. Там потребуется проходить полноценные конкурсные процедуры.

- Когда состоятся конкурсы в первую и апелляционную инстанции?

- Конкурсы в первую и апелляцию инстанции постараемся провести параллельно с квалификационным оцениванием. Нам хотелось бы провести их как можно быстрее, но все упирается в нехватку времени.

- Каково, на Ваш взгляд, главное достижение квалификационного оценивания на данный момент, кроме того, что ряд судей будут уволены, а многие судьи вознаграждение, уже исходя из новых расчетов?

- Нам удалось встряхнуть судебную систему. Все судьи страны готовились или готовятся к оцениванию. Судей, равнодушных к процедуре квалификационного оценивания, просто нет. Все волнуются, все хотят получить хороший результат. Нужно понимать, что Комиссия, как и общество, заинтересованы, чтобы осуществляли правосудие только квалифицированные и добропорядочные судьи. Кстати, по поводу жалоб на чересчур высокие требования к судьям хочу отметить, что к кандидатам в судьи в отборе 2017-2018 годов были предъявлены даже более высокие требования. Напомню, что на должность судьи, назначаемого впервые, могут претендовать только те кандидаты, которые набрали во время экзамена 75% возможных баллов и выше.   

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Як починає роботу Державне бюро розслідувань у Києві
Сегодня день рождения празднуют
  • Андрей Овсиенко
    Андрей Овсиенко
    член Высшего совета правосудия
Новости онлайн