Независимое давление

09:49, 13 августа 2012
Газета: 31 (149)
Пока в высших эшелонах власти продолжают рассуждать о повышении авторитета судебной системы, судьи пытаются противостоять всестороннему давлению
Независимое давление
Следите за актуальными новостями в соцсетях SUD.UA

Несмотря на тонны международных документов, касающихся укрепления отечественной судебной системы, и на рекомендации европейских экспертов, важнейший для Украины вопрос независимости судей по каким-то причинам до сих пор остается открытым. Независимости настоящей, а не задекларированной и красиво оформленной властной подписью.

Дело вовсе не в демагогии – существуют конкретные факты попыток воздействовать на суд, причем попыток со стороны органов, которые, казалось бы, призваны всячески содействовать установлению истины и справедливости. И это уже не просто подбрасывание коробки конфет и бутылки шампанского работнику суда, как практиковали «борьбу с коррупцией» отдельные представители УБОП в прошлом году, а вызовы на допросы, сбор конфиденциальной информации в отношении судей, иногда даже прямые указания, какое решение должно быть принято. Уголовные же дела против таких сотрудников возбуждаются весьма неохотно.

Далеко не у всех судей хватает смелости и сил в одиночку бороться против нарушений со стороны правоохранительного аппарата. Но все же у судей есть еще одна «спасительная жердочка» – возможность обратиться за защитой в Совет судей Украины. Теперь же появилась вероятность, что в связи с выборами у ССУ работы прибавится. Ведь, как известно, попытки давления на суд со стороны субъектов избирательного процесса – не редкость для нашего государства. К травле неугодных судей могут подключиться и СМИ. Что ожидать судьям от дня грядущего и как противостоять давлению, выясняла «Судебно-юридическая газета».

Не будем перечислять многочисленные международные декларации и рекомендации, где говорится о независимости судебной системы, остановимся на прямой норме Конституции Украины, которая гласит, что судьи при осуществлении правосудия независимы и подчиняются только закону. Под независимостью подразумевается, что никакие государственные органы, политические партии, общественные организации, должностные лица не имеют права влиять на судей для реализации своих интересов. Это касается и органов, которые, как и суды, занимаются правом, охраняют его, т. е. правоохранительных органов. Но, к сожалению, на практике все обстоит несколько иначе.

От коробки конфет до задержания – один шаг

Коробка конфет и бутылка шампанского – именно так «боролись с коррупцией в судах» (например, районных судах Киева, в частности, в Дарницком районном суде) отдельные представители УБОП в прошлом году. Способ применялся следующий: по просьбе УБОПовцев ранее судимый проносил в суд пакет и умолял работника суда принять «подарок». Далее действовала простая схема: независимо от того, приняли так называемую «взятку» или нет, зафиксировать факт ее «получения» спешат работники милиции. Вот как подобный случай описал Василий Бородий (на то время председатель Подольского райсуда, а ныне – его судья): «Работники УПОБ находят лиц, которые находятся с ними в так называемом сотрудничестве – людей, которые судимы по 3–4 раза. Присылают этих людей получать копию приговора. Задача одна: зайти в суд и умолять заведующего архивом удалить копии приговора за 2002 г. Затем приносят пакет – не более бутылки шампанского и коробки конфет. Ранее судимый пытается уговорить заведующего архивом, оставляет этот пакет и тут же выходит». Председатели судов пытались противостоять этому явлению, однако удавалось это не всегда. Такая «обработка», естественно, не проходила бесследно и для руководства суда – психологическое давление со стороны правоохранительных органов налицо.

Подобные случаи были зафиксированы и в Ивано-Франковском горсуде, когда в течение месяца было 7–8 попыток правоохранительных органов оставить деньги, шоколадки и пр. «презенты» работникам суда, которые не решались их брать и незамедлительно уведомляли об этих фактах, сразу же делая их публичными. Однако ни по одному из этих фактов в отношении работников УБОП не были возбуждены уголовные дела – в связи с малозначительностью. Впрочем, если бы работник суда взял эти 50 грн, «малозначительность» наверняка моментально переросла бы в «общественную опасность».

Напомним, что в Уголовном кодексе есть ст. 370, согласно которой преступлением является провокация взятки либо коммерческого подкупа, т. е. сознательное создание служебным лицом обстоятельств и условий, обусловливающих предложение или получение взятки или неправомерной выгоды, чтобы потом разоблачить того, кто дал или получил взятку или неправомерную выгоду. Нельзя не согласиться, что события, которые происходили в судах, соответствуют этому описанию.

Кто защитит судей от провокаций?

Как известно, новеллой Закона «О судоустройстве и статусе судей», которую международные эксперты отметили как прогрессивную, стало появление у судьи, который видит угрозу своей независимости, права напрямую обратиться за защитой в Совет судей Украины (ст. 47 Закона). Совет судей, в свою очередь, обязан безотлагательно проверить и рассмотреть такое обращение с участием судьи и принять необходимые для устранения угрозы меры.

По словам главы ССУ Ярослава Романюка, в последнее время судьи используют этот способ защиты достаточно активно. Только в 2012 г. в Совет поступило 5 заявлений судей о посягательстве на их независимость. Например, в ССУ обратилась судья райсуда Киева, которая рассматривала гражданский спор, где стороной был сотрудник милиции, решивший вызвать судью повесткой в подразделение милиции (УБОП). Во время визита он сообщил, что непринятие судьей мер обеспечения его иска он будет квалифицировать как коррупционное деяние. Совет провел проверку фактов, изложенных в обращении судьи. По ее итогам г-н Романюк обратился к Генеральному прокурору с письмом, в котором просил рассматривать его обращение как сообщение о преступлении и, в соответствии со ст. 97 УПК, решить вопрос о возбуждении уголовного дела за вмешательство в деятельность судебных органов.

Напомним, что соответствующая статья есть в Уголовном кодексе (ст. 376): вмешательство в любой форме в деятельность судьи с целью воспрепятствовать выполнению им служебных обязанностей или добиться вынесения неправосудного решения карается штрафом до 50 НМДГ (до 850 грн), или исправительными работами на срок до двух лет, или арестом на срок до шести месяцев. Если такие действия совершены лицом с использованием своего служебного положения, например, тем же сотрудником милиции, он может получить наказание в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, или арестом на срок до шести месяцев, или лишением свободы на срок до трех лет. Впрочем, до вынесения приговоров именно по этой статье УК дело доходит крайне редко.

Последние заседания ССУ свидетельствуют, что некоторые судьи за неимением другого выхода осмеливаются использовать механизм обращений (см. врез). Действительно, для этого нужна смелость – ведь после огласки давление на представителей Фемиды может только усилиться.

Одесский скандал

Не так давно судьи Одесской области обвинили Одесскую облгосадминистрацию в попытках давления на суды и вмешательства в работу судов. Об этом говорится в заявлении судей Апелляционного суда Одесской области и Совета глав районных и городских судов Одесской области от 27 июля (см. врез). Напомним, ранее глава Одесской ОГА Эдуард Матвийчук подверг судебные органы резкой критике, отметив, что в последнее время в области приняли системный характер случаи, когда по решению судов получают свободу «мажоры», взяточники, бандиты, коррупционеры, наркодилеры. «Ко мне обращаются люди, возмущенные этими фактами, – заявил г-н Матвийчук, – и этим фактам будет дана соответствующая оценка. Я инициирую направление в Одессу комиссии, которая проверит работу судей, осуществит предметное разбирательство, и, я надеюсь, по каждому случаю будут приняты соответствующие кадровые решения».

В ответ судьи категорически опровергли заявление председателя ОГА. Они отмечают: «В стиле эмоционального порыва председателем Одесской облгосадминистрации сделан вывод фактически о тотальной преступной деятельности судей, а затем высказано обещание с помощью специальной комиссии «предметно разобраться» с судьями… Следует прямо заявить, что всему этому предшествовали факты неоднократных вмешательств в ход рассмотрения гражданских и особенно уголовных дел со стороны представителей органов исполнительной власти. Причем такое вмешательство и давление на суды приобрели форму откровенной грубости и невежества, чему есть многочисленные примеры. Поэтому в т. ч. и руководству областной госадминистрации необходимо использовать правовые рычаги влияния на принимаемые судами решения». Судьи Одесской области считают недопустимым и опасным такое поведение представителей одной из ветвей власти, которая подрывает авторитет судебной власти и государственной власти вообще.

Очевидно, факты, о которых говорит глава Одесской ОГА, могут стать предметом проверки и, гипотетически, даже подтвердиться, но обвинять судей в конкретных нарушениях до установления таких нарушений судом чиновник не вправе.

Информационные войны 

Согласно Кодексу профессиональной этики украинского журналиста, главная обязанность пишущего – содействовать обеспечению права граждан на оперативную информацию. Это обязывает журналиста всегда быть объективным и ответственным за свое дело. Однако далеко не все журналисты придерживаются этих принципов – некоторые в погоне за «вкусным» сюжетом переходят грань, где заканчивается свобода слова и начинается элементарная бестактность.

Стоит вспомнить некоторые сюжеты о судьях в эфире отечественных телеканалов. Например, сюжеты о том, что судьи якобы отобрали у граждан жилье – в то время, как речь на самом деле шла об ошибке местной администрации (к тому же, согласно обновленному Закону «О судоустройстве и статусе судей», судьи имеют право лишь на служебное жилье). Либо когда Сергея Куровского, на то время претендующего на должность председателя Шевченковского райсуда Киева (ныне – судья ВХСУ), обвинили в том, что он якобы претендует на землю, прилегающую к его дачному участку в селе Глебовка под Киевом. Информация была представлена зрителю в таком виде, что судья, как говорят, без суда и следствия виновен. И после просмотра сюжета возникало ощущение, что судья в любых бытовых «разборках» априори не может быть прав, так как он судья, хотя земельный спор рассматривался совершенно в другом суде.

Безусловно, особенно опасными для судей информационные войны могут оказаться в пылу избирательной кампании, когда кандидаты начнут бороться за места в Верховной Раде. Очевидно, соблазн найти рычаги управления судьями у некоторых представителей правоохранительных органов и политиков очень велик. В решении этой проблемы нельзя не отметить роль прокуратуры, которая должна своевременно и объективно реагировать на такие факты. Судьям же стоит помнить, что их независимость, прежде всего, зависит от них самих, а в случае попыток давления есть возможность прямо сообщиать о них в органы судейского самоуправления. Судебная система должна перестать выступать в роли «невестки» среди других систем.

Дело Плетнева: сбор информации о судьях

Судья Апелляционного суда Харьковской области Владимир Плетнев обратился к ССУ с просьбой принять меры для прекращения незаконных, по его мнению, действий работников УСБУ в Харьковской области, связанных со сбором его и других судей Киевского райсуда Харькова (на то время он работал там) личных данных.

В обращении В. Плетнев указывает, что из постановления Чутовского райсуда Полтавской области по уголовному делу по обвинению судьи Киевского райсуда Харькова Д. ему стало известно, что относительно него как бывшего судьи этого суда и других судей (почти всего состава) УСБУ собирались личные данные, что противоречит ч. 12 ст. 9 Закона об ОРД. В связи с этим в декабре прошлого года он обратился к начальнику УСБУ за пояснениями: было ли (и на каких основаниях) заведено оперативно-розыскное дело в отношении его и других судей; по каким причинам его личные данные хранятся в материалах уголовного дела другого лица.

Ответ г-н Плетнев получил следующий: правовые основания для предоставления информации о проведении в отношении него оперативно-розыскной деятельности до принятия решения по ее итогам, согласно ч. 10 ст. 9 Закона об ОРД, отсутствуют.

Совет судей Украины пришел к следующему выводу. Согласно с ч. 9 ст. 9 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности», «граждане Украины и другие лица имеют право в установленном порядке получать от органов, на которые возложено осуществление оперативно-розыскной деятельности, письменные пояснения по поводу ограничения их прав и свобод и обжаловать эти действия». Поэтому ССУ решил обратиться к ГПУ и СБУ с требованием принять действенные меры для завершения проверки обращений судьи и дать пояснения по поводу ограничения прав и свобод судьи.

Дело Копыловой: задержание и допрос судьи как свидетеля

В июне в ССУ поступило обращение судьи Дзержинского горсуда Донецкой области Светланы Копыловой, которая указала на нарушение следователями Генеральной прокуратуры и должностными лицами ГУПОБ МВД Украины в Донецкой области ст. 48 Закона «О судоустройстве и статусе судей» в части незаконной доставки ее в помещение Горловского УБОП ГУМВД, принудительного удержания ее и допроса в качестве свидетеля по уголовному делу адвоката К.

Как отмечает сама судья, «29 мая 2012 г. я находилась в своем рабочем кабинете. Старший следователь ГПУ вместе с работниками УБОП, достоверно зная, что я судья и моя неприкосновенность обеспечена законами Украины, без обязательного согласия Верховной Рады Украины, без объяснения причин задержал и принудительно доставил меня в помещение Горловского УБОП в Донецкой области. Доставка происходила под конвоированием лиц в бронежилетах и с огнестрельным оружием. Мне сообщили, что сейчас меня будут допрашивать в качестве свидетеля по уголовному делу адвоката К. В ответ на мои конкретные вопросы о моем статусе задержанной они сообщили, что я юридически не задержана, но фактически буду находиться в этом помещении столько, сколько им будет надо.

Справка, которую подготовил Совет судей по итогам проверки, такова. Во время личной беседы с судьей подтвердились факты ее принудительной доставки следователем ГПУ и принудительного удержания с 17.00 29 мая по 9.00 30 мая с. г. Заместителем Генпрокурора 30 мая с. г. вынесено постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Копыловой.

Несмотря на то, что в дальнейшем дело все же было возбуждено, ответственный член ССУ пришел к выводу, что задержание судьи было безосновательным.

Дело Бычкова – провокация взятки

23 сентября прошлого года ССУ обратился к Президенту и премьер-министру Украины с просьбой дать поручение Министерству внутренних дел и ГПУ принять меры по недопущению совершения должностными лицами органов внутренних дел и прокуратуры действий, которые могут поставить под сомнение независимость судов и судей. Это обращение было обусловлено ситуацией, произошедшей с судьей Краснолуцкого горсуда Луганской области Игорем Бычковым. Он утверждает, что во время рассмотрения дела об административном правонарушении гр. Андрея Брилькова (ч. 1 ст. 164 КУоАП) имело место вмешательство в отправление им правосудия со стороны начальника отдела УПОБ УМВД Украины в Луганской области. Во время рассмотрения дела г-н Бычков и присутствующие в зале зафиксировали факт съемки Брильковым судебного заседания скрытой камерой и обстоятельства провокации взятки судье.

Согласно справке ССУ, в ходе установления этого обстоятельства в зал судебного заседания зашел начальник УБОП, который, ссылаясь на то, что средства фиксирования и другие материалы, подготовленные для провокации, принадлежат ему, забрал их и при этом угрожал всем присутствующим в зале, включая судью, насилием. Прокуратурой в возбуждении уголовного дела относительно начальника УБОП было отказано. Судя по выступлению судьи Бычкова на заседании ССУ, вмешательство в деятельность суда носило системный характер. При изучении обстоятельств к аналогичному заключению пришел и Совет. На вопрос, почему судья не проявляет активность в самостоятельном обжаловании действий милиции в прокуратуру, он ответил, что его попытки не увенчались успехом: «Что я могу сделать? Я «маленький» человек».

Комментарии

Павел Гвоздик,

председатель Совета судей общих судов, член Совета судей Украины

– То, что время от времени в средствах массовой информации появляются материалы, которые призваны дискредитировать представителей судебной профессии, безусловно, негативная тенденция. Думаю, не секрет, что в отдельных ситуациях такие статьи являются продуктом определенных заказов. Эффективно противодействовать этому, на мой взгляд, можно только с помощью повышения доверия населения к судебной системе путем как можно большей информированности населения о деятельности судов. К сожалению, у нас часто случаются так называемые «перепевки», когда журналисты, не понимая смысл судебного процесса, стараются изложить все так, как они это понимают, иногда взывая к моральным ценностям. Безусловно, моральные нормы должны приниматься во внимание, но бывает, что закон выписан по-другому. Случаются ситуации, когда звучат обвинения в сторону суда, что он отпустил якобы водителя-«убийцу», который сбил пешехода. Законодатель определил, что субъективная сторона этого преступления – вина в форме неосторожности. Соответственно, его социальная опасность меньше, чем опасность умышленных преступлений, и наказание установлено более мягкое. Кроме того, часто на таких водителей распространяется амнистия. Журналисты же подают это в таком виде, что суд безосновательно выпустил из-под стражи человека, который совершил ДТП, тяжело травмировав при этом пешехода. Но суд просто применил закон, принятый Верховной Радой, которая установила, что за подобные нарушения лица освобождаются от отбытия наказания. Это требование закона, а не вина суда. Если население будет понимать, как выстроен закон, что судьи просто являются исполнителями закона и что тут отсутствуют какие-то посторонние влияния, тогда можно будет считать, что мы достигли цели.

 

Галина Каныгина,

член Совета судей Украины, судья Верховного Суда Украины

– В полномочиях Совета судей Украины – обратиться к соответствующим органам, в частности, к Генеральной прокуратуре, Службе безопасности Украины. Поскольку ССУ составляют судьи, они практически сразу видят проблему с точки зрения своей юрисдикции. Я, например, быстро определяю случаи, когда просматривается состав преступления по злоупотреблению служебным положением или те же коррупционные действия со стороны тех, на кого жалуется судья. Иногда судья еще не может сказать, что в отношении него совершается преступление, а может лишь указать, что создались такие условия, когда он чувствует себя неуютно и понимает, что не может осуществлять правосудие независимо, что на него пытаются оказать давление тем или иным образом.

ССУ получает ответы ГПУ, управлений СБУ в областях по некоторым судьям, но часто они формальные, с отсылкой на органы, на которые судья и жалуется. По последней нашей проверке (по обращению судьи Оболонского районного суда Киева) нам прислали ответ, что в возбуждении уголовного дела относительно сотрудника правоохранительного органа отказано, но усматриваются признаки дисциплинарного нарушения и поставлен вопрос о привлечении его к дисциплинарной ответственности. Хотя если должностное лицо органа, скажем, УБОПа, по делу своего коллеги вызывает судью и говорит, что этот судья неправильно поступает – разве здесь признаки дисциплинарного проступка? Это, как минимум, злоупотребление служебным положением, и, соответственно, речь может идти о воздействии на независимость суда. Сами по себе такие действия уже нарушают конституционный принцип независимости судей. Поэтому, когда к ССУ поступают «отписки», конечно, нас возмущает нетщательный контроль со стороны соответствующих органов. Несколько раз председатель Совета судей Украины Ярослав Романюк писал письма и просил обратить внимание, чтобы подобные действия правоохранителей были рассмотрены с точки зрения наличия в них состава преступления.

Владимир Колесниченко,

председатель Высшего совета юстиции

– Тенденция каким-то образом влиять на судей существует уже лет 7–8. И думаю, что искушение использовать судебную систему, например, в избирательном процессе, в каких-то политических моментах, еще не отошло в прошлое. Могу сказать, что свидетельством давления партий на судей является большое количество обращений народных депутатов в ВСЮ с жалобами на служителей Фемиды. При этом из заявлений становится очевидным, что депутаты не столько стремятся привлечь судью к дисциплинарной ответственности, сколько повлиять на принятие им будущих решений. Поэтому я думаю, что ЗУ «О судоустройстве и статусе судей» дал возможность судьям быть все-таки независимыми. Например, это касается электронного распределения дел. Сегодня депутаты не имеют влияния на избрание судей, поскольку выполняют церемониальную функцию. Если у судьи есть конкретные случаи, когда на него осуществляется давление, пусть обращается в Совет судей, в ВСЮ. Думаю, что давление на судей – это болезнь, которая лечится временем. Накануне выборов мы должны показать, что нет левых или правых, а есть закон. И действия бывают либо в рамках закона, либо за его пределами.


Ответственности за нарушение правил военного учета не избежать – эфир на Право ТВ
Telegram канал Sud.ua
Ответственности за нарушение правил военного учета не избежать – эфир на Право ТВ
Главное о суде
Сегодня день рождения празднуют
  • Роксолана Качур
    Роксолана Качур
    суддя Львівського окружного адміністративного суду
  • Костянтин Притула
    Костянтин Притула
    суддя Кіровоградського окружного адміністративного суду
  • Вадим Андрухів
    Вадим Андрухів
    суддя Одеського окружного адміністративного суду
  • Олександр Сивокозов
    Олександр Сивокозов
    голова ради приватних виконавців Дніпропетровської області