За все приходится платить

19:47, 14 февраля 2014
Газета: 6 (224)
Огромный ботинок, в каких ходят спецназовцы, наступил на деревянную тележку, на которой сидел Дмитрий. Над головой прозвучало грубое: «Ты, обрубок, здесь больше не работаешь. Понял?»
За все приходится платить

Сапожная мастерская находится на бойком месте, поэтому у Дмитрия (имена и фамилии изменены) нехватки в клиентах нет. И добираться до работы недалеко – полквартала по асфальту. В мороз и ненастье, правда, труднее, но это преодолимо.

Крылечко перед мастерской за ночь обледенело. Ключ не входил в замочную скважину, поскольку у Дмитрия от холода закоченели руки. И тут дверь неожиданно отворилась изнутри – огромный ботинок, в каких ходят спецназовцы, наступил на деревянную тележку, на которой сидел Дмитрий. Над головой прозвучало грубое:

– Ты, обрубок, здесь больше не работаешь. Понял?

Нога в ботинке сделала едва заметное движение, и тележка с Дмитрием скатилась с крыльца. Немногочисленные прохожие отводили взгляд от беспомощно барахтающегося в сугробе инвалида и торопливо шагали дальше. На крыльце появились два крепыша в коротких дубленках, подхватили Дмитрия под руки и втащили внутрь мастерской. Третий – в «спецназовских» ботинках – поднял из сугроба деревянную тележку. Дмитрий ничего не пытался им объяснять, ни о чем не спрашивал. Все и так было понятно: на место сапожных дел мастера нашлась более подходящая кандидатура, чем бывший зэк, к тому же безногий.

– Мы не изверги какие-нибудь, – говорил один из крепышей. – Понимаем, что тебе на хлеб и на сто грамм зарабатывать нужно!

– Не употребляю.

– Чего-чего? – не понял крепыш.

– Водку я не пью, – сказал Дмитрий.

Крепыш засмеялся:

– Значит, нам больше достанется!

И коротко объяснил, что с нынешнего дня Дмитрий будет сапожничать в той будке, которая возле почты находится.

– Инструмент там кое-какой имеется, остальное докупишь. В благодарность за трудоустройство каждый месяц будешь платить нам…

Услышав, в каком размере с него будет взиматься дань, Дмитрий понял, что на хлеб ему вряд ли что-то останется. Но отказываться от места нельзя. Во-первых, это грозит изменением отношений с «работодателями», а во-вторых, никакая другая работа ему не светит – кому он, безногий, нужен?!

16 лет назад

С Мартой – сначала она была для него Мартой Владимировной – Дмитрий познакомился, когда искал дополнительную работу. Очень нужны были деньги. Много денег – маме требовалась срочная операция, а на предыдущем месте платили гроши. Марте же в фирму требовался менеджер по продаже мебели. «Будешь справляться – много буду платить!», – сказала она. А он за большие деньги и душу готов был продать. Почти так оно и получилось – Марта сделала Дмитрия своим любовником.

…Он явился домой только через неделю. Дверь открыла жена. Дмитрий легонько отстранил ее и прошел в комнату матери. Измученная долгой тяжелой болезнью, Нина Ивановна была похожа на обтянутый кожей скелет. Дмитрий опустился на колени рядом с кроватью, прижался лбом к иссохшей руке:

– Мамочка…

– Ничего, сыночек! Я терплю. Ты себя береги!

Из внутреннего кармана курточки он достал деньги:

– Здесь тысяча долларов! Скоро еще заработаю. Ты будешь жить, мама!

Мамина рука, как в детстве, коснулась его макушки. Ком застрял в горле. Еле выдавил:

– Отдыхай, мамочка.

Жена услышала, как щелкнул замок, выбежала в переднюю.

– Опять уходишь?

– Надо. Ты же сама понимаешь.

– Конечно, – она ладонью остановила бежавшую по щеке слезу. – Когда снова придешь?

– Не знаю. Скоро.

Наконец Дмитрий решил серьезно поговорить с Мартой:

– Месяц прошел, как я считаюсь сотрудником фирмы, но до сих пор не приступил к работе. Или ты платишь мне за то, что я с тобою сплю?

– Дурак! – на лице Марты обозначились морщины, и Дмитрий впервые задумался, сколько же ей лет. – О работе, Димочка, не плачь – скоро у тебя будет очень много работы!

…Нина Ивановна умерла через неделю после операции. После похорон Дмитрий сказал Марте:

– Я ухожу из фирмы. Маму не смог спасти, так что деньги мне больше не нужны.

– Знаешь, дорогой, какая очередь стоит на твое место? Можешь уходить, я не держу. Но сначала верни то, что я на тебя потратила. Или ты считаешь, что $10 тыс. я дала тебе за красивые глаза?

– Я все верну.

– Не сомневаюсь. Потому что жизнью своей ты дорожишь.

«Так вот чем ты на самом деле занимаешься», – думал Дмитрий, когда утром следующего дня Марта остановила машину в чужом дворе и коротко объяснила, что он должен сделать.

– Вместе с Сергеем, – кивнула Марта в сторону мужчины на заднем сиденье, – погрузите в грузовик вещи и самого старика. Отвезете – Сережа знает, куда.

Старик не хотел выселяться из собственной квартиры, и Сергей приступил к «разъяснительной беседе»:

– Ты Марте согласие свое давал? Деньги от нее получал?

Старик соглашался с этими доводами, но продолжал упорствовать. Тогда Сергей и Дмитрий применили физическую силу. Деду много не потребовалось – через 20 минут он превратился в бездыханный труп. Сергей вышел во двор, переговорил с Мартой и получил новые указания «в связи с непредвиденными обстоятельствами». Водителю грузовика был дан «отбой». На тело старика натянули пальто и шапку и под руки, будто пьяного, потащили его во двор. Втолкнули труп в машину на предварительно расстеленную на полу клеенку. На другом конце города в лесопосадке Дмитрий с помощью лопаты и лома начал рыть яму. Мерзлая земля плохо поддавалась, и яма получилась неглубокая. Сергей спустил в нее труп. Сверху засыпали землей, забросали сухими ветками. Когда ехали назад, повалил снег.

– Вот и славненько! – сказала Марта.

…После этого эпизода было еще несколько. В основном приходилось принудительно «переселять» одиноких стариков и окончательно спившихся алкоголиков, у которых имелись большие задолженности по квартплате и коммунальным услугам. Предварительно Марта обещала этим людям «рай» в уютной квартирке согласно их материальным возможностям. Потом Сергей с Дмитрием отвозили обманутого человека в какой-нибудь забытый Богом уголок, арендованный в лучшем случае на месяц. Дальнейшая судьба несчастных их не интересовала. Приходилось также «выбивать» долги с тех, кто некоторое время назад имел неосторожность просить помощи у Марты: «откосить» от армии, получить «липовую» справку. У Марты везде были свои люди, и от этого она казалась всемогущей.

На совести Дмитрия был еще один труп – по приказу Марты он «помог» утонуть в ванне некой Анжеле – молодой женщине, которая слишком много знала и тем представляла опасность. У Анжелы остался 3-летний сын…

Началом конца стал непредвиденный случай. Весной местные жители вывозили мусор в лесопосадку. Чтобы утилизировать его, начали рыть яму и обнаружили труп. Сообщили в милицию, а там уже имелись сведения о пропавшем старике. Скоро Марта, Сергей и Дмитрий были арестованы. «Как мало знал я об этой женщине», – думал Дмитрий, вернувшись в камеру после допроса у следователя.

Да, Марта Владимировна – та еще оторва! Повесив все криминальные эпизоды на своих подельников, она сумела выйти сухой из воды – отделалась условным наказанием. Под стать ей оказался и Сергей. Платить за все пришлось Дмитрию. 15 лет – целая жизнь! И даже больше.

Ему оставалось полтора года до окончания срока, и тут случилось несчастье – его придавило железной балкой. Пострадали ноги, началась гангрена, и в 40 лет Дмитрий стал инвалидом. Перед возвращением в родной город запретил себе думать о родственных связях: «Для всех я умер!»

Дмитрия взяли в Дом инвалидов. Когда-то, еще до службы в армии, он получил в училище профессию сапожника – этим сейчас и зарабатывает на жизнь.

Валентина Индовицкая,
специально для «Судебно-юридической газеты»

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Новые правила распределения судебных расходов и освобождения от них
Новости онлайн