Когда поезд уже ушел…

21:06, 25 апреля 2014
Газета: 15-16 (233-234)
После длительных отношений их чувства иссякли. А они взяли и поженились…
Когда поезд уже ушел…

Никто из сельских жителей не обратил внимания на темно-синий микроавтобус, стоявший возле кладбища. Он стоял здесь и накануне – часа три, с раннего утра. Сегодня – почти столько же.

Когда отъехали уже далеко от села, сидевшая рядом с водителем женщина сказала:

– Ну, теперь ты, наверное, будешь спать спокойно.

…Вопреки предположению подруги, на Валерия Левчукова (здесь и далее имена и фамилии изменены) напала бессонница. По ночам ему виделись кошмары, из темных углов комнаты доносились неясные голоса. Он поднимался с дивана, шел в кухню, открывал очередную бутылку водки, выпивал почти полный стакан. Не помогало.

Пил он и днем. На работе это сначала терпели, однако от поездок отстранили (Валерий работал водителем) – дали работу в гараже. Сочувствовали, считая, что Левчуков таким образом переживает исчезновение жены.

Людмила Левчукова пропала две недели назад. Сначала все, и родственники в том числе думали, что женщина просто загуляла. Такое с ней случалось. Теща сочувствовала зятю больше, чем его родная мать, ибо хорошо знала свою дочку. Ирина Петровна уговаривала сына:

– Хватит пить! Не губи себя, она того не стоит! Как только вернется домой, сразу пиши заявление на развод! Я давно предупреждала: непутевая она, эта Людмила!

Через время с работы Валерия уволили. Он продолжал пить. Чаще – один, иногда – в компании кого-нибудь из соседей. Водка «развязывала» язык, и однажды Валерий начал говорить такое, что его собутыльник вмиг протрезвел. Когда хозяин уснул прямо за кухонным столом, сосед покинул квартиру, а через пару часов за Валерием Левчуковым приехала милиция.

…Отношения Валерия и Людмилы длились более 4 лет. Молодые люди снимали квартиру. Некоторое время проживали там вместе, потом «разбегались» – каждый возвращался в дом к своим родителям. Когда им начинало казаться, что не смогут жить друг без друга, съезжались вновь. Но каждый из них слишком любил свободу и независимость и ни в чем не хотел себя ограничивать.

Людмила не проявляла склонностей к ведению домашнего хозяйства. Она могла явиться домой после работы слишком поздно или, наоборот, слишком рано, но на следующий день. Ссорились с Валерием каждый день, как надоевшие друг другу супруги. Наверное, просто их отношения изжили себя, и оба понимали это. Им бы «разбежаться» навсегда и искать себе другую пару, но они поступили по-другому – подали заявление в загс.

Через полтора месяца сыграли свадьбу. Людмила, как ей и мечталось, была в красивом платье, в фате. На торжество пригласили много гостей. Семье Левчуковых женитьба сына «влетела в копеечку», но Ирина Петровна надеялась, что Валерий все-таки будет счастлив, а невестка в скором времени подарит им внука или внучку.

Молодожены жили на съемной квартире. Родители Валерия строили планы на счет того, чтобы у сына появилось собственное жилье. А 

у молодоженов быт никак не налаживался. Людмила по-прежнему считала себя свободной женщиной. Став замужней, она не изменила своим привычкам – нередко возвращалась домой пьяная, ее часто видели в компании незнакомых мужчин. В квартире – беспорядок. Валерий, как и до свадьбы, питался всухомятку. На его вопрос, когда у них в доме, наконец, будет пахнуть едой, Людмила отвечала: «Я не куховарка! Иди к своей мамочке, пусть она тебя накормит!»

Ссоры не прекращались. Когда в очередной раз Людмила явилась домой пьяная, и по ее виду нетрудно было догадаться, с кем и как она проводила время, Валерий не выдержал и «приложил руку» к лицу супружницы. Та попыталась дать сдачи. Тогда муж связал Людмилу, залепил скотчем рот, чтобы не кричала, и принялся «учить» ее. Бил, вкладывая в удары всю скопившуюся в нем злость. Скоро женщина стала похожа на труп, но еще дышала. Валерий вынес ее на балкон, чтобы в себя пришла. Выпил водки и лег спать.

Проснулся только утром. Бросился на балкон, а там действительно труп, уже окоченевший. Ночью на улице было –5, балкон не застекленный. Избитая, с заклеенным ртом женщина не смогла ни закричать, ни самостоятельно пробраться в комнату, хотя балконная дверь была не заперта.

Валерий испугался. Даже при тех чувствах, которые испытывал к гулящей жене, он не собирался ее убивать. Проучить только хотел. Не придумав ничего лучшего, оставил труп в закрытой квартире и три дня не приходил домой, пьянствовал. Вернулся и стал думать, что делать с трупом. Ничего не придумал, но в тюрьму за убийство идти не хотелось. Запер квартиру и отправился к давней подруге. Знал, что ради него она готова на все…

Светлана Тюлькина придумала, что делать. Поздно вечером на служебной машине Валерий подъехали с подругой к дому. Труп упаковали в большой картонный ящик и спрятали в принадлежавшем Светлане гараже. Через день Валерий отправился за город и вырыл на сельском кладбище могилу. За этой работой его никто не заметил – на таких кладбищах нет ни директоров, ни сторожей. На следующий день, с самого утра, он снова приехал сюда – уже со Светланой. Выгрузив из микроавтобуса картонный ящик, с трудом дотащили его до могилы. Зарыли, сделали холмик. В общем, похоронили почти по-человечески. О том, что было дальше, мы уже знаем.

В отношении Валерия Левчукова, 27 лет, и его сообщницы Светланы Тюлькиной, 30 лет, возбудили уголовное дело. Валерий не отрицал своей вины, Тюлькина – тоже. Следствие скоро завершится, и дело будет передано в суд.

Валентина Индовицкая,
специально для «Судебно-юридической газеты»

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Новые правила распределения судебных расходов и освобождения от них
Новости онлайн