Специальный уголовный

22:39, 25 апреля 2014
Газета: 15-16 (233-234)
Чем грозит признание юрисдикции Международного уголовного суда лицам, подозреваемым в совершении преступлений против человечности?
Специальный уголовный

Катерина Беляева,
«Судебно-юридическая газета»

Не так давно министр юстиции Украины Павел Петренко сообщил, что правительство Украины подало секретарю Международного уголовного суда Герману фон Хебелю декларацию о признании юрисдикции данного суда в отношении преступлений, которые были совершены на территории Украины с 21 ноября 2013 по 22 февраля 2014 г. Декларация подана в соответствии с Римским статутом (учредительным договором Международного уголовного суда), который позволяет государству, не являющемуся участником Статута, признать юрисдикцию МУС.

В декларации перечислены лица, которые, по мнению парламентариев, могут быть причастны к совершению указанных преступлений. Всего их 9. По заверениям народных депутатов, список был сформирован в соответствии с процедурой, регламентируемой Статутом. На данный момент декларация передана в канцелярию прокурора МУС для дальнейшего рассмотрения. Если прокурор сочтет предоставленную информацию достоверной, Суд откроет уголовное производство, которое будет проводиться на территории Украины в сотрудничестве с Генеральной прокуратурой Украины.

Парламентарии уверены, что привлечение международной институции обеспечит не только объективность расследования, но и уверенность граждан в беспристрастности судебных решений, принятых в отношении чиновников, занимавших высокие государственные должности. Так ли это на самом деле, выясняла «Судебно-юридическая газета».

Правительство Украины подало секретарю Международного уголовного суда Герману фон Хебелю декларацию о признании юрисдикции Международного уголовного суда относительно преступлений, совершенных на территории Украины с 21 ноября 2013 по 22 февраля 2014 г.

Проект документа по инициативе нескольких народных депутатов был зарегистрирован в Верховной Раде 25 января с. г. В пояснительной записке к документу говорилось о том, что 27 января 2014 г. группа народных депутатов Украины направила заявление в Совет безопасности ООН по поводу международно-правового реагирования на массовые преступления, совершенные представителями государственной власти Украины в отношении украинского народа. Речь шла о преступной деятельности, связанной с убийствами, похищениями, незаконным лишением свободы, пытками, нанесением телесных повреждений различной степени тяжести, уничтожением и повреждением имущества участников массовых акций, необоснованным применением мер физического воздействия, специальных средств, огнестрельного оружия и т. д. Аналогичные обращения были направлены председателем Комитета Верховной Рады Украины по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности Андреем Кожемякиным и председателем Комитета по правам человека, национальных меньшинств и межнациональных отношений Валерием Пацканом в адрес Верховного комиссара ООН по правам человека Нави Пиллей.

В частности, в этих обращениях указывалось, что снайперы силовых ведомств Украины прицельным огнем убили по разным данным от 80 до 150 мирных людей, а более 500 человек получили ранения разной степени тяжести. По неофициальным данным число раненых достигло около 2,5 тыс., а погибших – свыше 200. Особенно циничным и наглым, подчеркивали авторы заявлений, оказалось то, что много людей были застрелены в голову, сонную артерию и сердце, т. е. в них стреляли намеренно, чтобы убить.

Обвинения в выдаче и исполнении явно преступных приказов о совершении действий, направленных против человечности, которые привели к особо тяжким последствиям и массовому убийству украинских граждан во время мирных акций протеста, имевших место в Украине в период с 21 ноября 2013 по 22 февраля 2014 г. в декларации, представленной МУС, выдвигаются в адрес:

  • Президента Украины Виктора Януковича;
  • министра внутренних дел Украины Виталия Захарченка;
  • генерального прокурора Украины Виктора Пшонки;
  • министра обороны Украины Павла Лебедева;
  • министра юстиции Украины Елены Лукаш;
  • первого заместителя главы Администрации Президента Украины Андрея Портнова;
  • главы Службы безопасности Украины Александра Якименко;
  • начальника Главного управления – командующего внутренних войск Министерства внутренних дел Украины Станислава Шуляка;
  • главы Администрации Президента Украины Андрея Клюева.

«Круг этих лиц был определен нами в соответствии с процедурой, регламентируемой Статутом Международного уголовного суда», – рассказал «Судебно-юридической газете» председатель подкомитета по вопросам контроля за соблюдением законодательства в сфере борьбы с организованной преступностью и коррупцией органами государственной власти и местного самоуправления Комитета Верховной Рады Украины по вопросам борьбы с организованной преступностью и коррупцией Юрий Деревянко.

Требования мировой общественности

Декларация была подана в МУС в соответствии со ст. 12.3 Римского статута, согласно которой государство может признать юрисдикцию МУС в отношении конкретных преступлений с применением принципа обратного действия во времени без ратификации Статута путем подачи заявления.

Напомним, что еще в начале этого года в связи с событиями, произошедшими в период с 21 ноября 2013 по 22 февраля 2014 г., о необходимости присоединения к Статуту заявила Общественная комиссия по расследованию нарушений прав человека в Украине. С соответствующим обращением Комиссия обратилась к Верховной Раде. В этом обращении напоминалось о том, что присоединение к Статуту было инициировано еще в 2000 г., однако не было доведено до конца, поскольку спустя 2 года после подписания документа Президент Украины (на тот момент Леонид Кучма) обратился в Конституционный Суд Украины относительно несоответствия Статута Конституции. Действительно, ст. 124 Основного Закона дает исчерпывающий перечень судебных институций, юрисдикция которых распространяется на территорию государства. Так как МУС в этот перечень не входит, ратификация Статута тогда (как, впрочем, и сейчас) требовала внесения изменений в Конституцию.

На данный момент выступление с предложением о подобных изменениях, уверены народные избранники, может значительно отодвинуть во времени процедуру отправления правосудия над перечисленными выше лицами, что является недопустимым ввиду рекомендаций, предоставляемых Советом Европы, а также обязательных требований, которые Украина должна выполнить в рамках подписания ассоциации с ЕС. «Признание юрисдикции МУС, пусть даже относительно преступлений, совершенных за определенный период времени, является требованием мировой общественности, выдвигаемым к Украине», – разъяснил «Судебно-юридической газете» член ряда государственных комиссий, бывший член Конституционной ассамблеи Игорь Колиушко.

Последствиями принятия декларации, согласно нормативно-правовой базы МУС, станет то, что МУС получит юрисдикцию относительно возможных преступлений, которые, как утверждается, были совершены в контексте вышеупомянутой ситуации, а также относительно применения положения ч. 9 Статута в отношении международного сотрудничества и судебной помощи.

Основным акцентом, на котором делают ударение инициаторы декларации, в т. ч. первый заместитель председателя Комитета Верховной Рады Украины по вопросам правовой политики Виктор Швец, является то, что проводить расследование будет независимая судебная институция. «Для нас важно, чтобы граждане Украины не усомнились в решении той судебной институции, которая будет осуществлять производство в отношении лиц, перечисленных в декларации, направленной в МУС», – рассказал г-н Швец «Судебно-юридической газете».

О процедуре

Чем же, собственно, является МУС? Ранее мы писали о том, что это постоянный орган, уполномоченный осуществлять юрисдикцию в отношении лиц, ответственных за самые серьезные преступления, вызывающие озабоченность международного сообщества, который дополняет национальные системы уголовного правосудия. Его юрисдикция ограничивается геноцидом, преступлениями против человечности, военными преступлениями и преступлениями агрессии.

Механизм расследования, проводящегося МУС, объяснил «Судебно-юридической газете» судья Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии в 2002–2005 гг., председатель Комиссии по расследованию нарушений прав человека в Украине Владимир Василенко. По его словам, согласно Статуту, государство, ратифицировавшее Статут или временно признавшее юрисдикцию МУС, может передать прокурору ситуацию, при которой, как представляется, были совершены одно или несколько преступлений, подпадающих под юрисдикцию МУС, обращаясь к прокурору с просьбой провести расследование этой ситуации для определения того, следует ли предъявить обвинения одному или нескольким конкретным лицам за совершение таких преступлений. Прокурор может возбуждать расследование proprio motu на основе информации о преступлениях, подпадающих под юрисдикцию Суда. Он оценивает серьезность полученной информации, для чего может запрашивать дополнительную информацию у государств, органов Организации Объединенных Наций, межправительственных или неправительственных организаций или из иных надежных источников, которые сочтет подходящими.

Если прокурор делает вывод о наличии достаточных оснований для возбуждения расследования, он обращается в палату предварительного производства с просьбой дать санкцию на проведение расследования вместе с любыми подкрепляющими эту просьбу собранными материалами. Потерпевшие могут делать этой палате представления в соответствии с правилами процедуры и доказывания. Если палата предварительного производства после изучения этой просьбы и подкрепляющих ее материалов сочтет, что имеются достаточные основания для возбуждения расследования, и что это дело, судя по всему, подпадает под юрисдикцию МУС, она дает санкцию на возбуждение расследования без ущерба последующим определениям МУС в отношении юрисдикции и приемлемости дела к производству.

На данный момент декларация правительства Украины передана в канцелярию прокурора МУС для дальнейшего рассмотрения.


Комментарии ЭКСКЛЮЗИВ:

Василий Бородий,председатель Подольского районного суда Киева

– Привлечение международной судебной институции, учитывая нестабильную ситуацию, является оправданным, поскольку послужит своеобразным сдерживающим фактором для лиц, определяющих основные политические направления в государстве. Сегодня мы наблюдаем изменения Конституции, основанием для которых служат решения Конституционного Суда. Никто не может гарантировать, что Конституционный Суд не примет иного решения – о возврате к президентско-парламентской модели. Тем более, следует учитывать, что механизмы национального законодательства не смогли предотвратить гибель большого количества людей. Кадры национальных правоохранительных институций выхолощены. С принятием нового Уголовного процессуального кодекса мы столкнулись с ситуацией, когда следователь-лейтенант и прокурор-лейтенант проводят расследования, требующие от правоохранителей не только теоретических знаний, но и большого практического опыта. Сейчас речь идет о необходимости восстановления обстоятельств, которые не фиксировались или фиксировались случайно. Насколько мне известно, расследования не стоят на месте. Собрано достаточно материала, который может быть предоставлен специалистам МУС.

Игорь Колиушко, член ряда государственных комиссий, бывший член Конституционной ассамблеи

– Римским статутом Международного уголовного суда предусмотрена возможность привлечения граждан государства к ответственности в случае совершения ими преступлений, перечисленных в Статуте. Пока Украина не ратифицировала Статут, она не имеет возможности напрямую обращаться в МУС относительно привлечения к ответственности своих граждан. На данный момент Украина признала юрисдикцию МУС относительно преступлений, совершенных на территории Украины с 21 ноября 2013 по 22 февраля 2014 г., о чем была представлена соответствующая декларация. Как правило, такой шаг является оправданным в двух ситуациях. Первая – когда государство не имеет возможности самостоятельно найти лиц, подлежащих привлечению к уголовной ответственности. Вторая – когда деяния определенных лиц не являются преступными в соответствии с национальным законодательством, однако являются таковыми согласно международным нормам. Яркий пример тому – Сербия, чьих политических деятелей привлечь к уголовной ответственности потребовало международное сообщество. Касательно Украины требования ратификации Статута ранее выдвигались Советом Европы и стали особенно актуальными в свете намерения Украины ратифицировать Соглашение об ассоциации с ЕС.

Виктор Швец, первый зампредседателя Комитета Верховной Рады по вопросам правовой политики

– Мы хотели бы, чтобы Международный уголовный суд взял в свое производство дела в отношении тех лиц, которые совершали на территории Украины преступления, подпадающие под квалификацию преступлений против человечности, определенную в Статуте Суда. Распространение юрисдикции Суда на указанных лиц будет существенным фактором для украинской правовой системы. Самое главное в этом вопросе то, чтобы граждане Украины доверяли судебной институции, которая будет осуществлять судопроизводство в отношении должностных лиц Украины. Я думаю, что авторитет Суда является беспрекословным, и это будет залогом того, что его решения не будут подданы сомнению гражданами Украины. Для нас очень важно, чтобы граждане не увидели в этих решения некий подтекст того, что нынешняя власть сводит счеты с предыдущей с помощью судебной системы.

Владимир Василенко, чрезвычайный и полномочный посол Украины, судья Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии в 2002–2005 гг., председатель Комиссии по расследованию нарушений прав человека в Украине

– В соответствии со Статутом Международного уголовного суда (п. 3 ст. 12), государство, не ратифицировавшее Статут, имеет право обратиться в МУС с признанием его обязательной юрисдикции относительно конкретной ситуации, возникшей на территории государства в определенный срок и связанной с притуплениями против человечности. Заявление Верховной Рады о признании юрисдикции МУС, принятое в феврале с. г., является абсолютно закономерным. В соответствии с этим заявлением, Министерство иностранных дел Украины уведомило МУС о признании Украиной его юрисдикции относительно преступлений, совершенных на территории Украины с 21 ноября 2013 по 22 февраля 2014 г. Это сообщение было принято судом, и таким образом произошла своеобразная двухсторонняя договоренность о том, что МУС рассмотрит материалы и документы, которые касаются этой ситуации.

Теперь дело за Генеральной прокуратурой Украины, которая должна предоставить МУС документы и материалы, на основании которых МУС должен определить, имели ли место в указанный период преступления против человечности, и кто был причастен к совершению этих преступлений. Если МУС придет к выводу, что ему было предоставлено достаточно доказательств, которые могут стать основанием для предъявления обвинений указанным лицам, МУС решит вопрос об открытии уголовного производства.

Николай Козюбра, судья Конституционного Суда Украины в 1996–2003 гг.

– Нам необходимо ратифицировать Римский статут для того, чтобы обращаться в МУС. В то же время, возможно, как в данной ситуации, и разовое обращение, о чем уже неоднократно говорилось. Открытие уголовного производства МУС подразумевает, что МУС, в частности прокурор, будет работать на территории Украины. Т. е. расследование будет проводить именно МУС при посредстве Генеральной прокуратуры Украины. И это обеспечит объективность полученных результатов.

Юрий Деревянко, член Комитета Верховной Рады по вопросам борьбы с организованной преступностью и коррупцией

– Украина пока не ратифицировала Статут, однако подала заявление в МУС относительно признания его юрисдикции в отношении лиц, которые могут быть причастны к преступлениям, совершенным на территории Украины с 21 ноября 2013 по 22 февраля 2014 г. За список лиц, направленный в МУС, проголосовали депутаты Верховной Рады. Теперь причастность этих лиц к указанным преступлениям будет устанавливать прокурор МУС путем проведения независимого расследования. Процедура расследования предусмотрена Статутом.


«Признание Украиной юрисдикции Международного уголовного суда поможет установить виновных в событиях, происходивших в Украине с 21 ноября 2013 по 22 февраля 2014 г., когда невинных людей, которые мирно отстаивали собственную позицию, фактически расстреливали. Все преступники понесут заслуженное наказание за свои действия», – министр юстиции Украины П. Петренко

«Заявление правительства Украины о признании юрисдикции Международного уголовного суда относительно преступлений, которые, как утверждается, были совершены на территории страны с 21 ноября 2013 по 22 февраля 2014 г., подано в соответствии со ст. 12.3 Римского статута. Теперь Украина имеет обязательство сотрудничать с МУС в изучении и расследовании этих событий. В то же время, принятие заявления не означает автоматическое начало расследования. Сейчас заявление передано в офис прокурора, который будет решать, есть ли достаточные основания для его начала», – секретарь МУС Герман фон Хебель


Согласно ст. 12.3 Римского статута Международного уголовного суда, государство может признать юрисдикцию МУС в отношении конкретных преступлений с применением принципа обратного действия во времени без ратификации Статута путем подачи заявления. Такие прецеденты есть в практике МУС и касаются они Палестины и Кот-д’Ивуара

Согласно ст. 53.2 Конституции Франции, которой эта Конституция была дополнена в связи с необходимостью ратифицировать Статут, «Французская Республика может признать юрисдикцию Международного уголовного суда в соответствии с условиями, предусмотренными договором, подписанным 18 июня 1998 г.». Люксембург, Португалия, Ирландия, Колумбия и Чили также внесли соответствующие изменения в свои конституции 

Общественная комиссия по расследованию и предупреждению нарушений прав человека в Украине составила свой список высших должностных лиц, причастных к неправомерному применению силы против участников акций протеста. В отличие от списка, представленного в декларации, насчитывающего 9 лиц, в список Комиссии вошли 25 человек


Премьер-министр Украины Арсений Яценюк заявил, что, подписав политическую часть Соглашения об ассоциации с Европейский Союзом, Украина обязуется ратифицировать Римский статут. В связи с этим правительство уже обратилось в Конституционный Суд с просьбой определить конституционность возможной ратификации Украиной Римского статута Международного уголовного суда в Гааге. В случае положительного решения КСУ Кабмин намерен просить парламент безотлагательно ратифицировать этот Статут


Словарь юриста:

Международный уголовный суд является постоянным органом, уполномоченным осуществлять юрисдикцию в отношении лиц, ответственных за самые серьезные преступления, вызывающие обеспокоенность международного сообщества, и дополняет национальные системы уголовного правосудия


СПРАВКА

Римский статут Международного уголовного суда – международный договор, учредивший Международный уголовный суд, принятый 17 июля 1998 г. и вступивший в силу 1 июля 2002 г. По состоянию на конец 2013 г. Статут был ратифицирован 122 государствами

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Сколько прокуроров было уволено за год
Сегодня день рождения празднуют
  • Андрей Осаулов
    Андрей Осаулов
    судья Шевченковского районного суда Киева
  • Богдан Лозинский
    Богдан Лозинский
    судья Франкивского районного суда Львова
  • Валерий Картере
    Валерий Картере
    судья Высшего  хозяйственного суда Украины
Новости онлайн