Тюрьма ему – дом родной

19:06, 5 сентября 2014
Газета: 34 (252)
Как только Ирина поравнялась с третьим гаражом, Сыркин вышел ей навстречу...
Тюрьма ему – дом родной

«Думал, что умнее всех? А оказалось, есть аферисты и покруче!» – говорил Вадиму Сыркиным Антон Кашицын (имена и фамилии изменены). Между ними давно установились приятельские отношения, и Вадим ожидал от Антона сочувствия, а увидел неприкрытое злорадство.

Через 3 месяца Вадиму 40 исполнится, а у него – ни специальности, ни образования (кроме среднего, конечно), ни семьи, ни крыши над головой. Лет 12 назад он покорил сердце молодой женщины, Марины Ивкиной. Та была хороша собой и имела покладистый характер. Рано овдовев и оставшись с двумя маленькими детьми, она и уже не надеялась на личное счастье, так что Сыркина считала подарком судьбы. Он умел красиво ухаживать, был нежен. Но главное – он подружился с ее сыновьями, 4 и 6 лет. Со дня их знакомства прошло совсем немного времени, но женщина уже не представляла свою жизнь без Вадима. Он сделал ей предложение, она с радостью ответила: «Да!»

Ирина, старшая сестра, пыталась отговорить Марину от этого скоропалительного брака: «Хорошо подумала? Ты же совсем не знаешь, что он за человек. Может, аферист какой или бомж. Они умеют лапшу на уши вешать! Может, не ты сама, не дети маленькие ему нужны, а дом твой? Не торопись, присмотрись сначала. А то как бы плакать потом не пришлось!» Марина не прислушалась к словам старшей сестры. Правда, в загсе они с Вадимом не регистрировались – жили в гражданском браке. И вняв совету сестры, в доме своем она его не прописала.

Сначала все было хорошо. И даже то, что она по-прежнему ничего не знает о Вадиме, как и в первые дни знакомства, не настораживало женщину. Настороженность возникла, когда Вадим начал настаивать на прописке. Марина не соглашалась. «Этот дом принадлежит моим детям!» – сказала. Тогда Сыркин поставил условие: если его здесь не пропишут, он уйдет. Марина была непреклонна, и Сыркин уже пожалел о своей категоричности. Но назад только раки ползают, а Сыркин хотел выглядеть человеком слова. И он ушел. Это случилось на третьем году их совместной жизни.

Куда ушел? Где живет? Как? Этими вопросами молодая женщина не задавалась – она много работала, чтобы поставить на ноги сыновей. Вскоре Марина узнала о страшном диагнозе – рак груди. Она торопилась обеспечить своих сыновей, чтобы после ее смерти они ни в чем не нуждались.

Марина Ивкина умерла, когда ее сыновьям, Игорю и Валерию, было 15 и 17 лет. К этому времени у каждого из ребят был свой банковский счет с некоторой суммой, которой они смогут воспользоваться по достижении совершеннолетия. После смерти матери о мальчишках заботилась их тетка Ирина. Игорь учился в 9 классе, Валерий – в выпускном. Подразумевалось, что после окончания средней школы братья поступят в вуз.

Приблизительно месяца 2 спустя после смерти Марины объявился Вадим Сыркин. Он пришел, когда ребята были дома одни. Стал неожиданно на пороге:

– Здравствуйте!

Братья вздрогнули. Каждый подумал, что входная дверь у них была закрыта на ключ. Не сквозь стену же он прошел! Игорь и Валерий не знали, что нет такого замка, который не смог бы открыть Вадим Петрович Сыркин. Всю жизнь, начиная с 16-летнего возраста, он только этим и занимался, за что часто по приговору суда отправлялся в места не столь отдаленные. Время, когда он жил с Мариной Ивкиной – это был самый продолжительный период между отсидками. На свободе у Сыркина не было ни кола, ни двора – все пропили родители-алкоголики. И сгинули. Вадим с 5-летнего возраста воспитывался в детском доме.

Накануне своего появления в доме братьев Ивкиных Сыркин освободился из мест заключения. Надо было думать, где жить, и Сыркин вспомнил о Марине. Были, конечно, у него и другие женщины, чьим гостеприимством он пользовался время от времени, но Марина – надежная. Вадиму вот-вот сороковник стукнет – пора уже о нормальной жизни задуматься, в кругу семьи, обласканным женой и, может быть, даже собственными детишками.

Прибыв в город, Сыркин узнал о смерти Марины. Это не сильно огорчило его: с мечтой о семейном счастье придется повременить, а вот крыша над головой у него точно будет! С этой обнадеживающей мыслью Вадим и пришел к Ивкиным. Он не знал, что сыновья Марины далеко не лучшего о нем мнения. Впрочем, выставить неожиданного гостя в ночь ребята не смогли, а Сыркину того и надо было! Он соловьем заливался о своей любви к ним и к их матери, даже всплакнул о том, что жизнь несправедлива. «Марина – лучезарный человек! – восклицал. – Ей бы жить да жить!»

Следующий день был, к счастью, выходным, иначе ребята не знали бы, как им поступить. Уйти в школу, оставив Сыркина в доме, им бы не хотелось.

Вадим Петрович еще нежился в постели, когда к племянникам пришла Ирина.

– Эт-то еще что за явление?! – с негодованием воскликнула она и сердито посмотрела на Игоря с Валерием.

Те замялись, не зная, как объяснить тете, что этот нахал и не спрашивал разрешения остаться.

– Живо натягивай портки, и через 5 минут чтобы духу твоего здесь не было! – приказала Ирина Сыркину.

Тот стал в позу.

– Позвольте, мадам! Я прибыл сюда с самыми лучшими намерениями. Поскольку мы с Мариной любили друг друга, я обязан позаботиться о сиротах.

Ирина не расчувствовалась.

– Ты плохо меня понял? Живо выметайся! О мальчиках и без тебя есть кому позаботиться. Думаешь, я не знаю, что ты из себя представляешь? Тюрьма – твой дом, семья – сокамерники! Чтобы и на пушечный выстрел к этому дому не подходил! – говорила Ирина, не спуская глаз с Сыркина.

Тот оделся и, не попрощавшись, вышел.

– Ну, замки для него – не проблема! – говорила тетка племянникам. – Так что когда вы дома, закрывайте дверь на крючок. Думаю, этот тип еще захочет к вам наведаться. Ему ведь жить негде, а тут – целый дом! Но этому аферисту не просто крыша над головой нужна – он захочет все прибрать к своим рукам. Остерегайтесь! Чуть что – мне звоните.

Не знала женщина, что ей самой следует остерегаться Сыркина…

Вадим Петрович еще с первого знакомства понял, что характер у Ирины крут. И сейчас, когда он находился так близко возле своей цели, эта женщина представляла для него реальную угрозу. «Надо от нее избавиться!» – решил Сыркин. Хотя на его совести еще не было ни одного трупа, об убийстве Ирины он размышлял хладнокровно. «Сделаю все сам, а потом на племянников повешу. Двойная выгода: Ирка – на кладбище, пацаны – на зоне, а дом – в полном моем распоряжении. Как гражданский муж Ирины, я на этот дом имею полное право!»

Зимой темнеет рано. Вечером Сыркин стоял возле гаражей, поджидая, когда Ирина будет возвращаться с работы. Ее маршрут и время возвращения он отслеживал в течение нескольких дней. Как только Ирина поравнялась с третьим гаражом, Сыркин вышел ей навстречу. Он не скрывал перед жертвой свое лицо – мертвая она ничего уже не расскажет. А пока живая, он хотел насладиться ее страхом.

«Я испугалась, хотела закричать, но Сыркин сунул мне кляп в рот. Несколько секунд играл ножом перед моими глазами, а потом с силой ударил в грудь. Падая, я подумала, что мне нужно притвориться мертвой, иначе он меня точно дорежет. Сыркин наклонился надо мной – я затаила дыхание. Он поверил, что я мертва. Вытащил из груди нож и ушел. Я зажала рукой рану, чтобы кровь не лилась, доползла до тротуара, где горел фонарь, и потеряла сознание. Наверное, кто-то вызвал «Скорую помощь» – я очнулась в больнице».

Уверенный в том, что Ирина мертва, Сыркин подбросил окровавленный нож в окно к братьям Ивкиным. А рано утром он позвонил в милицию, рассказал о трупе за гаражами и о тех, кто убил. Ирина к тому времени пришла в сознание и назвала имя человека, который хотел ее убить.

По факту покушения на убийство возбудили уголовное дело. Сыркин был задержан. На допросах он отрицал свою вину:

– У меня не было мотива для убийства Ирины. А у Игоря и Валерия Ивкиных этот мотив был. Тетка хотела прибрать к рукам принадлежащую им недвижимость. Возможно, что-то еще… Ирина оговаривает меня, чтобы защитить племянников – как-никак, родная кровь. А меня она всегда ненавидела. Из-за нее мы с Мариной расстались.

Видно, годы пребывания в исправительных колониях не прошли даром – поднаторел Вадим Петрович в следственных делах. И вину с себя снимать ему не впервой. Однако имеются неопровержимые улики, показания свидетелей, потерпевшей. А у Валерия с Игорем на тот вечер есть твердое алиби – с 17.00 до 20.00 ребята находились на спортивной тренировке. Ирина была доставлена в больницу в 19.24. И непризнание Сыркиным своей вины – это лишь попытка избежать наказания.

…На сегодняшний день вина Сыркина В. П. полностью доказана. Скоро данное уголовное дело будет рассматриваться в суде.

Валентина Индовицкая,
специально для «Судебно-юридической газет

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Сколько прокуроров было уволено за год
Сегодня день рождения празднуют
  • Сергей Нагорнюк судья
    Сергей Нагорнюк судья
    Тепликского районного суда Винницкой области в отставке
  • Дмитрий Боровков
    Дмитрий Боровков
    судья Зализнычного районного суда Львова
Новости онлайн