Судейское досье: доступ (от/за)крыт

11:20, 22 июня 2015
Газета: 24 (292)
Данные о судьях останутся в закрытом доступе?
Судейское досье: доступ (от/за)крыт

Наталья Мамченко,
«Судебно-юридическая газета»

Благо, мы живем в век информационных технологий, интернета и при желании, обладая простейшими навыками, о судье можно узнать многое: были ли в отношении него дисциплинарные производства и каковы их результаты (даже если взыскание аннулировали, информация останется в памяти интернет-поисковиков, публикациях специализированных СМИ), «разбирали» ли его на Высшем совете юстиции на предмет нарушения присяги, какое у него имущество (декларации теперь публикуются), занимается ли он или члены его семьи параллельно предпринимательской деятельностью (благодаря открытому Единому реестру юрлиц и физлиц-предпринимателей).

Кроме того, Законом №1701-VII от 14.10.2014 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно определения конечных выгодоприобретателей юридических лиц и публичных деятелей» был изменен режим доступа к сведениям Государственного реестра прав на недвижимое имущество, которые стали общедоступными. Как декларируют авторы инициативы, теперь любому гражданину не составит труда получить информацию, каким количеством квартир, а может, и загородных вилл владеет тот или иной украинец. Впрочем, закон в полную мощь не заработал, так как есть ряд технических преград. Вступил в силу и Закон «О государственном земельном кадастре», который сделал общедоступной публичную кадастровую карту Украины. Принят в первом чтении законопроект №2423 «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно усиления прозрачности в сфере отношений собственности с целью предотвращения коррупции», направленный на установление общественного контроля за должностными лицами путем упрощения процедуры доступа к сведениям, содержащимся в реестре вещных прав на недвижимое имущество. Проще говоря, депутаты обещают дать украинцам возможность искать хозяев того или иного имущества по фамилии владельца. Сейчас такая возможность отсутствует, из-за чего нормы упомянутого Закона №1701-VII подвергались критике. Также законопроектом №2423 предлагается предоставить свободный доступ к Единому госреестру, держателем которого является Госавтоинспекция, тем самым давая гражданину возможность выяснить, кто каждый вечер паркует под его окном дорогую иномарку.

Итак, потратив день-два на поиск информации в интернете, СМИ, подключив знакомых-адвокатов, при возможности задействовав свои связи в окружении судьи, можно узнать о нем немало и подготовить практически на любого из них неплохой компромат.

Положения Закона «Об обеспечении права на справедливый суд, заявляли его авторы, направлены на то, чтобы людям не пришлось самим догадываться, читая очередную статью о «судьях-негодяях», правда в ней написана или блеф. На каждого судью, согласно с данным законом, отныне должно быть заведено досье, в котором будет фиксироваться информация как о его достижениях, так и о нарушениях. Неофициально такие досье уже ведет ряд общественных организаций. Не секрет, что есть они и у депутатов, через руки которых проходят материалы, связанные с карьерой судьи. Но эту информацию может получить далеко не каждый, да и вопрос, насколько она соответствует действительности. Смогут ли теперь граждане получить свободный доступ к элементарным данным о судье, разбиралась «Судебно-юридическая газета».

Одна рабочая группа – два мнения

5 июня Совет судей Украины утвердил Положение о порядке ведения судейского досье, согласно которому распоряжаться информацией из досье будет Высшая квалификационная комиссия судей. Именно она будет отвечать за формирование, ведение, систематическое обновление, учет и хранение досье. Но чем больше автор этой статьи пыталась вникнуть, какую информацию все-таки обычный гражданин, журналист или общественная организация сможет получить на соответствующий запрос, тем больше возникало вопросов.

Во-первых, в Положении есть прямая ссылка на Закон «О защите персональных данных». Согласно ему, персональные данные – любые данные, которые идентифицируют или могут идентифицировать лицо. Даже фамилия, имя, отчество и дата рождения (п. 2.2.1 Положения). А в соответствии с пп. 4 п. 1.2 Положения, информация о персональных данных лица, которая защищена законом, и информация, раскрытие которой может нарушить права других лиц, должна быть закрытой/непубличной. Во-вторых, ВККС вполне может отказать гражданину на основании того, что информация из досье служебная.

На первый взгляд, осуществление правосудия и связанные с ним результаты работы судьи не должны быть информацией с ограниченным доступом. Соблюдение судьей присяги и Кодекса судейской этики, привлечение к дисциплинарной ответственности, соответствие доходов и расходов – все это так или иначе связано с прямыми должностными обязанностями судьи как представителя государственной власти.

Вместе с тем, в 6.1 Положения сказано, что судейское досье – это совокупность документов с ограниченным доступом, которая содержит информацию для служебного пользования и хранится в соответственно оборудованном помещении, кроме информации и документов, обнародование которых предусмотрено законом. Действительно, согласно ст. 6 Закона «О доступе к публичной информации», ограничение доступа к информации может осуществляться во имя обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия. Но для этого необходимы 2 условия: а) разглашение информации может нанести существенный вред интересам национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка и б) вред от обнародования такой информации превышает общественный интерес в ее получении. Напомним также, что ограничению доступа подлежит информация, а не документ. Если документ содержит информацию с ограниченным доступом, для ознакомления предоставляется информация, доступ к которой не ограничен.

Кто же имеет «санкционированный» доступ к судейскому досье? Согласно п. 7.1, доступ к нему имеют члены Комиссии, работники ответственного структурного подразделения, судьи (к своим досье) и другие лица в соответствии с Законом. О том, что данные досье не находятся в свободном доступе для всех желающих, свидетельствует и п. 8.1, согласно которому лица, имеющие доступ к судейскому досье, несут персональную ответственность за неразглашение сведений о судьях, которые не подлежат разглашению в соответствии с Законом. А в случае нарушения законодательства о доступе к публичной информации и защите персональных данных судьи наступает ответственность.

Примечательно, что члены рабочей группы, которая занималась разработкой Положения (в нее вошли члены ВККС, Государственной судебной администрации, Совета судей и др.), высказывали в беседах с автором разные мнения. Одни полагают, что любые данные могут быть предоставлены на запрос любого гражданина, кроме места проживания судьи и членов его семьи, другие – что часть информации досье имеет ограниченный доступ, третьи – что все досье является служебной информацией, а потому знакомиться с ней могут лишь уполномоченные органы.

Глава рабочей группы, секретарь ВККС Станислав Щотка в эксклюзивном комментарии «Судебно-юридической газете»утверждает, что досье создается не для обычных граждан, а для органов, которые занимаются кадровыми вопросами судебной системы: решают, достоин ли судья продвижения по карьерной лестнице, заслуживает он поощрения или наказания. Т. е. для самой ВККС. Но как в таком случае быть с духом закона, которым отечественную Фемиду вроде бы планировались вывести на новый уровень, вернув авторитет и доверие граждан к ней? Очевидно, проблема – в отсутствии механизма защиты данных из досье от использования с целью такой авторитет подорвать.

Так, досье содержит такую информацию, как количество отмененных решений и количество жалоб на судью. При этом отмененное апелляцией решение суда первой инстанции может впоследствии быть признано кассацией законным, а что касается жалоб – при наличии ресурсов и времени на любого судью можно написать их хоть тысячу. Аналогичная ситуация с информацией о соблюдении сроков рассмотрения материалов и дел. Как подчеркнул в ходе заседания Совета судей его член, судья Апелляционного суда Киева Олег Присяжнюк, есть случаи, когда они нарушаются неумышленно. Например, конвой месяцами не доставляет в суд подсудимых. Поэтому возникает вопрос, насколько объективно статистические данные будут отражать личность судьи, и как они будут использованы.

Отметим, что на заседании ССУ пункт о том, что к досье имеют доступ «и другие лица согласно закону», также вызвал дискуссии. В частности, О. Присяжнюк предложил изменить его так, чтобы доступ предоставлялся согласно решению суда. И хотя это предложение не набрало нужного количества голосов, очевидно, что исков Высшей квалифкомиссии не избежать. Причем обжаловаться будут как отказы в предоставлении информации из досье, так и случаи, когда Комиссия даст кому-то информацию. И здесь стоит вспомнить о практике административных судов, которым в свое время пришлось выносить решения об отказе в предоставлении копий судейских деклараций (до того, как они появились в свободном доступе).

В досье также должны войти результаты оценки судьи со стороны общественных объединений. Только возникает вопрос, примет ли эту оценку во внимание ВККС. А это, опять-таки, зависит от самой Комиссии. Выходит, она наделяется достаточно широкими полномочиями по оценке судейского досье, доступ к которому будет ограничен.

По идее, судейское досье должно было стать своеобразным «оправдательным приговором» судьям, которым посвящают изобличительные пассажи в СМИ. Если бы все же был создан электронный реестр досье судей, куда вносилась бы уже опубликованная в интернете информация (наличие дисциплинарных взысканий, результаты работы и т. д.), это сняло бы хоть отчасти налет закрытости с судебной системы. Однако пока можно утверждать лишь одно: все решит практика применения Положения. Безусловно, будут иски. Возможно, разная судебная практика. Будут обвинения в коррупционности и корпоративности. И Совету судей, и ВККС придется решать, как продолжать работу в этом направлении.


КОММЕНТАРИИ

Роман Романюк, член Комитета ВР по вопросам правовой политики и правосудия

– По моему убеждению, персональные данные, которые защищены законом, и информация, раскрытие которой может нарушить права других лиц, должна быть закрытой, не находиться в свободном доступе. Речь идет об информации в понимании Закона «О защите персональных данных». Другие лица смогут получать информацию с судейского досье в соответствии с законами «Об информации» и »О доступе к публичной информации» путем подачи обращений и запросов.

Судейское досье является новеллой для судебной системы Украины. По сути, это собранная в одном месте информация о судье и его деятельности. Аналог личного дела, в котором отражена объективная информация касательно деятельности судьи в должности. Не исключаю, что досье должно быть открытым и для общественности. По крайней мере, в той части, которая не содержит конфиденциальной и персональной информации, которая охраняется законом. Например, документы с персональными данными других лиц, служебная корреспонденция, судебные решения, содержащие охраняемую законом тайну, не могут быть предоставлены любому лицу.

Законодатель устанавливает право на обжалование решений, действий или бездеятельности распорядителей информации. Поэтому отказ в предоставлении информации из судейского досье должен быть обоснован, и граждане и общественные объединения должны четко понимать причины такого отказа.

Считаю, что в положении о судейском досье желательно определить согласно действующему законодательству, какие данные подлежат обнародованию с учетом положений Законов «О защите персональных данных», «Об информации», «О государственной тайне» и »О доступе к публичной информации», а какие не могут быть предоставлены в интересах обеспечения гарантий независимости судебной власти.

Игорь Бенедесюк, председатель Высшего совета юстиции

– Та информация о судьях, которая известна, уже открыта. Например, решения ВСЮ принимаются открыто, дисциплинарные производства также будут рассматриваться на секции в открытом режиме. Вся информация относительно судьи, который будет привлечен к дисциплинарной ответственности, будет открыта. Будет указано, за что его привлекли к ответственности, каким образом. Все решения ВСЮ будут находиться на сайте Совета. Никакой закрытости тут нет. Если говорить именно о судейских досье, то там есть информация, которая не должна становиться достоянием других лиц – например, о месте проживания судьи.

Виталий Шабунин, председатель правления Центра противодействия коррупции

– Досье должны быть открыты полностью. Прятать в них потенциальные и установленные правонарушения судей – это угроза безопасности государства. Любой человек в режиме онлайн должен иметь возможность знакомиться с судейскими досье, чтобы понимать, что представляет собой тот или иной судья. Практика показывает, что все, что закрыто, порождает злоупотребления. К тому же, в таком случае, отсутствует возможность контроля над ВККС. Если мы видим, что тот или иной судья регулярно получает выговоры, на него постоянно пишут жалобы, но он продолжает работать, это повод поставить вопрос, почему так происходит, и чем занимаются ВСЮ и ВККС.

Павел Петренко, министр юстиции Украины

– Я думаю, что судейское досье должно быть частично открытым. По крайней мере, в той части, которая касается жалоб на судей и результатов их рассмотрения, о судебных решениях, после которых на судью поступила соответствующая жалоба. Что касается результатов экзаменов или аттестации судей, то они могут быть закрыты, поскольку это персональные данные, касающиеся непосредственно судей. Если человек уже стал судьей, количество баллов, которые он набрал при экзаменах, не имеют принципиального значения. Полагаю, что в перспективе на сайте ВККС должен быть создан соответствующий реестр, где будут содержаться данные о каждом судье. Я лично прочитаю принятое Советом судей Положение о порядке ведение судейского досье, и если там будут пункты, ограничивающие доступ граждан к информации о профессиональной деятельности судьи, мы обратимся к Совету, чтобы он скорректировал Положение.

Егор Соболев, председатель Комитета ВР по вопросам предотвращения и противодействия коррупции

– Информация о судьях должна быть максимально открытой. Это механизм для очищения судебной системы от некомпетентных или дискредитировавших себя судей. Ни для кого не секрет, что в судах их до сих пор много работает.

Дмитрий Добродомов, секретарь Комитета ВР по вопросам предотвращения и противодействия коррупции

– Информация о жалобах на судей и привлечении их к ответственности однозначно должна быть открытой. Наш Комитет поддерживает открытие всевозможных данных и реестров, и судьи не должны быть исключением. Судьи не должны прятаться за своим статусом и иммунитетом. Необходимо разобраться с этой ситуацией.

Владимир Кампо, судья Конституционного Суда Украины в отставке

– Сейчас еще трудно сказать, как будет работать Положение о порядке ведения судейского досье от 5 июня 2015 г., кто и в каких случаях будет пользоваться доступом к этому досье. Очевидно, что такой доступ Положение обеспечивает, в первую очередь, для судьи, на которого заведено досье, для того, чтобы он мог реально защищать свои права и законные интересы. Что касается других лиц, то надо понимать, что судейское досье содержит конфиденциальную информацию, поэтому не может быть открыто для общего доступа, как этого хотят, например, журналисты. В то же время, ежегодные декларации судьи – это информация для всех, и она должна быть доступна журналистам и другим публичным лицам. Но данные судейского досье все-таки должны быть доступны лишь судье и тем лицам, которые в силу профессиональных обязанностей или по закону имеют такой доступ. Собственно, в данном случае надо обеспечить интересы как судьи, так и государства.

Что касается ведения судейского досье, то это не очень сложно. В Положении определен порядок и пределы сбора необходимой информации. Это информация по вопросам карьеры судьи, эффективности его судебной деятельности, дисциплинарной ответственности и т. д. Хотя этого и нет в Положении, но в ответ на любые обвинения или даже подозрения в нечестности, предвзятости, несправедливости, мздоимстве и т. д., в соответствии с европейскими стандартами судебной этики, судья должен защищать свое доброе имя в суде (естественно, не в своем).

Понятно, что материалы судейского досье могут служить основанием для привлечения судьи к определенным видам ответственности. Но думаю, что после внедрения института судейского досье много вопросов снимутся сами собой. Большинство судей скоро поймут, что они живут в абсолютно новых правовых условиях, к которым надо приспосабливаться. Те же, для которых закон не существует (к сожалению, и такие бывают), смогут убедиться в значении судейского досье на собственном опыте.

Я уже сказал, что если судье предъявляются публичные претензии, он должен обращаться в суд и доказывать свою правоту. Потому что в отношении судей существуют очень строгие требования Конституции, закона и общественной морали. Судья должен быть как все люди, но в то же время чувствовать повышенную ответственность не только за результаты своей судебной деятельности, но и за поведения в публичных местах и быту. Он не может допускать каких-либо нарушений закона – например, запрещающего ему заниматься предпринимательской деятельностью или быть руководителем общественной организации. За то, что судья сознательно отказывается от реализации определенных прав в сфере общественно-политической и экономической жизни, а также за хорошую работу по защите прав человека, обеспечению верховенства права и ответственной демократии, государство должно назначать ему высокую заработную плату и пенсию. Если оно этого не делает, в результате будет страдать качество правосудия и связанные с его защитой демократические ценности.

Мой прогноз: когда институт судейского досье начнет работать, т. е. через год-полтора, начнутся подвижки в судейском корпусе. Некоторые способные судьи начнут делать успешную карьеру, о которой могли только мечтать; часть судей подадут в отставку ввиду своей неготовности работать в новых правовых условиях и т. д. А сам институт судейского досье будет развиваться и совершенствоваться.

Зеновий Холоднюк, председатель Государственной судебной администрации

– В первую очередь, досье отражает всю служебную лестницу каждого конкретного судьи. Второй вопрос – это даст возможность, чтобы все жалобы, которые возможны и невозможны, были аккумулированы в одном месте. Также мы сейчас покупаем программное обеспечение, серверы и специальную программу Oracle для того, чтобы можно было в онлайн-режиме получить информацию буквально по всем судьям и по всем работникам аппарата в любой момент и в любом суде.

Есть норма закона, которая обязывает через три месяца сформировать судейское досье по судьям Верховного Суда Украины и высших специализированых судов. На сегодняшний день Совет судей Украины уже принял решение и утвердил Положение о судейском досье. Все остальное – вопрос техники. До 28 июня недалеко, так что у нас есть шанс внедрить эту норму закона и передать в Высшую квалифкомиссию информацию по каждому судье (на сегодняшний день пока это будет на бумажных носителях, в папках), а дальше – вопрос к членам ВККС, каким образом они будут ее использовать.

Анатолий Костенко, проректор по подготовке кадров для судебных органов Национальной школы судей

– Думаю, возможность ознакомления там будет, как и прозрачность ведения досье. Часть документов для его формирования будем направлять и мы (например, анкеты оценивания). Сейчас, в соответствии с новым законом, тренинги – основная интерактивная форма подготовки. А после каждого такого тренинга будет проводиться оценивание судьи, и акт будет направляться в ВККС. А в Комиссии, по-моему, уже даже создан специальный отдел и назначен начальник. Между Школой судей и Комиссией – отлаженное сотрудничество. Сегодня внимание общества концентрируется на случаях, которые вообще должны быть недопустимы в деятельности судьи. И видимо для того, чтобы защитить общество от этого, а также для того, чтобы судья смог обеспечить свой карьерный рост, досье и создается. В случае предложения для судьи перейти в суд высшей инстанции те органы, которые будут делать определенные выводы и документы, смогут посмотреть, что было в прошлом этого судьи, не было ли такого, что не позволяет ему занять ту или иную должность. В этом плане и будет практическое значение досье. А вообще-то судейское досье должно исполнять роль, которая ему предназначается. Ведь мы знаем, что и раньше было досье для некоторых работников, да и сейчас есть личные дела в госучреждениях. А досье – это уже послужной список, ведь другое дело, когда тебя оценивают со стороны, а не сам себе даешь оценку.

Борис Гулько, председатель Высшего специализированного суда по рассмотрению гражданских и уголовных дел

Предусмотренная средняя продолжительность изготовления текста мотивированного решения в качестве показателя, характеризующего эффективность осуществления судьей судопроизводства, вызвала дискуссию среди представителей судебного корпуса. Прежде всего, это обусловлено отсутствием критериев, которые могли бы быть положены в основу определения соответствующего показателя. В этом контексте необходимо учитывать, что формирование показателя, который действительно свидетельствовал бы об эффективности осуществления судьей судопроизводства, простым арифметическим путем невозможно в силу ряда объективных (сложность дела, количество лиц, участвующих в деле, количество документов, которые необходимо оценить для принятия законного и обоснованного решения, и т. п.) и субъективных (т е. зависящих от личности судьи) факторов. Его формирование должно регламентироваться конкретной методикой, которая, в свою очередь, предусматривает учет максимального количества факторов.

Поскольку такая методика отсутствует, на наш взгляд, информация о средней продолжительности изготовления текста мотивированного решения (согласно пп. 1 п. 14 Заключительных и переходных положений Закона Украины «Об обеспечении права на справедливый суд») должна быть отнесена к информации, сбор которой не был предусмотрен соответствующими нормативно-правовыми актами.

Аналогично к такой информации можно отнести и данные по нагрузке на судью по сравнению с другими судьями в соответствующем суде, регионе и т. д. На сегодня суды не обладают такими данными, поскольку ранее для выполнения требований законодательства необходимым показателем была среднемесячная нагрузка на одного судью суда в целом, а не на каждого отдельного судью.

В контексте вопроса о влиянии низкой нагрузки на карьеру судьи, считаю, что сам по себе этот показатель не может влиять на карьеру судьи, поскольку, в соответствии с требованиями Закона, он оцениваться в совокупности с другими показателями, в частности, с количеством и основаниями отмененных решений, соблюдением сроков рассмотрения дел и т. п.

Владимир Кравчук, судья Львовского окружного административного суда

– Задача досье – собрать информацию о судье и его деятельности для того, кто проводит оценку, т. е. для ВККС Украины. Вся накопленная там информация имеет конкретное назначение. Доступ к ней регулируется информационным законодательством, в частности Законом «О доступе к публичной информации». Не уверен, что у граждан будет практическая потребность спрашивать что-то, потому что значительная часть информации, которая есть в досье, известна из открытых источников. Лично я не имею возражений, чтобы все материалы досье были открыты для граждан, ведь это будет способствовать повышению доверия к судьям.

Мониторинг жизни – это новый институт антикоррупционного законодательства. Согласно Закону «О предотвращении коррупции», такой мониторинг осуществляет Национальное агентство по предупреждению коррупции. Методология еще не утверждена, да и самого агентства еще нет. Но как только оно заработает, будут разработаны соответствующие нормативные акты. В судейское досье будут попадать результаты мониторинга агентства. ВККС не имеет мониторинговых полномочий.

Включение в досье информации о доходах и расходах членов семьи и близких лиц судьи предусмотрено законом «О судоустройстве и статусе судей». Эти данные формируются на основе декларации судьи. Можно рассматривать этот вопрос под углом целесообразности, но закон есть закон. В целом считаю такой подход правильным, ведь это даст представление об уровне дохода семьи судьи. Например, если судья живет по меркам людей роскошно, а в декларации указано, что его жена заработала несколько миллионов, это объясняет, за счет чего роскошь. А если в декларации нули, возникают вопросы.

Что касается регулярного оценивания общественными организациями, то действительно могут быть злоупотребления и попытки давить на суд через недружелюбно настроенную общественность. Исказить, в принципе, можно и лучшую идею. Но я верю, что ВККС сможет правильно различить, где давление, а где добросовестное оценивание. К оценке следует допускать только общественные организации правового направления, потому что для оценки судебного процесса нужно обладать элементарными правовыми знаниями. Многое решится после утверждения методики анкетирования.

Положение о судейском досье не определяет режим доступа к информации, которая хранится в досье. У нас есть специальное информационное законодательство, поэтому в п. 7.1 указан неисчерпаемый круг лиц, которые могут знакомиться с досье. «Другие лица согласно закону» – это и журналисты, и граждане, и правозащитные организации. Все имеют право. При этом информация, защищенная законом, в т. ч. персональные данные судьи и членов его семьи, разглашаться не будет.

Богдан Санин, судья Окружного административного суда Киева

– Я не слышал от коллег, чтобы кто-то прямо и категорично выступал против ведения судейского досье. Наоборот, большинство воспринимают это как нечто естественное, где вся информация будет систематизирована и упорядочена. Если более глобально смотреть на суть судейского досье, то это то же личное дело. Но вот вопрос доступности очень тонок и будет болезнен как для судей, так и для общественников. Баланс интересов сторон нужно соблюдать очень взвешенно. Положение о судейском досье должно соответствовать и законам «О судоустройстве и статусе судей», «О защите персональных данных» и »О доступе к публичной информации». Могу сказать, что я не видел в законе «О судоустройстве и статусе судей» прямой нормы, которая закрепила бы положения о доступности всех желающих к судейскому досье. В то же время, законы «О доступ к публичной информации» и »О защите персональных данных» прямо запрещают давать такую информацию без согласия лица, данные которого собраны.

Могу точно сказать, что если Положение будет принято в такой редакции, где изначально заложили двузначные формулировки, общественные организации и судьи априори их будут читать и толковать по-разному. Так что благодаря изначальной неоднозначности формулировок Положения прямая дорога к административным искам почти открыта. И что самое интересное, эти иски будут инфицированы не только общественными деятелями, но и самими судьями. Плюс я бы рекомендовал учесть практику ЕСПЧ, которая очень лояльна к незаконному разглашению персональных данных.

Георгий Логвинский, народный депутат Украины

– Все, что касается государственного служащего, в практике Конвенции по правам человека и в практике ЕСПЧ должно быть открыто и честно. Такая практика касается даже высших чинов Великобритании. С другой стороны, вопрос безопасности и независимости судьи должно стоять на первом месте. Если в судейском досье не будет информации, которая может повлиять на судью или оказывать давление, я считаю, что такая информация может быть открытой, но с соответствующими ограничениями. Все другое должно быть закрыто законом.

Юрий Левченко, народный депутат Украины

– Думаю, доступ к судейскому досье должен быть открыт. Максимальная открытость во всех сферах государственной власти – ключевой момент борьбы с коррупцией. Только тогда, когда каждый человек сможет посмотреть, кто есть кто, можно будет влиять на кадровую политику. А если скрывается история судьи, становится труднее принимать решения, хороший ли это судья. Например, когда с утра заносят в зал парламента решение об избрании сотни судей пожизненно, как можно за несколько часов оценить биографию сотни человек? Это невозможно физически. Сейчас наше государство в таком положении, что надо думать о защите граждан, а о защите судей, народных депутатов, министров будем думать через тысячу лет, когда у нас установится демократия и в стране будет все хорошо. Пока, что люди вынуждены защищаться от судей.

Александр Гашицкий, член рабочей группы по разработке Положения, судья ВАСУ в отставке

– Не исключено, что такая ситуация повторится (когда журналистам отказывали в доступе к данным из деклараций судей – прим. ред.) в силу того, что законодатель не выписал четкого определения, что такое ограниченный доступ. Конечно, какой-то режим конфиденциальности должен быть обеспечен. Например, в судейском досье будет находиться копия той же декларации, где указан адрес судьи, и пр., т. е. все данные судьи. Думаю, будет информация, которую нельзя открывать, и будет – которую можно. Конечно, всякие недоразумения, которые возникают в связи с применением закона, в принципе, заканчиваются тем, что судебная практика выходит на какой-то вариант решения проблемы. Это нормальный путь. Все должно определяться практикой.

Дело в том, что досье – нововведение для нашей страны. У нас были разные видения того, какая информация должна быть в судейском досье, и может ли там быть отрицательная. Ведь ранее в законодательстве даже определения, что такое судейское досье, не было.

Доступ к судейскому досье, думаю, будет. Потому что, во-первых, часть информации будет поступать от общественных организаций, и если они ее подавали, то должны иметь право посмотреть, есть она досье или нет.

 

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как судьям будут компенсировать сверхурочные
Сегодня день рождения празднуют
  • Юрий Фурик
    Юрий Фурик
    судья Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел
  • Алина Сидорук
    Алина Сидорук
    судья Хозяйственного суда Тернопольской области
  • Олег Малиновский
    Олег Малиновский
    судья Апелляционного суда Киева
Новости онлайн