Секретарь ВККС Станислав Щотка: «Судейское досье в открытом доступе не будет»

11:24, 22 июня 2015
Газета: 24 (292)
Я не думаю, что следует развивать практику, при которой оценивать судью могут все, кому захочется...
Секретарь ВККС Станислав Щотка: «Судейское досье в открытом доступе не будет»

Глава рабочей группы по разработке проекта Положения о порядке ведения судейского досье, секретарь Высшей квалификационной комиссии судей, судья Верховного Суда Украины в отставке Станислав Щотка рассказал о практическом значении досье


Беседовала
Наталья Мамченко
«Судебно-юридическая газета»

– Станислав Алексеевич, будет ли судейское досье в открытом доступе?

– Судейское досье в открытом доступе не будет. В преамбуле Положения о порядке ведения судейского досье, которое утвердил Совет судей Украины, указано, что Положение разработано в соответствии с требованиями законов «О защите персональных данных», «Об информации», «О доступе к публичной информации». Надо понимать, для чего досье создается. Мы определили это как цель создания и ведения досье. Цель – отображение объективной информации в отношении судьи при оценке его деятельности. Т. е. речь в первую очередь идет об оценивании его деятельности Высшей квалификационной комиссией судей. Судья в своей карьере проходит ряд этапов, относительно него осуществляется ряд действий: он обучается, повышает квалификацию, его критикуют, на него жалуются – все это происходит во время его профессиональной деятельности. И принимая в пределах своих полномочий решения, например, о переводе судьи или его наказании, ВККС должна понимать, кто перед ней: как этот судья работал, как себя проявлял, какие его служебные и личностные характеристики. Для этого законодатель и внедрил судейское досье.

В Положении указано, что создание, формирование и ведение судейского досье осуществляется с соблюдением определенных принципов, среди которых (п. 1.2) принцип защиты данных: информация о персональных данных лица, защищенная законом, и информация, раскрытие которой может нарушить права других лиц, должна быть закрытой/непубличной. Т. е. мы учитывали, что формирование и создание досье должно основываться в т. ч. на принципе защиты данных. Кроме того, в п.1.3 указано, что информация, содержащаяся в судейском досье, используется, учитывается и хранится в соответствии с Законом и с учетом требований законов Украины «О защите персональных данных», «Об информации», «О доступе к публичной информации», а также Положения.

И самое главное: в п. 6.1 сказано, что судейское досье – это совокупность документов с ограниченным доступом, которая содержит информацию для служебного пользования и хранится в соответственно оборудованном помещении, кроме информации и документов, обнародование которых предусмотрено законом. Я бы хотел, чтобы к этому пункту очень внимательно отнеслись.

Понятие служебной информации раскрыто в Законе «О доступе к публичной информации», в ст. 6 которого прямо указано, что служебная информация относится к информации с ограниченным доступом. И говорится, для чего вводится это понятие. В частности, согласно ч. 2 ст. 6, ограничение доступа к информации необходимо для обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия. Т. е. какая-то информация о судье может быть закрытой с этой целью.

Если посмотреть раздел 7 Положения, в п. 7.1 сказано, что доступ к судейскому досье имеют члены Комиссии, работники ответственного структурного подразделения, т. е. того, которое занимается наполнением, ведением досье и т. д., судьи (к своим досье) и другие лица в соответствии с Законом. Вот критерии, исходя из которых, мы будем распоряжаться информацией из судейского досье.

Если подвести итог, во-первых, информация, которая находится в судейском досье, не будет в свободном доступе. Во-вторых, мы, предоставляя такую информацию, будем руководствоваться теми законами, которые я назвал выше: «О судоустройстве и статусе судей», «О защите персональных данных», «Об информации», «О доступе к публичной информации».

Нужно также отметить, что есть виды информации, в т. ч. с ограниченным доступом, к которым есть свободный доступ у некоторых лиц или органов, прямо названных в отдельных законах. Например, уполномоченный ВР по правам человека имеет право доступа к любым персональным данным. В Законе «О защите персональных данных» об этом прямо сказано. Поэтому уполномоченному на его запрос мы, естественно, информацию предоставим. Далее, Национальное антикоррупционное бюро имеет право доступа к информации, которая необходима для выполнения его полномочий. Значит, НАБ может попросить информацию, связанную с коррупционной составляющей в действиях того или иного лица, и мы ее дадим.

Правоохранительным органам: прокуратуре, милиции в рамках осуществления оперативно-розыскной деятельности, СБУ, а также суду в случае их мотивированного запроса или постановления мы тоже предоставим информацию, которую они могут от нас получить по закону. Т. е. это те субъекты, которым мы обязаны предоставить информацию, но не всякую, а только ту, которую они могут получить в силу положений определенного закона.

Например, в Законе «О доступе к публичной информации» сказано, что не относятся к информации с ограниченным доступом сведения, указанные в декларации лица, уполномоченного на выполнение функций государства или местного самоуправления, поданной в соответствии с Законом Украины «О предотвращении коррупции», кроме сведений, указанных в абз. 4 ч. 1 ст. 47 указанного Закона. Эти сведения – паспортные данные, идентификационный код, место проживания, дата рождения тех лиц, которые указаны как члены семьи и близкие лица декларанта. Данная информация с ограниченным доступом не может быть раскрыта, несмотря на то, что декларация публикуется в открытом доступе.

– Но ведь заседания ВККС проходят открыто, как и заседания Высшего совета юстиции, и Временной спецкомиссии по проверке судей, информация о дисциплинарных производствах и взысканиях судей публикуется в интернете. Как быть, если кто-то просит предоставить и так открытую информацию?

– Это хороший вопрос. Во-первых, мы как орган будем исходить из той позиции, о которой я сказал выше – предоставлять ту информацию и тем лицам, которым обязаны ее предоставить по закону и в пределах закона. Если закон нас не обязывает дать информацию о персональных данных третьим лицам (Закон «О защите персональных данных» определяет такую категорию как «третьи лица»), мы можем дать им информацию, но только с учетом тех ограничений, которые зафиксированы в Положении. Если это служебная информация с ограниченным доступом, мы не имеем права ее предоставить, поскольку в противном случае будем нести ответственность за разглашение такой информации.

Европейские стандарты сводятся к тому, что судья, к примеру, не должен подвергаться дисциплинарным процедурам и даже просто оцениваться публично, поскольку распространение информации о некомпетентности судьи или о допущенных им нарушениях может поставить под удар всю судебную систему с точки зрения ее авторитета. В свою очередь, национальное законодательство предусматривает проведение дисциплинарных и квалификационных процедур в отношении судьи открыто. Поэтому такую информацию заинтересованные лица получают не от Комиссии непосредственно, а в процессе ее открытой работы. Если после этого журналист или другое лицо обнародует неправдивую информацию, вопросы у судьи будут к нему, а не к ВККС.

– А если общественное объединение обратится с вопросом, внесены ли в досье данные о результатах оценки работы судьи, которую оно провело?

– Я бы предостерег от упрощенного отношения к таким вещам. Не думаю, что следует развивать практику, при которой оценивать судью могут все, кому захочется, требуя впоследствии, чтобы любые данные были включены в досье.

Приведу в пример польский опыт. Организации, которые зарекомендовали, изъявляют желание оценить работу судей. У них есть агенты, которые анализируют не судебные решения, а процедурные моменты, начиная с того, вовремя ли судья начал заседание, был ли вежлив, пустил ли всех в зал суда, разъяснил ли права сторонам и т. д. После того, как эта информация собрана и обработана, из нее можно сделать определенные выводы. Но она не носит характер жалобы. Речь идет о том, чтобы наработать какие-то практические предложения по улучшению работы суда и судей, а не пытаться повлиять на судью или очернить его, собирая о нем негативную информацию.

Я считаю, что имеет значение не количество жалоб на судью, а какое количество из них оказались обоснованными, подтвердились в ходе проверки. Количество жалоб на судью – это служебная информация, т. е. информация с ограниченным доступом в силу закона, в котором сказано, что доступ к ней может быть ограничен для обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия. Это превентивные меры, которые государство обязано применять, если оно хочет, чтобы была какая-то стабильность, в т. ч. правовая.

Сейчас ответственный момент: мы должны выявить недостойных, неквалифицированных судей, способствовать тому, чтобы судебная система очистилась от них, и потом к этому вопросу не возвращаться. Но я далек от мысли, что мы должны раскачать ситуацию таким образом, чтобы, во-первых, у граждан вообще исчезло доверие к судебной деятельности и судам, и, во-вторых, мы потом не смогли сформировать полноценную судебную систему, поскольку молодые достойные юристы вряд ли захотят заниматься судейской работой, понимая, что они никак не защищены государством.

Что касается общественных объединений, которые будут оценивать судей, то Положение – документ на перспективу. Думаю, мы совместно с Советом судей Украины еще будем обсуждать механизм такой оценки.

– А смогу ли, например, я запросить информацию из судейского досье? И как ВККС будет анализировать мой запрос?

– Наверняка вы будете мотивировать, зачем и для чего вам нужна информация. Мы посмотрим, что это за информация, чем она защищена, какими законами регулируется ее предоставление. Например, в досье есть данные, проходил ли судья подготовку в Национальной школе судей. И вы запрашиваете, сколько судей из определенного суда проходили подготовку. Мы, наверное, дадим вам такую информацию, сказав, сколько судей и в какой период прошли подготовку, а вы исключите персональные данные.

Но если обычный гражданин будет требовать количество жалоб на конкретного судью, такую информацию он получить не сможет. Кроме того, есть разница: представитель СМИ это или обычный гражданин. Необходимо учитывать нюансы законов, регулирующих деятельность журналистов, ответственность которых за распространение информации также имеет свои особенности.

Я не говорю, что мы написали Положение, чтобы никому не давать информацию. Если к нам обратится надлежащее лицо с соответствующим запросом, мы предоставим ему данные. Если же к нам будут обращаться просто из праздного любопытства, естественно, мы будем информацию защищать. Потому что основная цель – это дать возможность Комиссии как уполномоченному органу определить, что из себя представляет судья.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Особенности урегулирования споров при участии судьи
Новости онлайн