Председатель ВСУ Ярослав Романюк: «В существовании отдельной хозяйственной юрисдикции нет смысла»

13:16, 18 января 2016
Газета: 1 (319)
Судебная система станет максимально приближенной к человеку и понятной для него: местный суд, который есть в каждом районе, апелляционный суд в каждой области и кассационный суд – один на всю страну, Верховный Суд Украины...
Председатель ВСУ Ярослав Романюк: «В существовании отдельной хозяйственной юрисдикции нет смысла»

Судебная система станет максимально приближенной к человеку и понятной для него: местный суд, который есть в каждом районе, апелляционный суд в каждой области и кассационный суд – один на всю страну, Верховный Суд Украины


Беседовал
Вячеслав Хрипун,
«Судебно-юридическая газета»

Разговоры о необходимости ликвидации хозяйственных судов ведутся уже не первый год. Последняя инициатива Министерства юстиции, связанная с предложением отменить действие Хозяйственного кодекса, вновь привлекла внимание к перспективам хозяйственной юрисдикции и породила слухи о возможной скорой ликвидации хозяйственных судов. Аргументами в пользу ликвидации вертикали хозяйственных судов с «Судебно-юридической газетой» поделился председатель Верховного Суда Украины Ярослав Романюк.

– Вы являетесь известным сторонником ликвидации хозяйственных судов, как и вообще отдельных судебных юрисдикций.

– Судебная система служит не политикам, а людям, поэтому должна быть эффективной, а значит, понятной, простой и доступной. Официальная позиция Верховного Суда Украины (и лично я ее тоже поддерживаю) состоит в том, что Украине стоит перейти к трехзвенной судебной системе: местные, апелляционные суды и Верховный Суд во главе как единственный кассационный суд. Вместо громоздкой и запутанной четырехзвенной системы, существующей сейчас. Также следует отказаться от специализации судов, а вместо этого в каждом отдельно взятом суде ввести внутреннюю специализацию судей, некоторые из которых как раз и будут рассматривать дела, специфические по характеру правоотношений, сложные, требующие наличия у судьи специальной подготовки и глубоких знаний в узкой сфере. Если говорить о хозяйственных делах, то это споры, связанные, например, с банкротством, интеллектуальной собственностью.

– На чем основано такое Ваше убеждение?

– На том, что отдельная вертикаль хозяйственных судов в свое время была создана как советское наследие системы арбитражей и существует скорее по привычке. Но за время независимости Украины система законодательства настолько изменилась, что хозяйственные дела как таковые в большей степени утратили свою специфичность. Приведу пример. В спорах по кредитным договорам, обеспеченным ипотекой, заключенным с участием физических или юридических лиц, как правило, нет особой разницы. Применяются одни и те же нормы материального права – Гражданский кодекс и Закон «Об ипотеке». Такие дела вполне сможет рассматривать судья в обычном райсуде при наличии у него соответствующей квалификации. Также считаю, что внутренняя специализация судов значительно упростит доступ граждан к правосудию.

– Каким образом?

– Украина – большая страна со значительным количеством населения. Исторически сложилось так, что сеть судов общей юрисдикции у нас наиболее густая и максимально доступна гражданину, ведь местные общие суды есть в каждом районном центре. Так почему бы не использовать кадровый ресурс этих судов для того, чтобы население района решало все свои споры, так сказать, на месте? Ведь это для участников судебного разбирательства намного быстрее, удобнее и менее затратно. Например, в маленьком райцентре предприниматель-физическое лицо имеет небольшой бизнес, который состоит из магазина и торговой палатки. Этот человек взял кредит в банке (районное отделение которого находится в том же райцентре), чтобы купить квартиру для своей семьи. Если впоследствии возникнет спор по выполнению кредитного договора, он будет решаться в общем суде этого же райцентра. Но если этот самый предприниматель взял кредит в том же банке уже как субъект предпринимательской деятельности, скажем, для развития своего бизнеса, то в случае возникновения конфликтной ситуации ему и представителю банка придется ехать, возможно, за десятки километров в областной центр, ведь хозяйственный суд есть только там.

У меня возникает вопрос: а в чем сложность этого дела, что его должен рассматривать суд целой отдельной юрисдикции? Неужели его не сможет рассмотреть специализирующийся на таких делах судья в райсуде? Разве тут необходима какая-то особая подготовка? Нет, и в первом, и во втором споре будут применяться одни и те же законы. Отмечу, что из всех рассматриваемых хозяйственными судами в течение года дел половина как раз и являются такими делами, как в приведенном мною примере. Эти дела представляют собой не что иное, как споры в сфере договорных отношений, а в компетенции хозяйственных судов они оказываются лишь потому, что стороной конфликта в них является не физическое, а юридическое лицо или субъект предпринимательской деятельности.

– Что будет с судьями хозяйственных судов?

– Этот вопрос обсуждался на заседаниях профильной рабочей группы по вопросам правосудия Конституционной комиссии. Я предложил, чтобы судьи высших специализированных судов, в т. ч. Высшего хозяйственного суда, стали судьями Верховного Суда Украины либо любого другого на их выбор. Этот вопрос вполне можно решить. Никто не предлагает их уволить. Так же можно поступить с судьями местных и апелляционных хозяйственных судов – если они профессионалы своего дела, они будут продолжать качественно и эффективно рассматривать дела и дальше. Какая разница, как именно будет называться их должность: судья хозяйственного суда или общего? Такое изменение названия суда, где судья работает, на его работу совершенно не влияет.

Сторонники сохранения существующей системы говорят, что судей хозяйственных судов будет недостаточно для того, чтобы распределить их по судам общей юрисдикции. В результате эти суды останутся без соответствующих специалистов, и нужно будет назначать дополнительно новых судей. Но простые расчеты говорят обратное: в стране 665 местных общих судов, а в местных хозяйственных судах – 717 судейских должностей (фактически работают чуть меньше). Общих апелляционных судов – 27, а судей апелляционных хозяйственных судов – 279. Так что судей хозяйственной специализации хватит для судов первой инстанции, не говоря уж об апелляционной.

Кроме того, совсем не обязательно, чтобы в каждом районном суде были специалисты-хозяйственники узкого профиля. Как мы видим, специфических хозяйственных споров (банкротство, защита интеллектуальной собственности) на самом деле мало. Можно предусмотреть, что соответствующие дела подсудны не всем, а только одному местному суду в пределах области, и именно этот суд нужно будет обеспечить судейскими кадрами с узкой, специальной подготовкой. На уровне апелляционных судов можно создать специализированные коллегии, а в кассационном суде – палату. Кстати, сейчас в судах внедряется проект электронного приказного производства и предполагается, что подобную процедуру на всю страну будут полномочны проводить только два суда – в Чернигове и в Броварах. Банкротство и интеллектуальная собственность – это далеко не те споры, которые возникают постоянно. Не вижу проблемы в том, чтобы такие споры рассматривались одним судом в области. Собственно говоря, так есть и сейчас.

– Как будет выглядеть судебная система без хозяйственных судов и вообще без специализированных судов?

– Судебная система станет максимально приближенной к человеку и понятной для него: местный суд, который есть в каждом районе, апелляционный суд в каждой области и кассационный суд – один на всю страну, Верховный Суд Украины. Если у человека возник спор, требующий судебного вмешательства, он идет в районный суд. Не согласен с решением – есть одна апелляционная инстанция, а потом – кассационная. Все. И человеку не нужно ломать голову над определением подсудности спора, решать, куда именно ему бежать, кому писать, где искать справедливости. Что касается судей, то предполагается, что они продолжат рассмотрение тех же дел, связанных с бизнесом, но будучи уже судьями общей юрисдикции. В райсудах и апелляционных судах будут судьи, занимающиеся рассмотрением конкретных дел по своей специализации.

Это не говоря об экономии бюджетных средств, которые ежегодно выделяются на каждую юрисдикцию для обеспечения работы судов. Четырехзвенная судебная система имеет чрезвычайно разветвленную сеть судов (местных, апелляционных и высших – отдельно общих, хозяйственных и административных). Для ее содержания необходимо выделять средства не только на осуществление правосудия судами отдельных специализаций, но и на содержание этих судов как отдельных учреждений (расходы на коммунальные услуги, содержание отдельных зданий, оплату труда работников аппарата и т. д.), что является значительным бременем для государственного бюджета. Ликвидация специализированных судов даст экономию бюджетных средств за счет уменьшения расходов на содержание зданий судов, на коммунальные услуги, а также за счет сокращения количества (прогнозировано около трети) работников аппарата судов.

– Судьи хозяйственных судов говорят, что в их судах есть крайне узкие специализации, что и требует наличия отдельной хозяйственной юрисдикции.

– Да, есть такие. Как я сказал уже, это, прежде всего, банкротство и споры относительно интеллектуальной собственности. Но если взять статистические данные работы всей судебной системы страны (в течение последних лет суды рассматривают около 4 млн дел ежегодно), то выяснится, что суды хозяйственной юрисдикции стабильно рассматривают всего около 4% всех дел. Это во-первых.

Во-вторых, если посмотреть на проблему в разрезе, то из массива этих 4% дел, рассматриваемых хозяйственными судами, дел по банкротству в пределах 3–5 тыс., а это всего около 5% всех дел хозяйственных судов и около 0,1% количества дел, рассмотренных всеми судами. Дел по интеллектуальной собственности вообще мизер по сравнению с общей цифрой – всего их рассматривается около 350 в год. «В штуках», не в тысячах. Например, в 2012 г. – 311 дел, в 2013-м – 352, в 2014 – 473. Статистики за прошлый год пока, к сожалению, нет.

Думаю, учитывая уже только эти показатели, государству нет смысла содержать целую отдельную вертикаль хозяйственной юрисдикции. Кроме того, в хозяйственных судах средняя нагрузка на одного судью в 4 раза меньше, чем в общих. В случае введения внутренней специализации в судах нагрузка выровняется, что положительно отразится на качестве и сроках рассмотрения всех дел. Что касается каких-то узких специализаций в хозяйственной юрисдикции, то я уже говорил: ничего не будет мешать судье, специализирующемуся на рассмотрении дел крупных предприятий, качественно рассматривать дела об ипотеке, о договорных или арендных отношениях с участием не юридических, а физических лиц.

– Хозяйственный кодекс, соответственно, также будет не нужен?

– Споры, которые сейчас рассматриваются хозяйственными судами, это частноправовые споры, как и те, которые рассматривают общие суды в порядке гражданского судопроизводства. Считаю, что в нашем Гражданском кодексе и специальных законах есть более чем достаточно действенных норм, регламентирующих общественные отношения. Необходимости иметь отдельный Хозяйственный кодекс я не вижу. Сейчас он во многом дублирует Гражданский. Но в тех нормах Хозяйственного и Гражданского кодексов, где правила регулирования подобных правоотношений не совпадают или противоречат друг другу, он только создает конфликты в сфере правоприменения.

– Почему, несмотря на то, что вопрос о ликвидации хозяйственной юрисдикции поднимается все чаще, она до сих пор продолжает действовать?

– Вопрос о ликвидации хозяйственных судов, как и большинство реформаторских инициатив – дискуссионный, и таким он пока остается. Почему не решается? Наверное, этому есть несколько причин. Во-первых, хозяйственные суды – это привычно, и для бизнеса в первую очередь, потому у хозяйственной юрисдикции есть сильное лобби. Кроме того, чтобы принять решение сломать эту неправильную систему, нужны сильнейшая политическая воля и единство позиции в законодательной и исполнительной власти. Пока этого нет. Но из всех европейских стран хозяйственные суды сейчас остались только в Боснии и Герцеговине, т. е. далеко в не самом развитом государстве Европы. Возникает вопрос: мы идем в развитую Европу или движемся по какому-то своему пути? Я уверен, что рано или поздно мы придем к ликвидации хозяйственных судов.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Особенности урегулирования споров при участии судьи
Новости онлайн