Особенности некоторых следственных действий: обобщение ВССУ

06:07, 27 июня 2016
Газета: 24 (342)
При рассмотрении ходатайства о допросе следственный судья должен исходить из того, что опасность для здоровья лица включает и опасность для психического здоровья...
Особенности некоторых следственных действий: обобщение ВССУ

 Игорь Боголюбский,
«Судебно-юридическая газета»

3 июня на заседании Пленума Высшего специализированного суда по рассмотрению гражданских и уголовных дел обсуждалась и была взята к сведению информация об обобщении судебной практики по решению следственными судьями вопросов, связанных со следственными (розыскными) действиями. Среди прочих, в контексте принятия следственным судьей решений об осуществлении тех или иных следственных действий (на основании ходатайства одной из сторон процесса) рассматривался и вопрос о применении ст. 225 Уголовного процессуального кодекса. В ней идет речь о допросе свидетеля/потерпевшего во время досудебного расследования в судебном заседании в случае наличия обстоятельств, которые могут сделать невозможным допрос в суде или повлиять на полноту или достоверность показаний.

Поскольку целью упомянутого обобщения является выявление спорных вопросов, возникающих при постановлении определений по результатам рассмотрения ходатайств следственными судьями, и наработка одинаковых подходов к определению содержания ряда оценочных понятий, а также подготовка предложений для правильного применения процессуальных норм следственными судьями, анализ положений указанной статьи в этой части Пленумом ВССУ может оказаться важным для судебной практики.

Так, ст. 225 УПК предполагает, что право стороны уголовного производства обратиться к следственному судье с ходатайством о проведении следственного действия в виде допроса свидетеля/потерпевшего возникает при наличии исключительных обстоятельств, указанных в статье, включая те, которые могут сделать невозможным допрос указанных лиц в суде или повлиять на полноту или достоверность их показаний. Такие обстоятельства четко определены ч. 1 ст. 225 УПК только в двух случаях, и сам их перечень не является исчерпывающим. В частности, речь идет о наличии опасности для жизни и здоровья свидетеля/потерпевшего или их тяжелой болезни.

Опасность для жизни и здоровья

Исходя из информации, заслушанной Пленумом ВССУ, в ст. 225 УПК опасность для жизни и здоровья лица определяется как возможность причинения телесных повреждений или смерти, возникновения заболевания лица, причинения вреда его здоровью, в результате чего будет невозможно провести допрос в судебном заседании. Результаты анализа судебной практики дают основания для вывода, что при рассмотрении ходатайств следственные судьи определяют понятие «существование опасности для жизни и здоровья» достаточно широко, включая:

  • угрозы убийством или применением физического насилия;
  • другие проявления психологического насилия по отношению к свидетелю/потерпевшему, в частности запугивание, моральное давление, настойчивые требования;
  • способ жизни и состояние здоровья свидетеля/потерпевшего, которые не связаны с тяжелой болезнью, но объективно могут сделать допрос невозможным или повлиять на полноту или достоверность показаний.

В приведенных в обобщении примерах речь шла как о словесных угрозах от другого лица напрямую, так и о звонках от неустановленных лиц, что в обоих случаях послужило основанием для удовлетворения соответствующего ходатайства.

Вместе с тем, есть и ряд проблемных вопросов в применении указанных положений ст. 225 УПК. Среди них можно назвать оценку эмоционального состояния свидетеля/потерпевшего вследствие совершения преступления как исключительного обстоятельства, которое может сделать допрос в суде невозможным или повлиять на полноту и достоверность показаний. В обобщении приведен пример дела, когда основанием для принятия решения о невозможности допроса послужило то, что лицо очень боялось физической расправы, но реальность этого основания подтверждена не была. В приведенном примере следственный судья отказал следователю в удовлетворении соответствующего ходатайства, а к самому свидетелю были применены меры безопасности.

Но эмоциональное состояние, в частности психоэмоциональное напряжение, последствием которого может быть развитие психических нарушений, в контексте применения ч. 1 ст. 225 УПК является исключительным обстоятельством. Поэтому при рассмотрении ходатайства о допросе следственный судья должен исходить из того, что опасность для здоровья лица включает и опасность для психического здоровья.

Способ жизни как исключительная причина для допроса

Вопрос о способе жизни свидетеля или потерпевшего в контексте положений ст. 225 УПК также признан неоднозначным. С одной стороны, приведены примеры, когда ходатайство было удовлетворено по причине того, что свидетель длительное время злоупотребляет наркотическими веществами. При этом в одном из примеров причиной служили как угроза жизни и здоровью вследствие этого, так и то, что свидетель может прятаться от органов досудебного следствия и отказаться от показаний, поддавшись влиянию других лиц.

Вместе с тем, судебная практика не имеет единой позиции по поводу правовой оценки злоупотребления алкогольными или наркотическими веществами как исключительного случая для применения ст. 225 УПК. Так, в другом примере следственный судья не обнаружил в ходатайстве следователя того, как именно факт злоупотребления свидетелем наркотическими веществами повлияет на полноту или достоверность его показаний, поскольку следователь не привел оснований для этого. Кроме того, в указанном примере следователь уже провел допрос свидетеля, а оснований для повторного допроса судья тоже не обнаружил.

ВССУ считает необходимым добавить к последнему примеру, что решение следственного судьи было правильным в силу отсутствия причинно-следственной связи между злоупотреблением наркотическими веществами и невозможностью допроса свидетеля. Вместе с тем, рассматривая данный вопрос, следственный судья должен обратить внимание на информацию о состоянии здоровья потерпевшего/свидетеля. Само по себе злоупотребление алкоголем или наркотическими веществами, несмотря на то, что это объективно создает угрозу жизни и здоровью, при отсутствии подтверждения того, что оно может привести к невозможности допроса или не позволит получить полные и достоверные показания, не может считаться исключительным обстоятельством в свете ст. 225 УПК. Следственному судье рекомендуется исследовать подтверждающие данные, в частности медицинские справки.

Тяжелая болезнь и пожилой возраст свидетеля/потерпевшего

Определение понятия «тяжелая болезнь» как усиливающего случая, касающегося применения ст. 225 УПК, также является проблемным, поскольку это понятие относится к оценочным и не определено в нормах УПК и нормативно-правовых актах Минздрава. Указанное понятие используется в п. 3 ч. 1 ст. 41 Семейного кодекса, но там не раскрывается его содержание. При рассмотрении семейных споров суды обращаются к «Перечню хронических заболеваний», утвержденному приказом Министерства здравоохранения УССР №52 от 8.02.1985, но такое определение является неприемлемым для УПК в соответствии с практикой ЕСПЧ.

В тексте обобщения ВССУ приводится определение понятия «тяжелая болезнь» как физического состояния лица, в котором оно находится длительное время, вследствие чего возникает вероятность того, что во время судебного рассмотрения оно может быть не в состоянии принимать участие в судебном заседании. Такое физическое состояние может быть последствием травмы или соматического заболевания. Кроме того, ст. 225 УПК определяет тяжелую болезнь как основание для того, чтобы проводить допрос по месту расположения больного в рамках выездного заседания. По этой причине следственный судья должен также установить невозможность прибытия свидетеля/потерпевшего для допроса вследствие заболевания, в частности, его невозможность перемещаться или вероятность наступления негативных последствий для его здоровья.

В связи с приведенным подходом в обобщении приводится ряд примеров и поднимается вопрос о пожилом возрасте как дополнительном обстоятельстве. Так, в одном из дел следственный судья принял во внимание наличие хронических и возрастных заболеваний потерпевшей: хотя ее телесные повреждения и позволяли перемещаться, но сама она находилась в отделении интенсивной терапии местной больницы (было проведено выездное заседание). В другом примере, что подчеркивает неоднозначность судебной практики, судья отказал в удовлетворении ходатайства прокурора о допросе потерпевшей, поскольку приведенные обстоятельства (возраст 87 лет, вследствие чего у потерпевшей слабое здоровье и ограниченная возможность перемещаться, из дома она выходит редко) не получили достаточного подтверждения. Третий приведенный случай указывает на то, что именно возраст и наличие ряда возрастных заболеваний стали причиной удовлетворения ходатайства следователя следственным судьей.

Проанализировав приведенные примеры, ВССУ указал на то, что в большинстве случаев следственные судьи удовлетворяют ходатайства, если речь идет о потерпевшем или свидетеле пожилого возраста (более 75 лет), принимая во внимание только особенности состояния здоровья таких лиц. Однако следует учитывать, что пожилой возраст сам по себе может сделать невозможным допрос свидетеля/потерпевшего в суде, поэтому требовать дополнительных доказательств, которые подтверждают заболевание, в этом случае нецелесообразно.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Нарушение интереса как повод для обращения в суд
Сегодня день рождения празднуют
  • Андрей Кошик
    Андрей Кошик
    судья Хозяйственного суда Киевской области
  • Екатерина Леонтович
    Екатерина Леонтович
    судья Высшего административного суда Украины в отставке
  • Николай Мишин
    Николай Мишин
    член Высшей квалификационной комиссии судей Украины