В вопросах определения размера расходов суд будет выступать как арбитр, — Б. Гулько

15:39, 20 июня 2017
Эксперты рассказывают почему не следует торопиться с оценкой проекта Гражданского процессуального кодекса Украины.
В вопросах определения размера расходов суд будет выступать как арбитр, — Б. Гулько

Юридическая общественность продолжает обсуждать проект Гражданского процессуального кодекса, разработанный Советом по вопросам судебной реформы при Администрации Президента Украины.

Авторы документа утверждают, что предлагаемые новшества позволят надлежащим образом обеспечить соблюдение принципа верховенства права в гражданском процессе, а также приведут украинское судопроизводство в соответствие с международными стандартами. Так ли это на самом деле, «Судебно-юридическая газета» спросила у Председателя Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел Бориса Гулько.

 

- Борис Иванович, не станет ли проект ГПК препятствием для доступа к правосудию, учитывая то, что в документе речь идет о следующем: если иск имеет признаки заведомо необоснованного или другие признаки злоупотребления правом на иск, суд вправе, по ходатайству ответчика обязать истца внести на депозитный счет суда денежную сумму для обеспечения возможного возмещения предстоящих расходов ответчика на профессиональную юридическую помощь и других расходов, которые должен понести ответчик в связи с рассмотрением дела?

- Ваши вопросы обусловлены анализом проектов процессуальных кодексов, и до их принятия органом законодательной власти следует с осторожностью анализировать перспективные новеллы, поскольку соответствующие нормы могут еще претерпеть изменения. В то же время, в контексте затронутого вопроса отмечу, что недопустимость злоупотребления процессуальными правами, согласно проекту ГПК, является одной из фундаментальных основ (принципов) гражданского судопроизводства. В связи с этим, по моему мнению, для надлежащего обеспечения соблюдения этого принципа в гражданском процессе недостаточно законодательного закрепления процессуальной обязанности в отношении добросовестного осуществления участниками процесса своих процессуальных прав и исполнения процессуальных обязанностей, как это предусмотрено в ст. 27 действующего ГПК. С этой целью процессуальное законодательство должно предусматривать как механизмы, направленные как на предотвращение возможных злоупотреблений процессуальными правами, так и меры воздействия на лиц, допустивших злоупотребления. Именно такие механизмы предусмотрены в проектах процессуальных кодексов.

Одним из таких механизмов являются нормы, предусматривающие право суда в случае выявления признаков злоупотребления истцом правом на иск принимать меры обеспечения судебных расходов. Существование в процессуальном законодательстве таких норм следует расценивать не как препятствие для доступа к правосудию, а как механизм, направленный не только на обеспечение сбалансированности интересов участников гражданского процесса, но и на обеспечение интересов правосудия в целом. То есть суд должен найти правильный баланс между частным и публичным интересами в правосудии. При этом очевидным является то, что учитывая положения ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основополагающих свобод, по крайней мере, на первоначальном этапе, применять анализируемое новшество следует с осторожностью.

Учитывая дискреционные полномочия суда, которые являются неотъемлемой составляющей процесса осуществление правосудия, суды, надеюсь, найдут правильный подход к применению упомянутых норм. Правильное применение новшеств процессуальных кодексов потребует помощи Национальной школы судей, ученых-процессуалистов и опытных судей.

- Есть четкие критерии «заведомой необоснованности» иска? Или же речь идет об оценке иска судом? Может ли ответчик доказать необоснованность иска? Не будет ли в таком случае злоупотреблений в определении такой необоснованности? И стоит ли (и возможно ли это) прописать такие критерии в законе?

- В соответствии с положениями проекта ГПК суд обязан принимать меры для предотвращения злоупотреблений процессуальными правами. Вместе с тем проект не содержит критериев для оценки судом такого признака злоупотребления правом на иск, как заведомая необоснованность иска, предусматривая лишь общее правило, что суд в зависимости от конкретных обстоятельств может признать злоупотреблением процессуальными правами действия, которые противоречат задачам гражданского судопроизводства.

Решение указанного вопроса разработчики отнесли к дискреционным полномочиям суда, который в каждом отдельном случае с учетом существа спора, содержания исковых требований и других обстоятельств конкретного дела, будет осуществлять оценку иска на предмет его заведомой необоснованности. Кроме того, поскольку ответчик не лишен возможности предоставлять суду доказательства в подтверждение заведомой необоснованности иска, суд, во исполнение обязанности относительно всестороннего выяснения обстоятельств каждого дела, будет учитывать такие доказательства вместе с другими обстоятельствами при решении этого вопроса. В связи с этим говорить о возможности злоупотреблений при признании судом иска заведомо необоснованным, на мой взгляд, оснований нет.

Желательно, чтобы в процессуальном регламенте были выписаны хотя бы ориентировочные критерии такой «заведомой необоснованности». Однако разнообразие жизненных и правовых ситуаций такова, что подобные критерии определить трудно. Надеюсь, что Верховный Суд, на который возлагается функция обеспечения единства судебной практики и оказания методической помощи судам, разъяснит эти моменты.

Следует также учитывать, что в ст. 89 действующего ГПК предусмотрена компенсация осуществленных ответчиком расходов в случае предъявления истцом необоснованного иска. Существующую практику применения этой нормы также можно использовать для формирования единообразного подхода относительно оценки судом иска на предмет его «необоснованности». Критерий «заведомо необоснованный иск» долгое время уже используется при решении вопроса об обеспечении иска. Кроме того, есть соответствующие разъяснения постановлений пленумов. Поэтому, считаю, что особых проблем в судебной практике возникнуть не должно.

- Каким образом будет обсчитываться оплата юридической помощи, ведь гонорары адвокатов очень разнятся между собой?

- Согласно проекту ГПК расходы на профессиональную юридическую помощь относятся к расходам, связанным с рассмотрением дела, и подлежат распределению между сторонами вместе с другими судебными расходами. Для этих целей проектом четко предусмотрен порядок определения размера расходов на юридическую помощь адвоката, в том числе гонорара адвоката за представительство. В частности, установлено, что размер затрат на профессиональную юридическую помощь, во-первых, должен определяться в соответствии с условиями договора о предоставлении юридической помощи. При этом не следует забывать, что к договору о предоставлении правовой помощи применяются общие требования договорного права, в том числе относительно цены договора, которая устанавливается по договоренности сторон. Во-вторых, размер соответствующих затрат должен обязательно подтверждаться соответствующими доказательствами относительно объема оказанных услуг и выполненных работ и их стоимости, которая уплачена или подлежит уплате.

При этом важным предохранителем от возможных злоупотреблений участниками дела завышением размера затрат на профессиональную юридическую помощь является закрепление в проекте принципа соразмерности, в случае несоблюдения которого суд может по ходатайству другой стороны уменьшить размер соответствующих расходов, которые подлежат распределению между сторонами. Это новелла проекта ГПК, поскольку на сегодня такая норма существует только в действующем Хозяйственном процессуальном кодексе, закрепляющем принцип полного возмещения затрат на юридическую помощь. В таких случаях обязанность по доказыванию несоразмерности расходов возложена на сторону, которая заявляет соответствующее ходатайство. Таким образом, без сомнения, соответствующие новации является шагом вперед в направлении обеспечения реальных понесенных стороной расходов на осуществление правовой помощи. Не следует обходить вниманием и того, что перспективы возмещения реальных судебных расходов, в том числе и расходов на юридическую помощь, будут иметь своим следствием и стимулирование надлежащего процессуального поведения участников процесса и их отказ от злоупотребления своими правами, поскольку умышленное затягивание процесса вызовет рост таких расходов в перспективе.

Действительно, гонорары адвокатов различаются, но именно в этом и будет прогресс движения вперед: качественные услуги дешево не оплачиваются. При этом лица, которые обращаются за профессиональной юридической помощью, будут иметь возможность выбрать надлежащие по качеству услуги. Это является здоровой конкуренцией, и в вопросах определения размера расходов суд будет выступать как арбитр.

- Какие из новшеств, содержащихся в законопроекте, являются наиболее удачными, такими, которые сделают процесс более эффективным? Почему?

- Среди введенных в проекте ГПК нововведений следует отметить совершенствование института судебной юрисдикции путем акцентирования внимания на предметном критерии, то есть определении компетенции общих судов по характеру спорных правоотношений, что, с учетом закрепления аналогичного подхода в проектах других процессуальных кодексов, позволит в дальнейшем преодолеть проблему разграничения различных судебных юрисдикций, и, следовательно, обеспечить надлежащую реализацию лицами права на доступ к правосудию.

Прогрессивным и направленным на оптимизацию процесса осуществления правосудия, считаю внедрение электронного суда и системы автоматизированного ареста средств. Безусловно, налаживание эффективной реализации соответствующих норм потребует определенного времени в связи с необходимостью обеспечения технологических возможностей, однако уже можно констатировать, что эти нововведения будут способствовать повышению качества судопроизводства и соблюдению разумных сроков осуществления правосудия.

Среди большого количества нововведений проекта ГПК удачным, по моему мнению, также является внедрение четких механизмов предотвращения злоупотребления процессуальными правами. Законодательное закрепление обязанности участников судебного процесса относительно добросовестного осуществления своих процессуальных прав и исполнения процессуальных обязанностей, как показывает практика, не способно предотвратить злоупотребление процессуальными правами. Зато внедрение действенных процессуальных механизмов воздействия на участников дела при наличии признаков злоупотребления ими процессуальными правами способно нивелировать такие негативные явления в судебном процессе и их влияние на результаты рассмотрения дела.

Также надеюсь, что предложенный в проекте ГПК порядок кассационного пересмотра судебных дел со временем обеспечит решение проблемы обеспечения единства судебной практики как кассационными судами, так и судами низших уровней.

Безусловно, перечень новелл, предложенных в проекте ГПК, которые заслуживают положительную оценку, можно продолжать, однако следует признать, что недостатки законодательной регламентации отдельных из них ставят под сомнение успешность их внедрения на практике.

В частности, введение в гражданском процессе упрощенной и ускоренной процедуры рассмотрения несложных и малозначительных дел, безусловно, является положительным, но отсутствие четких законодательных критериев для признания судом дела малозначительным является недостатком, который вызовет трудности и вызовет неодинаковое применение судами соответствующих законодательных положений относительно рассмотрения дел по правилам упрощенного производства. Кроме того, нормы проекта ГПК относительно института урегулирования спора при участии судьи, который направлен на разгрузку судебной системы для эффективной его реализации, потребуют определенного времени, поскольку будут предусматривать необходимость введения отдельной специализации судей, их обучение соответствующим навыкам медиации и тому подобное.

- Какие новации Вы считаете менее удачными, декларативными, или усложняющими и затягивающими процесс? Почему?

- Я бы не говорил о «неудачных», а скорее о не до конца понятных и четких отдельных нормах, которые, вводя несвойственные украинскому процессуальному законодательству институты, не предусматривают механизмов их реализации. Например, нормы относительно возможности принятия судом частичного решения по результатам рассмотрения нескольких взаимосвязанных исковых требований с продолжением производства в части неразрешенных требований. При этом в проекте не урегулирован вопрос исчисления в таком случае общих сроков рассмотрения дела, их соблюдения, порядка обжалования или частичного выполнения решения. Эта же проблема касается института письменного опроса участников дела в качестве свидетелей, поскольку процессуальное значение такого опроса, его последствия в проекте ГПК не определены.

Эти институты заимствованы из других правовых систем, где они эффективно действуют. Поэтому нам, судьям, а также научным работникам следует изучить эту практику для того, чтобы предоставить судам соответствующие разъяснения относительно применения таких новелл.

 Не буду много внимания уделять недостаткам проекта ГПК, поскольку он только направлен на рассмотрение профильного комитета Верховной Рады Украины и его окончательная редакция может быть существенно изменена. Надеюсь, что профессиональный и системный подход законодателя позволит принять действительно качественный процессуальный документ, который станет залогом эффективного осуществления гражданского судопроизводства.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как стать судьей: началась спецподготовка будущих судей
Новости онлайн