Дело Александрова и Ерофеева было очень непростым, — председатель суда Е. Первушина

10:15, 1 июня 2016
В свою очередь, задержанные в Украине и осужденные к 14 годам лишения свободы россияне Евгений Ерофеев и Александр Александров 25 мая прилетели в Россию.
Дело Александрова и Ерофеева было очень непростым, — председатель суда Е. Первушина

Наталья Мамченко,
«Судебно-юридическая газета»

 

Наверное, наиболее ярким событием минувшей недели стало возвращение украинской летчицы Надежды Савченко на Родину.

В свою очередь, задержанные в Украине и осужденные к 14 годам лишения свободы россияне Евгений Ерофеев и Александр Александров 25 мая прилетели в Россию.

Отметим, что такой обмен стал возможен после вынесения им приговора Голосеевским районным судом города Киева.

Своими впечатлениями от судебного процесса с «Судебно-юридической газетой» поделилась председатель Голосеевского районного суда города Киева Елена Первушина.

«В ходе данного дела чрезвычайно интересно было работать как со стороной обвинения, так и со стороной защиты. Однозначно процесс можно охарактеризовать как по-настоящему состязательный, соответствующий духу нового УПК. Гособвинение было достойно представлено Главной военной прокуратурой, как и достойно была представлена защита. Конечно, многие упрекают адвокатов в том, что они защищали россиян. Но я отмечу, что адвокаты профессионально исполняли свои обязанности. Особенно вызывало уважение, как после определенных событий вела себя адвокат Оксана Соколовская.

Процесс проходил на очень высоком уровне. Не было попыток затягивания его по формальным причинам, как это иногда случается. Также могу назвать это дело познавательным с точки зрения применения новых для нас процессуальных аспектов. Тем более, что судебной практики, дошедшей до апелляционной и кассационной инстанций, в нашем распоряжении практически не было.

Безусловно, было непросто работать под камерами. Мы не привыкли к такому вниманию СМИ в силу нашей профессии. Кроме этого, свою роль играл и маленький зал, в котором проходил процесс, где непросто было организовать удобные условия работы для всех. В связи с этим хочу поблагодарить ГСА, что они позаботились о нас, и теперь у Голосеевского районного суда есть новое помещение. Действительно, в связи с таким широким освещением данного процесса (много камер, много людей) это так или иначе доставляло неудобства людям, которые участвовали в других делах.

Дискуссионным был вопрос о допустимости тех доказательств, которые были добыты органами досудебного расследования. Мы обсуждали, каким образом можно использовать документы, которые были добыты вне Уголовного процессуального кодекса в условиях фактически военного времени — в условиях АТО. В частности, достаточно интересными в этой связи были показания следователя СБУ с точки зрения того, как работают следователи в условиях боевого времени, на передовой. Блок-пост находился на линии разграничения между т.н. «ЛНР» и Украиной, и вещественные доказательства они добывали и проводили осмотр места происшествия фактически под пулями.

Что касается доказательств, предоставленных защитой — например, письмо Плотницкого, — и аргументов стороны обвинения по поводу их неприемлемости, то мы также дали им оценку (не приняли во внимание по процессуальным основаниям — прим. ред.). При этом суд не касался вопроса законности либо незаконности формирования «ЛНР», поскольку он не был предметом судебного рассмотрения.

По поводу почищенного оружия (свидетель Кирилл Верес, сотрудник СБУ, рассказал суду, что собственноручно почистил изъятое у пленного Ерофеева оружие от следов земли и крови — прим. ред.). Сторона обвинения сделала акцент на том, что обвиняемым не была предъявлена ст. 115 УК (умышленное убийство). Ст. 437 УК — это ведение агрессивной войны, а она подразумевает человеческие потери. По ст. 115 никто из подсудимых не обвинялся, поскольку не было установлено, что именно Александров или Ерофеев из этой винтовки убили человека.

Относительно вопроса, являются ли Александров или Ерофеев военнопленными, я очень внимательно изучила Венскую конвенцию, и она распространяется на тех лиц, которые в установленном законом порядке (а такого порядка в нашем законодательстве нет) признаны военнопленными. Там сказано, что военнопленные подлежат уголовной и административной ответственности в соответствии с национальным законодательством страны.

Если говорить о том, почему суд оправдал обвиняемых в части контрабанды оружия и т.д., то это умышленное преступление, где умысел должен быть направлен именно на контрабанду оружия. У них же такой цели не было — фактически они свободно зашли на территорию Украины. Мы пришли к выводу, что все вменяемые подсудимым действия охватываются ст. 437 УК», — заключила председатель суда.

Читайте о подробностях судебного разбирательства в полной версии эксклюзивного интервью судьи Николая Дидыка.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как проходит подготовка будущих судей в Национальной школе судей
Видео
Сегодня день рождения празднуют
  • Алексей Резников
    Алексей Резников
    заместитель председателя Киевской городской государственной администрации
Новости онлайн