Практика Европейского суда в вопросе использования имени

12:43, 7 июня 2016
Заявитель Дитер Болен, участник дуэта Modern Talking, был известным поп-певцом. Табачная компания в рамках рекламы бренда сигарет Lucky Strike использовала имя заявителя и в юмористической и сатирической манере упомянула о проблемах, с которыми певец столкнулся после публикации своей книги.
Практика Европейского суда в вопросе использования имени

Наталья Мамченко,

«Судебно-юридическая газета»

 

Как известно, в ходе первичного квалификационного оценивания судьям задают вопросы по практике Европейского суда по правам человека в делах относительно Украины.

Однако, для предупреждения появления новых решений против нашего государства судьям необходимо знакомиться и с практикой ЕСПЧ по заявлениям против других стран.

Дело Bohlen vs Germany (решение от 19 февраля 2015 года) касалось использования имени заявителя без его согласия в рекламе сигарет (нарушение ст. 8 Конвенции и ст. 1 Протокола №1).

Заявитель Дитер Болен, участник дуэта Modern Talking, был известным поп-певцом. Табачная компания в рамках рекламы бренда сигарет Lucky Strike использовала имя заявителя и в юмористической и сатирической манере упомянула о проблемах, с которыми певец столкнулся после публикации своей книги. Заявитель потребовал выплатить ему компенсацию за незаконное использование его имени и незаконное обогащение табачной компании в результате такого использования. Гражданский иск заявителя в конечном счете был отклонен Федеральным судом юстиции. В ходе разбирательства по Конвенции Болен утверждал, что государство-ответчик не смогло защитить его право на уважение личной жизни, однако ЕСПЧ постановил, что нарушения ст. 8 не было.

Это дело примечательно тем, что ЕСПЧ на основании фактов дела признал, что право на коммерческую рекламу перевешивает аргументы заявителя в соответствии со ст. 8. В первую очередь, Суд подчеркнул, что имя лица является частью его или ее частной (и семейной) жизни. В данном деле, даже если имя заявителя не было редким, тот факт, что рекламная кампания была связана со спорами вокруг публикации его книги, позволял его идентифицировать. В этой связи и была затронута ст. 8.

Далее Суд изучил вопрос, означал ли безуспешный гражданский иск, что государство-ответчик не смогло защитить право заявителя на уважение его частной жизни. При этом Суд использовал ряд критериев, установленных им в своем решении по делу Axel Springer AG vs Germany, с тем, чтобы оценить, был ли соблюден справедливый баланс между конкурирующими интересами свободы слова и неприкосновенности частной жизни в конкретных обстоятельствах данного дела. В результате были сделаны следующие выводы:

  • рекламная кампания проходила на фоне широко освещаемых в СМИ публикации книги заявителя и последовавшего судебного разбирательства. Она содержала сатирические и юмористические аллюзии на дискуссии, которые велись в то время вокруг публикации книги. Сатира и юмор являются формами выражения мнения, охраняемыми ст. 10 Конвенции. Таким образом, рекламная кампания может рассматриваться как вклад в дискуссию по вопросу, представляющему общественный интерес;
  • заявитель был известной личностью и по этой причине пользовался меньшей степенью защиты своей частной жизни;
  • в рекламе не сообщались никакие подробности частной жизни заявителя и не упоминались откровенные сведения, раскрытые им в его книге. При этом, по мнению Суда, опубликовав книгу о себе, заявитель намеренно стремился к гласности;
  • рекламная кампания не дает оснований полагать, что некурящий заявитель каким-то образом ассоциировал себя с продвижением рекламируемого бренда сигарет;
  • только лица, знакомые с судебным разбирательством с участием заявителя после публикации, могли связать его имя с рекламой.

Выводы и заключение Европейского суда представляют интерес для наших судей, поскольку они тесно связаны с тем, каким образом Федеральный суд юстиции рассмотрел гражданский иск заявителя, в частности, тем, как он установил баланс между интересами сторон. Один из аргументов заявителя в ходе разбирательства по Конвенции состоял в том, что Федеральный суд юстиции отдал предпочтение конституционному праву табачной компании на свободу выражения мнения, поскольку заявитель отстаивал только свое право на финансовую защиту использования его имени. Суд не согласился с этим аргументом, постановив, что при установлении баланса между интересами сторон Федеральный суд юстиции рассмотрел все соответствующие соображения.

Читайте также о некоторых аспектах применения ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основополагающих свобод – право на уважение семейной жизни в статье «ЕСПЧ: Гражданские и политические права».

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Нарушение интереса как повод для обращения в суд
Сегодня день рождения празднуют
  • Андрей Кошик
    Андрей Кошик
    судья Хозяйственного суда Киевской области
  • Екатерина Леонтович
    Екатерина Леонтович
    судья Высшего административного суда Украины в отставке
  • Николай Мишин
    Николай Мишин
    член Высшей квалификационной комиссии судей Украины