Процедура помилования в Украине: что с ней не так?

08:00, 25 марта 2019
Процедура помилования не урегулирована на законодательном уровне: есть лишь соответствующие упоминания в статьях Уголовного кодекса и Уголовного процессуального кодекса Украины.
Процедура помилования в Украине: что с ней не так?

Сергей Чванкин,
председатель Киевского районного суда Одессы,
глава Ассоциации следственных судей Украины

Ст. 78 Уголовного кодекса Украины предусматривает возможность освобождения осужденного от наказания или дальнейшего его отбывания на условиях помилования. Помилование, в отличие от амнистии, осуществляется Президентом Украины в отношении индивидуально определенного лица. При этом актом о помиловании может быть осуществлена замена осужденному назначенного судом наказания в виде пожизненного лишения свободы на лишение свободы на срок не менее двадцати пяти лет.

Законодательство не устанавливает круг лиц, которые могу быть помилованы, фактически помилование может быть применено к любому осужденному при соблюдении ряда условий, что только подчеркивает характер помилования как универсального морально-правового института в отношении всех осужденных.

Примечательно, что процедура помилования не урегулирована на законодательном уровне: есть лишь соответствующие упоминания в статьях Уголовного кодекса и Уголовного процессуального кодекса Украины, тогда как подзаконным нормативно-правовым актом, а именно Положением о порядке осуществления помилования, утвержденным Указом Президента Украины №223/2015 от 21 апреля 2015 года, детализованы основания и порядок помилования осужденных. В частности, предусмотрено, что помилование осужденных осуществляется в виде:

  • замены пожизненного лишения свободы на лишение свободы на срок не менее двадцати пяти лет;
  • полного или частичного освобождения от основного и дополнительного наказаний.

Однако есть ряд условий: если для большинства осужденных ходатайство о помиловании может быть подано после вступления приговора в законную силу, то для осужденных пожизненно ходатайство о помиловании может быть подано после отбывания не менее двадцати лет назначенного наказания. А лица, осужденные за совершение коррупционных преступлений, могут быть освобождены от отбывания наказания в порядке помилования после фактического отбытия ими не менее двух третей срока наказания.

Но далее законодательство связывает возможность помилования лиц, осужденных за тяжкие или особо тяжкие преступления, или которые имеют две и больше судимостей за совершение умышленных преступлений или отбыли незначительную часть назначенного им срока наказания, с такими оценочными основаниями, как исключительность случая и наличие чрезвычайных обстоятельств. При этом Положение о помиловании не содержит соответствующих разъяснений, в чем же могут состоять эти исключительные случаи и чрезвычайные обстоятельства, что допускает различные трактовки. Например, именно на этом основании Президент Украины помиловал гражданина Ирана Али Джадуея, осужденного в июне 2018 года к 11 годам тюрьмы за шпионаж и обменянного на украинского моряка Андрея Новичкова, обвиняемого в Иране в убийстве.

Европейский суд по правам человека уже сформировал пул решений в отношении такой категории, как помилование. Здесь следует отметить, что ЕСПЧ с учетом многообразия национального уголовного процессуального законодательства рассматривает помилование в рамках более широкого понятия сокращения сроков уголовного наказания, которое может быть реализовано и на условиях условно-досрочного освобождения, пересмотра приговора и т.д.

В частности, в деле «Кафкарис против Кипра» ЕСПЧ указал, что само по себе назначение наказания в виде пожизненного лишения свободы взрослому преступнику не запрещено и не противоречит ст. 3 или любой другой статье Конвенции, но назначение несократимого пожизненного заключения может вызвать вопрос по ст. 3 Конвенции (запрет бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания).

Анализ судебной практики Европейского суда по этому вопросу свидетельствует, что если национальное законодательство предусматривает возможность пересмотра пожизненного заключения с целью его смягчения, сокращения, прекращения или условно-досрочного освобождения заключенного, этого достаточно, чтобы удовлетворить требованиям ст. 3. Например, в ряде дел Суд постановил, что если содержание под стражей является предметом пересмотра для целей досрочного освобождения после отбытия заключенным минимального срока, нельзя сказать, что такие пожизненно заключенные лишены всякой надежды на освобождение. Суд постановил, что это верно даже при отсутствии минимального срока безусловного лишения свободы, и даже когда возможность условно-досрочного освобождения для заключенных, отбывающих пожизненный срок, ограничена. Отсюда следует, что пожизненное заключение нельзя считать «несократимым» только из-за того, что на практике оно может быть отбыто в полном объеме. Для целей ст. 3 достаточно того факта, что пожизненное заключение является сократимым де-юре и де-факто.

В деле «Винтер и другие против Соединенного Королевства» ЕСПЧ развивает эту позицию и указывает, что пожизненно заключенный имеет право знать в самом начале своего срока, что он должен делать, чтобы была рассмотрена возможность его освобождения, в том числе при каких условиях пересмотр приговора состоится или об этом может быть подано ходатайство. Именно такие критерии должны быть четкими и недвусмысленными, предусматривать реалистичную перспективу освобождения и учитывать обоснованность дальнейшего заключения, степень исправления осужденного, а потому простое достижение преклонного возраста или освобождение в результате болезни не является достаточной гарантией для осужденного.

Прецедентная практика ЕСПЧ уже не только установила общие критерии для сокращения срока приговора, но и дала оценку институту помилования в Украине. В частности, в деле «Петухов против Украины» (№2) Суд отметил, что процедура рассмотрения ходатайств о помиловании изложена в Положении о порядке осуществления помилования, утвержденном Указом Президента. Среди соображений, которые должны быть приняты во внимание при рассмотрении ходатайства о помиловании, в правилах упоминаются «серьезность совершенного преступления, срок отбывания наказания, характер осужденного, его или ее поведение, наличие искреннего раскаяния, компенсации или возмещения причиненного ущерба, а также связанных с семьей и других обстоятельств».

По мнению Суда, указанные соображения дают некоторые ориентиры в отношении критериев и условий пересмотра пожизненного заключения и могут быть истолкованы как относящиеся к законным основаниям для продолжающегося заключения под стражу. Следует отметить, однако, что эти соображения применимы в контексте более широкого ограничения. А именно, в Положении о процедуре помилования говорится, что «лицам, осужденным за серьезные или особо тяжкие преступления или имеющим две или более судимости за совершение умышленных преступлений, может быть предоставлено помилование в исключительных случаях и при чрезвычайных обстоятельствах». Неизвестно, что подразумевается под «исключительными случаями» и «чрезвычайными обстоятельствами», и нет никаких оснований предполагать, что пенологические (прим.: пенология — наука о наказаниях) основания для содержания кого-либо в тюрьме имеют отношение к толкованию этих понятий в правовых рамках в их нынешнем виде в Украине.

Таким образом, ЕСПЧ в этом деле установил, что осужденные, получившие пожизненное заключение, с самого начала не знают, что они должны делать, чтобы их обращение о помиловании рассмотрели, и при каких условиях это может произойти.

Но даже закрепление формальных критериев не всегда гарантирует соблюдение высоких конвенционных стандартов, ведь возможность сокращения срока отбывания наказания должна подтверждаться еще и эмпирически: помилование не может быть исключительным явлением, а должно представлять собой регулярную процедуру, которая, к тому же, не должна основываться исключительно на мотивах милосердия (старость, болезнь осужденного т.д.). Критерием для досрочного освобождения должно быть наличие пенологических оснований, таких как исправление осужденного, нецелесообразность его дальнейшего заключения, способность жить в социуме и т.д.

ЕСПЧ также принял к сведению утверждение правительства Украины о том, что по состоянию на апрель 2016 года в Украине не было ни одного пожизненно заключенного, имеющего право на президентское помилование, учитывая, что двадцатилетний период «ожидания» должен был рассчитываться с 2000 года, когда было введено пожизненное заключение в Украине, и следовательно, истекает в 2020 году. Согласно информации, к июню 2016 года более семидесяти пожизненно заключенных уже отбыли минимум 20 лет, и сорок из них потребовали президентского помилования, но их ходатайства были отклонены.

На этом фоне Европейский суд склонен согласиться с доводом заявителя о том, что расчет двадцатипятилетнего тюремного заключения, заменяющего пожизненное заключение в результате президентского помилования, также может быть открыт для разных толкований. Заявитель представил четыре возможных сценария. Один из них — то, что минимальный срок тюремного заключения в случае предоставления президентского помилования составляет тридцать восемь лет и девять месяцев, — согласуется с толкованием данного правового положения авторами Научно-практического комментария Уголовно-исполнительного кодекса Украины (пожизненное заключение не просто заменяется 25-летним сроком, а данный 25-летний срок прибавляется к 20-летнему сроку, необходимому для помилования). Как известно из открытых источников, единственный пожизненно заключенный, чья просьба о помиловании Президента была успешной, отбыл двадцать лет и два месяца своего наказания.

В то же время, процедура помилования в Украине не требует, чтобы Комиссия по помилованию и Президент указывали мотивированные причины в своих решениях относительно просьб о помиловании. В своем прецедентном праве ЕСПЧ уже указывал, что прозрачность пересмотра приговоров о пожизненном заключении может быть обеспечена с помощью других средств, таких как, например, требование учитывать соответствующее прецедентное право международных судов и других органов, занимающихся толкованием и применением действующих международных прав человека в отношении данного государства, а также регулярно публиковать отчеты, подробно излагающие результаты рассмотрения ходатайств о помиловании.

В Украине такая информация не публикуется, за исключением общего описания критериев, имеющих отношение к рассмотрению ходатайств о помиловании, что не дает возможности продемонстрировать, как эти критерии применяются на практике Президентом Украины. Единственный раз, когда органы помилования информировали общественность о своей деятельности, был брифинг для СМИ, проведенный главой департамента помилования 6 июля 2016 года. Однако это было единичное событие, ограниченное обменом некоторыми статистическими данными.

Отсутствие обязанности Президента Украины и компетентных органов мотивировать решения по ходатайствам о помиловании усугубляется отсутствием какого-либо судебного пересмотра этих решений. В таких условиях право на пересмотр пожизненного приговора в порядке президентского помилования не может рассматриваться как обеспеченное достаточными процессуальными гарантиями.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Присяга судей Антикорсуда: что думают сами судьи о дальнейшей работе
Loading...
Сегодня день рождения празднуют
  • Сергей Могил
    Сергей Могил
    заместитель председателя Высшего хозяйственного суда Украины
  • Нина Пелипенко
    Нина Пелипенко
    судья Восточного апелляционного хозяйственного суда