Европейская практика в вопросе привлечения официальных лиц к уголовной ответственности за изнасилование женщин

12:25, 23 сентября 2016
На сайте Верховного Суда в разделе «Международные стандарты в сфере судопроизводства», в рубрике «Обзор прецедентного права Европейского суда по правам человека», размещено информационно-тематическое письмо Европейского суда по правам человека относительно решений этого суда о насилии в отношении женщин.
Европейская практика в вопросе привлечения официальных лиц к уголовной ответственности за изнасилование женщин

Виктория Никитина

«Судебно-юридическая газета»

 

На сайте Верховного Суда в разделе «Международные стандарты в сфере судопроизводства», в рубрике «Обзор прецедентного права Европейского суда по правам человека», размещено информационно-тематическое письмо Европейского суда по правам человека относительно решений этого суда о насилии в отношении женщин.

Информационно-тематическое письмо содержит ссылки на решения Европейского суда по правам человека до февраля 2012 года, которые стали признанными прецедентами в применении статей 2 и 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в делах, касающихся насилия в отношении женщин, в частности, насилия в семье, изнасилования и насилия и социальной изоляции.

Проблема случаев сексуального насилия в отношении женщин очень велика. Насилие над женщинами имеет место во всех социальных группах и культурах. Ни одна женщина не заслуживает насилия, и насилию нет оправданий. Насилие, совершенное в отношении женщины, — это преступление, которое должно быть наказано.

Часто жертвы изнасилования боятся рассказывать о случившемся из-за чувства стыда или из-за того, что их заставляют молчать посредством угроз и запугиваний.

Так, в деле «Maslova и Nalbandov против России» №839/02 от 24.01.2008 года заявительницу вызвали в районное управление внутренних дел для дачи показаний. Сотрудники милиции силой вынудили ее признаться в причастности к убийству. Один из них надел ей на большие пальцы рук наручники, избил ее, изнасиловал ее и потом принудил к фелляции. Далее он в компании с другим сотрудником нанес заявительнице множественные удары в область живота, надевал ей на голову противогаз и перекрывал доступ воздуха, а также пускал ток от специального прибора, прикрепив провода к сережкам заявительницы. Заявительнице разрешили выйти в туалет, где она попыталась вскрыть себе вены на руках.

После допроса заявительницы трое следователей, находясь под воздействием алкоголя, продолжили насиловать ее. Они пользовались презервативами и гигиеническими салфетками. Заявительница пожаловалась на то, что стала жертвой изнасилования и пыток. Презерватив, обнаруженный в отделении, с вероятностью 99.99% содержал следы ее вагинальных клеток. Также были найдены салфетки со следами спермы и различные фрагменты одежды со следами спермы и вагинальных тканей той же группы, что и у заявительницы.

Тем не менее, суд решил, что собранные доказательства неприемлемы, поскольку не был соблюден особый порядок возбуждения уголовного дела в отношении работников прокуратуры. Производство по делу было в итоге прекращено за отсутствием доказательств.

Суд отметил, что версия событий, представленная заявительницей, подтверждалась значительным количеством впечатляющих и недвусмысленных доказательств. Далее он отметил, что изнасилование задержанной официальным лицом, представлявшим государство, должно рассматриваться как особенно жестокая и одиозная форма плохого обращения, поскольку насильник мог воспользоваться уязвимым положением жертвы. Суд решил, что акты физического насилия над заявительницей, особенно множественные эпизоды изнасилования, должны быть квалифицированы как пытка, нарушившая ст. 3.

Другое нарушение ст. 3 было найдено в отношении неэффективности расследования. Исполнительное производство по этому постановлению продолжается.

В другом деле — «Aydın против Турции» №23178/94 от 25.09.1997 года — заявительница — молодая турчанка курдского происхождения (на момент событий ей было 17 лет) — была задержана без объяснения причин и помещена под стражу вместе с двумя другими членами ее семьи. Ее избили, завязали глаза, раздели, помещали в автомобильную покрышку и обливали водой под давлением. После этого ее изнасиловал сотрудник спецслужбы, а затем ее снова били около часа несколько человек. Последующий медицинский осмотр проводил врач, прежде никогда не имевший опыта по делам об изнасиловании. Он зафиксировал разрыв девственной плевы и обширные гематомы на бедрах. Заявительница также утверждала, что ее семья подвергалась запугиванию и давлению со стороны властей, направленному на то, чтобы заставить их отозвать свою жалобу в Европейский суд по правам человека.

Суд подчеркнул, что изнасилование задержанной представителем государственной власти должно рассматриваться как особо тяжкая и отвратительная форма жестокого обращения, причинившая жертве глубокую психологическую травму. В результате сексуального насилия заявительница должна была чувствовать себя униженной и травмированной как физически, так и эмоционально. Суд решил, что физическое и психическое насилие в отношении заявительницы, а также особо жестокое изнасилование, которому она подверглась, необходимо квалифицировать как пытку, нарушившую ст. 3.

Кроме этого, обвинение в изнасиловании официальным лицом во время нахождения под стражей требовало особого внимательного обследования жертвы независимыми врачами, имеющими соответствующий опыт. Это не произошло, что привело к неэффективному расследованию и невозможности получения заявительницей компенсации в нарушении ст. 13 (право на эффективное средство защиты).

Исполнительное производство продолжается.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как стать юристом: готовятся изменения в закон о юридическом образовании
Новости онлайн