Госпитализация в психиатрическое заведение: нужен ли судебный контроль

09:29, 29 апреля 2018
Конституционному Суду Украины предстоит еще раз разобраться, достаточно ли изменений в законе о психиатрической помощи.
Госпитализация в психиатрическое заведение: нужен ли судебный контроль

Сфера предоставления психиатрической помощи и лечения психически больных людей – одна из самых сложных в Украине.

С одной стороны медали – права человека и невозможность ограничения его свобод, с другой стороны – его здоровье, ведь психически больной, как правило, не осознает свои проблемы, а психические заболевания часто сопровождаются соматическими (болезни сердца, сосудов и т. д.). В случае, если такой человек отказывается от обычной медицинской помощи, родственники не имеют право госпитализировать его даже в обычную больницу без его согласия, в т. ч. «по скорой». Медицинское вмешательство в случае отказа пациента возможно лишь в исключительных случаях, когда есть прямая угроза жизни, а медработники предпочитают не рисковать.

Для того, чтобы получить право принудительно оказать ему медицинскую помощь, родственники (близкие) должны инициировать судебную процедуру установления опеки. Для этого в обязательном порядке их будущий подопечный должен пройти через судебно-психиатрическую экспертизу.

Возникает вопрос, как быть, если человек не хочет являться в суд или не может передвигаться и категорически отказывается от поездки на экспертизу (а «на дому» в Украине их не проводят). Еще хуже – если он находится под влиянием лиц, которые используют его в своих целях, намеренно препятствуют родственникам в общении и физическом доступе.

В таком случае перед судом придется ставить вопрос о принудительной доставке на экспертизу (ч. 2 ст. 298 Гражданского процессуального кодекса). Однако эта норма применяется в исключительных случаях, и для этого необходимо немало потрудиться.

Так, родственникам нужно отыскать врача-психиатра, который явится в суд и засвидетельствует факт необходимости принудительной доставки на экспертизу. Впрочем, если человек ранее публично не выражал никаких признаков расстройства, на него не заведена карточка в медицинском учреждении, и доставить его к врачу-психиатру невозможно, ставить данный вопрос перед судом не имеет смысла.

Следующий этап – это обеспечить саму доставку, ведь ни органы полиции, ни медицинские работники не уполномочены применять какие-то меры к подопечному во исполнение решения суда, если тот сопротивляется или из-за влияния посторонних лиц невозможно получить доступ в помещение, где находится лицо (к примеру, у предполагаемого опекуна нет регистрации по месту жительства подопечного).

Однако, даже пройдя все эти непростые этапы, не факт, что опекуну удастся помочь в лечении близкого человека. Ведь, если требуется госпитализация в психиатрическое заведение, процесс придется начинать практически заново.

Благими намерениями…

1.06.2016 Конституционный Суд Украины, принял «революционное», по мнению некоторых судей КСУ, решение №2-рп/2016 по конституционному представлению Уполномоченного Верховной Рады по правам человека Валерии Лутковской. Судьей-докладчиком в деле о судебном контроле за госпитализацией недееспособных лиц в психиатрическое заведение выступал теперь уже глава КСУ Станислав Шевчук.

Вопрос касался конституционности положений ч. 1 ст. 13 Закона «О психиатрической помощи». Так, Лутковская просила признать, что эти нормы в части, предусматривающей, что недееспособное лицо госпитализируется в психиатрическое учреждение по просьбе или с согласия его опекуна, не соответствуют положениям ст. 29 Конституции. По ее мнению, с которым согласился и КСУ, такая госпитализация требует обязательного судебного решения, принятого по результатам проверки обоснованности и необходимости госпитализации в принудительном порядке.

КСУ в своем решении указал, что «до моменту законодавчого врегулювання питання забезпечення судового контролю за госпіталізацією до психіатричного закладу недієздатної особи на прохання або за згодою її опікуна за рішенням лікаря-психіатра така госпіталізація можлива лише за рішенням суду».

Таким образом, согласно позиции КСУ, опекуну нужно каждый раз проходить судебную процедуру и доказывать обоснованность и необходимость госпитализации.

Судя по практике судов после этого Решения, после установления опеки, опять-таки, потребуется вывод комиссии врачей-психиатров.

Также КСУ призвал законодателя урегулировать данный вопрос.

Уполномоченный не согласен

С этой целью 14 ноября 2017 г. Верховная Рада приняла Закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно предоставления психиатрической помощи» № 2205-VIII, которым, в частности, ч. 1 статьи 13 Закона «О психиатрической помощи» изложена таким образом, чтобы предусмотреть два порядка госпитализации недееспособного лица в заведение по оказанию психиатрической помощи:

1) добровольно - по его осознанному письменному согласию,

2) в случае если по состоянию здоровья такое лицо не способно предоставить осознанное согласие - по решению (согласию) органа опеки и попечительства, которое принимается не позднее 24 часов с момента обращения в этот орган законного представителя указанного лица и может быть обжаловано в соответствии с законом, в том числе в суд. Согласие на госпитализацию фиксируется в медицинской документации за подписью лица или его законного представителя и врача-психиатра. Госпитализация лица осуществляется по решению врача-психиатра.

10 июня 2018 г. данные изменения вступают в силу.

Однако 2 марта 2018 г. Валерия Лутковская вновь обратилась в Конституционный Суд Украины с конституционным представлением о конституционности положений предложения шестого ч. 1 ст. 13 Закона «О психиатрической помощи» уже в новой редакции.

Именно помещение лица, признанного недееспособным, в заведение по оказанию психиатрической помощи без его согласия, по мнению Уполномоченного, противоречит положениям Конституции.

«Системный анализ этого решения КСУ свидетельствует, что в случае, если недееспособное лицо не способно по состоянию здоровья предоставить осознанное письменное согласие на помещение его в психиатрическое учреждение, такое помещение является принудительным и, соответственно, требует соответствующего решения суда. Таковы требования статьи 29 Конституции Украины», - говорится в конституционном представлении Уполномоченного.

Принимая изменения, законодатель вышел за пределы своих полномочий, фактически изменяя содержание позиции КСУ, считает она.

Особые мнения

В контексте Решения КСУ №2-рп/2016 и перспектив рассмотрения следующего представления Уполномоченного, интерес представляют особые мнения трех судей КСУ относительно него.

«Відповідно до статті 1 Закону потрібна «усвідомлена згода особи» щодо госпіталізації до психіатричного закладу. Однак категорія «усвідомлена згода особи» в принципі не може застосовуватися до осіб, визнаних в законному порядку недієздатними. Опікун є елементом "in loco", який репрезентує усвідомлену згоду. Власне для цього український законодавець і використав проміжний елемент в механізмі госпіталізації - опікуна, запровадивши для даного випадку непрямий судовий контроль, оскільки особа опікуна визначається судом. I виключна причина появи такого проміжного елемента - недієздатність особи.

Однак очевидно, що Конституційний Суд України не може визначити неконституційність інституту недієздатності», — отмечает в своем особом мнении   судья КСУ Игорь Слиденко.

«…Вказані особливості статті 29 Конституції України дозволяють стверджувати, що свобода має межі застосування, які, власне, встановлюються законом та легітимною процедурою. Позиція Уповноваженого Верховної Ради України з прав людини просто констатує її незгоду з існуючим механізмом госпіталізації через неадекватне розуміння/сприйняття статті 29 Конституції України, а саме необмежене розуміння свободи та виключно конституційне її гарантування….

Насамперед Конституційний Суд України не вказав, у чому власне полягало неефективне правове регулювання даного механізму госпіталізації. Можливо, він і неконституційний. Але неконституційність і неефективність - це принципово різні речі. Навіть більше, те, що найбільш ефективне в державі, як правило, має мало спільного з конституцією….

….Обмежившись "благими намірами" щодо приведення системи нормативних актів, які регулюють дане питання, у відповідність до Конституції України у правовій системі України, Конституційний Суд України зайвий раз засвідчив нерозуміння наслідків та відсутність їх прогнозування від порушення взаємозв'язків у системі відносин, що включає в себе повноваження легіслатури, уряду, судової влади та конституційного контролю; функціонування базових правових інститутів - дієздатність, опіка; професійні стандарти та професійна етика тощо. I вчергове справдилась мудрість про те, що "благими намірами вимощена дорога в пекло". Виключно теоретична проблема в контексті того, який спосіб правового регулювання кращий, до того ж з обмеженою сферою застосування, буде мати наслідком чергову дискредитацію Конституційного Суду України через неодноразовий вихід за межі власних повноважень, порушення взаємозв'язків у правовій системі, розширення сфери неадекватного розуміння та застосування інститутів опіки та дієздатності тощо. Чи слід було платити таку "ціну" за такі "результати" — питання залишається відкритим», — резюмирует Игорь Слиденко.

Еще одно особое мнение относительно Решения КСУ №2-рп/2016 высказала судья КСУ Наталья Шаптала: «У цьому випадку Конституційний Суд України застосував "судовий активізм". Однак його застосування має бути виправданим та покращувати ситуацію. Це було б можливим за наявності законодавчого механізму реалізації судового контролю за госпіталізацією до психіатричного закладу особи, визнаної у встановленому законом порядку недієздатною. Отже, до врегулювання цього питання процесуальними кодексами України пункт 4 мотивувальної частини Рішення породжуватиме проблеми як для суддів, які мають приймати відповідні рішення, так і для медичних закладів, які мають лікувати психічнохворих»

Свои замечания высказал и судья КСУ Михаил Запорожець: «…презюмується, що фізична особа, визнана судом недієздатною, не усвідомлює значення своїх дій. За таких обставин фактично немає примусу при поміщенні недієздатної особи до психіатричного закладу, оскільки «примушувати/примусити" означає "вимагати в кого-небудь виконувати чогось незалежно від його волі, бажання; силувати, неволити, зневолити, усилювати».

Отже, прохання або згода опікуна щодо госпіталізації до психіатричного закладу недієздатної особи - його підопічного відповідає інтересам такої особи і за Кодексом та Законом прирівнюється до її прохання або усвідомленої згоди».

P. S.

В погоне за соблюдением прав человека необходимо продумывать шаги наперед. Вероятно, стоит изучить последствия применения Решения КСУ на практике: насколько благотворно судебный контроль повлиял и повлиял ли вообще на ситуацию; услышать мнения медиков и судей.

Необходимо исходить, в первую очередь, из интересов лиц, в отношении которых применяются меры – на пользу ли им такие изменения или же они только приводят к затягиванию лечения и лишнему стрессу. 

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Антикорупційний суд: чи ухвалять закон
Новости онлайн