Реформа за неделю

06:02, 6 июня 2016
Газета: 21 (339)
Судебной системе придется жить по-новому...
Реформа за неделю

Наталья Мамченко,
Вячеслав Хрипун,
«Судебно-юридическая газета»

То, чего одни с нетерпением ждали, а другие опасались, свершилось – 2 июня парламент принял новую редакцию Закона «О судоустройстве и статусе судей», после чего, не делая перерыва – изменения в Конституцию Украины в части правосудия. Этому предшествовали жесткие дискуссии на предмет того, не приведет ли новая реформа лишь к ухудшению ситуации в судебной системе, ведь положения проекта предусматривают по-настоящему революционные новации: ликвидацию высших специализированных судов, упразднение института назначения судей на первый срок 5 лет и отмену полномочий Верховной Рады по избранию судей, открытие доступа ученым и адвокатам в апелляционные и Верховный Суд, мониторинг родственных связей судьи и т. д. «Судебно-юридическая газета» запечатлела весь ход событий.

Политический пасьянс

На обсуждение законопроекта №4734 «О судоустройстве и статусе судей», зарегистрированного в ВР 30 мая с. г. (но появившегося на сайте парламента только 31 мая), у народных депутатов ушло 3 дня. Хотя некоторые утверждают, что данный документ разрабатывался достаточно долго, к консенсусу по ключевым позициям удалось прийти практически в день голосования. Действительно, идеи о ликвидации спецсудов и создании трехзвенной системы озвучивались еще в 2014 г. после Революции Достоинства на то время премьер-министром Арсением Яценюком и поддерживались руководством Верховного Суда Украины. Но юристы знают, что «дьявол кроется в деталях».

Напомним, разработать изменения был призван Совет по вопросам судебной реформы при Администрации Президента. В итоге его членам 3 марта с. г. был представлен, по сути, готовый документ, и уже на следующий день в Верховной Раде группой народных депутатов был зарегистрирован законопроект №4180, который не учитывал предложения членов Совета от судебной власти. Впрочем, он не обсуждался и на профильном Комитете – фактически до мая наступило затишье. Однако вскоре после заявлений спикера парламента Андрея Парубия о том, что судебная реформа должна быть принята как можно скорее, 23 мая на странице в Facebook первого замглавы Комитета Верховной Рады по вопросам правовой политики и правосудия Леонида Емца появилась запись о том, что в Комитете до поздней ночи шла работа над новым проектом. И уже 27 мая в здании Администрации Президента состоялось заседание Совета по вопросам судебной реформы, по итогам которого и был утвержден проект новой редакции Закона.

Юридическое и, конечно, судейское сообщество всполошилось – о новом проекте было известно немногим. Даже руководство Верховного Суда и Высшего хозяйственного суда Украины получило текст (без «Переходных положений») лишь незадолго до заседания Совета, 23 и 25 мая соответственно, потому что к этим числам новый проект как раз и доработали. Такая спешка была связана с поставленной руководством страны задачей принять изменения в Конституцию как можно скорее. Сам закон, который нарекли «имплементационным», не мог содержать положения, которые расходились бы с Основным Законом, как это было в законопроекте №4180.

Однако расхождения наблюдались в позициях политических сил. В частности, свои замечания к проекту были у фракций «Народный фронт», «Самопомощь», «Батькивщина» и др. Например, Реанимационный пакет реформ (РПР), близкий к фракции «Самопомощь», озвучил позицию, что законопроект №4734 не соответствует ожиданиям общества о проведении полноценной судебной реформы, обновлении судейского корпуса и обеспечении независимости судей. В частности, РПР не устраивало, что председатели судов и их заместители, согласно проекту, смогут еще 6 лет оставаться на своих должностях, а Президент при этом выписывает руководству судов удостоверения; что выводы Общественного совета добросовестности не будут иметь решающего значения для квалификационного оценивания судей по критерию добросовестности; что состав ВККС расширяется, но не за счет представителей общественности; что законопроект хотя и предусматривает создание Высшего антикоррупционного суда как суда первой инстанции, но откладывает это на неопределенное время; что статус этого суда не содержит дополнительных гарантий независимости (особый порядок отбора, повышенные зарплаты, свой бюджет и т. п.). Также, как отмечали в РПР, если не будут своевременно подготовлены и внесены изменения в закон о Высшем совете юстиции, в случае вступления в силу изменений в Конституцию и нового закона о судоустройстве судью нельзя будет привлечь к дисциплинарной ответственности, в т. ч. уволить. Обращали в РПР внимание и на отсутствие имплементационных законов, регулирующих вопросы адвокатуры, доступа к юридической профессии, конкурсного отбора Генерального прокурора и судей Конституционного Суда, изменение полномочий КСУ, в частности процедуры рассмотрения конституционных жалоб. И хотя замечания о том, чтобы доступ к должностям в апелляционных судах имели не только судьи с судейским стажем от 5 лет, чтобы был введен конкурс для судей-«пятилеток», чтобы было исключено ограничение относительно права на видеозапись открытого судебного заседания в новом проекте в итоге учли, в целом он не устроил «Самопомощь» («за» проголосовали лишь 2 члена фракции из 26), которая предлагала принять документ за основу с доработкой ко второму чтению.

Отметим, что за принятие проекта за основу и в целом проголосовал 281 депутат. Практически полную поддержку проект получил у «Блока Петра Порошенко» (несколько человек воздержались, а против проголосовал Виктор Пинзеник, который выступил категорически против повышения заработных плат судей – по его мнению, в бюджете на это нет средств), «Народного фронта» (воздержался только нардеп Виктор Романюк) и группы «Партия «Видродження» (все 23 ее члена проголосовали за). В принципе, это уже составляло 229 голосов при 225 необходимых. Поддержала проект и группа «Воля народу», частично – «Батькивщина» и внефракционные депутаты. Из «Оппозиционного блока» за проголосовал только Вадим Рабинович.

Отметим, что 31 мая телеканал «Право ТВ» поинтересовался у народных депутатов, успели ли они и насколько хорошо ознакомиться с текстом столь важного для страны документа. Как оказалось, многие депутаты не только не наработали правки по результатам ознакомления с законопроектом, но даже не были знакомы с его текстом.

Отдельная история сложилась с рассмотрением законопроекта Комитетом по вопросам правовой политики и правосудия. Так, заседание Комитета было назначено на 14.15 1 июня в здании комитетов на ул. Садовой. Однако депутаты, не уведомляя никого, в т. ч. прессу, решили собраться раньше, в 12.00 «под куполом» в конференц-зале (отметим, что такая практика не редкость, и в «непленарные» дни на заседания Комитета попасть невозможно, так как допуск СМИ в здание ВР ограничен). Но в назначенное время Комитет так и не смог приступить к рассмотрению внесенного Президентом законопроекта из-за отсутствия кворума. В частности, на заседании отсутствовал Л. Емец (фракция «Народный фронт»), требованием которого было принять закон сразу в целом. В то же время, в проекте решения Комитета по данному проекту от 1 июня, оказавшемся в распоряжении «Судебно-юридической газеты», значилось лишь «принять за основу», а не за «основу и в целом».

Предположение, что такой способ принятия проекта был предметом политического торга, впоследствии подтвердил народный депутат из БПП Алексей Гончаренко: «Требование фракции «Народный фронт» заключалось в том, чтобы закон был принят в целом. Так они видели изменения в части судопроизводства. И мы пошли на эти условия, потому что чрезвычайно важно было собрать голоса на Конституцию». Как отмечает парламентарий, такое решение – не проблема, ведь внести изменения в закон можно и после его принятия. Правда, с учетом количества разногласий в ходе принятия базового закона такая перспектива представляется туманной.

Реакция судебной власти

Судебная власть в этот раз решила не молчать. Достаточно оперативно, на 1 июня для обсуждения нового законопроекта был созван Пленум Верховного Суда Украины, а также назначено заседание Совета судей Украины (которое впоследствии было перенесено на раннее утро 2 июня из-за отсутствия кворума).

Ознакомившись с текстом президентского законопроекта, судьи ВСУ раскритиковали большее количество его положений. Они, в частности, отметили, что поддерживают переход к трехзвенной судебной системе, однако, как отметил председатель Верховного Суда Ярослав Романюк, по сути, речь идет о создании под крышей одного суда сразу нескольких больших судов со своими председателями, аппаратом и широкими полномочиями, что может негативно сказаться на доступе к правосудию. Вызвали замечания и идеи о прохождении конкурса действующими судьями ВСУ, предоставлении возможности работать в Суде ученым и адвокатам и лишении отдельных полномочий Совета судей.

«В законопроекте содержится недопустимо большое количество бланкетных норм. Такой подход не защищает от кардинального изменения основополагающих принципов даже во время действия уже измененного закона. Так, в проекте предусмотрены положения, практическая реализация которых может привести к нарушению конституционного постулата о разделении властей в Украине, в частности, к усилению влияния законодательной и исполнительной власти на судебную. Кроме того, создаются угрозы для независимости судебной власти и судей, опасность остановки в Украине кассационного пересмотра судебных решений. 6-месячный срок реорганизации судов кассационной инстанции и Верховного Суда Украины приведет к значительному накоплению дел, и как следствие – к нарушению обеспечения конституционного права граждан на судебную защиту и своевременное рассмотрение дела независимым, беспристрастным судом.

Предложенная в законопроекте модель нового Верховного Суда, состоящего из 2 уровней и фактически 4 автономных судов, для формирования которого необходима реорганизация кассационной инстанции в целом, прогнозируемо приведет к трудностям в обеспечении организационного единства высшей судебной инстанции, будет порождать внутренние противоречия, расслоение, несогласованность правовых подходов и, очевидно, ослаблять наивысший судебный орган страны. Это негативно скажется на деятельности всей судебной системы Украины и будет способствовать ограничению права на судебную защиту… Кроме того, предусмотренная п. 11 «Переходных и заключительных положений» законопроекта норма, согласно которой Верховный Суд начинает работу при условии назначения не менее 65 судей по результатам конкурса, проведенного в соответствии с законом, очевидно, приведет к блокированию работы кассационной инстанции и значительному количеству нерассмотренных дел. Так, даже с началом работы реорганизованного Верховного Суда, который будет насчитывать 65 судей, необходимо будет осуществлять рассмотрение дел в том объеме, который сейчас рассматривается тремя высшими специализированными судами и ВСУ», – отмечается в заключении Пленума.

«Мне кажется, у нас может появиться реальная возможность обратиться в Конституционный Суд, чтобы проверить закон на соответствие Конституции. А судьи отдельно потом могут обращаться в Европейский суд по правам человека», – подытожил Я. Романюк.

В последний момент

День 2 июня обещал быть крайне насыщенным. С самого утра состоялось заседание Совета судей. Как отметила его председатель Валентина Симоненко, «у судей есть несколько существенных замечаний к законопроекту». В целом в своем обращении к Верховной Раде ССУ одобрил принятие закона, отметив, что недостатки проекта можно будет откорректировать в процессе внедрения нового закона. «Есть вопросы к процедуре отбора адвокатов и ученых по конкурсу в апелляционные суды. Апелляционные суды – это суды факта, а не права, в отличие от Верховного Суда. Не исключено, что теперь может ухудшиться качество правосудия. Есть вопросы и к тому, что судей-«пятилеток» после окончания полномочий ждут оценивание и конкурс. Конкурс и оценивание им нужно будет проходить, если они захотят работать судьями. К тому же, полномочия у таких судей заканчиваются в разное время. Возникает вопрос, с кем таким судьям придется конкурировать», – подчеркнула председатель Совета судей.

В то же время, с 9.00 уже кипела активная работа в Комитете по вопросам правовой политики и правосудия (хотя прессу туда долго не пропускали). На заседании присутствовали заместитель главы Администрации Президента Алексей Филатов, министр юстиции Павел Петренко и заместитель Генерального прокурора Дмитрий СторожукПришли и представители судейского сообщества, чтобы озвучить свои замечания к законопроекту – В. Симоненко, Я. Романюк и глава Государственной судебной администрации Зеновий Холоднюк.

Свои правки к проекту представил народный депутат Игорь Алексеев (бывший помощник П. Петренко, а затем его заместитель). В частности, было предложено: 1) исключить норму, которая предусматривала, что суд при наличии соответствующих возражений участника судебного процесса может запретить фотосьемку, видеозапись такого участника; 2) предусмотреть, что судьей сможет стать не только лицо, которое, согласно предыдущему тексту проекта, имело стаж работы судьей не меньше 5 лет, но и лица, которые имеют стаж научной деятельности, адвокаты или те, у кого есть общий стаж научной деятельности и работы судьей/адвокатом; 3) определить, что апелляционные суды в соответствующих апелляционных округах должны быть созданы и начать осуществлять правосудие не позднее трех лет со дня вступления в силу нового закона.

И что немаловажно, п. 17 «Переходных положений» предлагалось изложить в следующей редакции: «Полномочия судей, назначенных на должность сроком на 5 лет до вступления в силу настоящего Закона, прекращаются с окончанием срока, на который они были назначены. Судьи, полномочия которых прекратились в связи с истечением этого срока, могут быть назначены на должность судьи по результатам конкурса, который проводится в порядке, определенном данным Законом». Это означало, что судьям-«пятилеткам», даже прошедшим квалификационное оценивание, придется идти на конкурс. Эти предложения активно поддержал П. Петренко. А А. Филатов отметил, что вопрос о том, необходимо ли проводить конкурс, если они сейчас проходят квалификационное оценивание, он оставил на усмотрение членов Комитета.

В. Симоненко и Я. Романюк озвучили свои замечания относительно необходимости проходить конкурс судьями-«пятилетками». В частности, Я. Романюк отметил, что такие судьи уже, по сути, прошли конкурс при отборе ВККС при активном содействии международных партнеров. Что касается правки относительно доступа в судьи апелляционных судов ученых и адвокатов, глава ВСУ оценил такую новацию негативно и подчеркнул необходимость наличия судейского стажа.

В свою очередь, председатель ГСА отметил, что судье, который прошел процедуру оценивания, уже в этом году придется выплачивать указанные в законе немалые суммы, а таких средств в бюджете на 2016 г. нет. В связи с этим он предложил, чтобы статья о новых размерах судейского вознаграждения вступила в силу с 1 января 2017 г.Как отметил председатель Комитета Руслан Князевич, «необходимо будет внести изменения в закон после его вступления в силу в части согласования бюджетных предложений вместе с Государственной судебной администрацией. Как только ГСА обратится в Комитет, мы будем инициировать определенные предложения перед Верховной Радой».

Фактически не дали выступить судье Киевского окружного административного суда Валерию Журавлю, документы на бессрочное избрание которого сейчас находятся в Верховной Раде. Впрочем, как подчеркнул Р. Князевич, «дело в том, что я озвучил позицию, которой мы достигли путем долгой дискуссии: если мы принимаем предложение о конкурсе для судей-«пятилеток», то только при условии, что парламент возьмет на себя обязанность принять решение относительно тех судей, которые уже третий год находятся на рассмотрении парламента. Мы решили на следующем заседании буквально начать работу с этого вопроса». Эти слова подтвердил и Л. Емец. Однако, по некоторым данным, в действительности этот вопрос будет решаться в парламенте 16 июня.

В целом обсуждение законопроекта заняло около 40 минут. По истечению еще 20 минут законопроект внесли на рассмотрение парламента. «Судья будет приравнен к обычным гражданам», – подытожил свое представление законопроекта в Верховной Раде А. Филатов. И уже в 12.00 законопроект был поставлен спикером на голосование.

Новый закон – новые риски

Еще одним немаловажным моментом стало принятие в тот же день пакета законопроектов, обеспечивающих реформу исполнительной службы (подробнее – на стр. 10–11).Ими, в частности, вводится институт частных исполнителей, которым предоставлено право беспрепятственно входить на земельные участки, в помещения, хранилища, другие владения должника-юридического лица, проводить их осмотр, принудительно открывать и опечатывать их. Более того, при подготовке ко второму чтению была исключена норма о том, что исполнитель должен обращаться с представлением о принудительном проникновении в жилье или другое владение должника-физического или третьего лица, у которого находится имущество должника, именно в суд, выдавший исполнительный документ. С учетом того, что теперь в судьи открыт доступ практикующим адвокатам, возникает вопрос: не родится ли на свет новая коррупционная схема? Ведь бывшие коллеги по адвокатскому бюро или юридической фирме запросто могут «делегировать» на судейскую должность одного из «своих» и при успешном прохождении отбора заняться бизнесом по методу «принял-исполнил».

Доступ представителей адвокатуры в суды в целом нельзя назвать минусом, но лишь при условии, что в судебную систему пройдут высокоморальные адвокаты, а не те, кто всю свою карьеру имел целью побольше заработать на своих клиентах (а таких немало). На этом этапе, наверное, будет важна работа Общественного совета добросовестности.

Какими будут последствия судебной реформы? Возможно, она вызовет массовый отток кадров (многие судьи уже написали заявления об отставке, а часть «пятилеток», очевидно, не захотят участвовать в конкурсе), иски в суды и даже обращение Пленума ВСУ к Конституционному Суду... Впрочем, это все имеет значение лишь отчасти. Ведь законы, принятые 2 июня – это далеко не вся судебная реформа. Не менее важные вопросы о том, как будут рассматриваться дела, каковы будут полномочия судов, подсудность дел, а также принципиальный для обращающихся в суды граждан вопрос, сможет ли суд, в случае, если ему подан неподсудный ему иск, направить его в нужный суд сам, будут решены в изменениях в процессуальные кодексы, которые сейчас готовятся к принятию.


Комментарии ЭКСКЛЮЗИВ

Павел Петренко, министр юстиции

– Изменения в Конституцию в части правосудия и имплементационное законодательство готовились на базе Конституционной комиссии и Совета по вопросам правой реформы. Было привлечено большое количество экспертов и специалистов, которые предоставили свои предложения. В разработке изменений в законодательство участвовали представители Администрации Президента, парламентских фракций, а также общественности. Внесло свою лепту и Министерство юстиции. Многие наши предложения, такие как упрощение судебной системы, деполитизация судебной власти, обновление судейского корпуса посредством конкурсов, были учтены.

Изменения в Закон «О судоустройстве и статусе судей» предусматривают новации по множеству аспектов. Например, могут быть созданы антикоррупционные суды, которые будут заниматься только коррупционными правонарушениями. Но главное – это упрощение доступа граждан к правосудию. Мы переходим от четырехзвенной к трехзвенной системе правосудия. Это необходимо сделать, поскольку часто на то, чтобы добиться правды в разных судах, уходит много времени. Более того, часто высшие суды по схожим делам принимают противоположные решения. Это приводит к тому, что люди теряют право на защиту. Что касается конкурса, то нужно понимать, что без прохождения публичного, открытого отбора судей восстановление доверия к судебной власти невозможно. В конкурсах смогут принимать участие как профессиональные судьи, так и представители других юридических специальностей. Что касается необходимости прохождения конкурса судьями-«пятилетками», которые были назначены еще до того, как В. Янукович стал президентом, то в этом нет ничего страшного. Профессионалы не должны бояться конкурсов. В перспективе мы должны добиться того, чтобы люди называли судью с гордостью: «Ваша честь».

Богдан Львов, председатель Высшего хозяйственного суда Украины

– О существовании проекта изменений в Закон «О судоустройстве и статусе судей» я узнал только 25–26 мая. Думаю, ускоренная разработка законопроекта связана с изменениями в Конституцию и какими-то политическими договоренностями. То, что судьи были фактически устранены от подготовки предложенных изменений, не удивляет. Было бы удивительно, если бы на судей ориентировались в процессе реформирования судебной системы. Но я думаю, здесь у судей нет обиды. Просто сейчас во главу угла поставлены изменения в Конституцию. Шел поиск компромисса для того, чтобы найти необходимые для голосования 300 голосов.

Что касается предложенных изменений в закон, то в принципе, это будет работоспособная модель, но она не принесет каких-то кардинальных позитивных или негативных изменений. Предложение создать патентный и антикоррупционный суды вызывает определенные вопросы, поскольку непонятно, есть ли у нас такое количество таких дел, чтобы для этого понадобились целые суды. Впрочем, если общество решит, что такие суды должны быть, то пусть будут. Возможно, они просуществуют всего несколько лет, а возможно, станут устоявшимися. Есть определенные вопросы и по конкурсам, в т. ч. в новый Верховный Суд – их процедура пока неясна. Главная проблема тут в том, что за судьями, которые ничем себя не опорочили, должно оставаться право на работу. Это право нельзя забирать у судей по чьей-то прихоти. Когда говорят, что всех судей нужно уволить, возникает вопрос: зачем это делать? Негодяев, безусловно, нужно уволить, но действовать по принципу «Всех уволить, а уже потом разбираться» недопустимо. Ведь сам факт увольнения невиновного уже означает наказание невиновного, невзирая на предложенный потом конкурс.

Тарас Андрейчук, судья Оболонского райсуда Киева

– Я согласен с тем, что реформы в сфере правосудия назрели. Судебная система, по сути, отражает все проблемы, существующие в обществе. Изменения в Конституцию в части правосудия тоже нужны. Но эти изменения должны быть взвешенными. Предложение уволить судей, у которых закончился 5-летний срок, на который они были назначены, я считаю неоправданным. Документы таких судей, уже прошедших квалификационное оценивание, должны через Высший совет правосудия быть поданы на подпись Президенту. Судьи, которые получили рекомендации на избрание бессрочно еще раньше, могут быть избраны после квалификационного оценивания. Большинство судей-«пятилеток» назначены по конкурсным отборам. А если их уволить, государство не сможет за такой срок заполнить большое количество вакансий в судах. Сейчас в судебной системе наблюдается большой дефицит кадров. Я успешно прошел первичное квалификационное оценивание, и если будет принято решение, что мне еще надо будет проходить конкурс, то я для себя решил, что участия в новом отборе принимать не буду, т. е. не буду продолжать карьеру судьи.

Олег Березюк, народный депутат

– Главная проблема судебной реформы заключается в том, что благими делами прикрываются дела плохие. Президент, по сути, сохраняет контроль над судьями. Появится монополия адвокатуры, хотя наше общество небогато, и многие люди не смогут оплатить услуги адвокатов. Когда проводилась реформа прокуратуры, тоже давалось много обещаний, но результат, как видим, не впечатляет. Система стала только крепче. Есть много возможностей провести реформы и без изменений в Конституцию, но для этого нужны политическая воля и независимость от интересов олигархов. С Конституцией нельзя играться.

Дмитрий Добродомов, народный депутат

– Есть определенная угроза, что судьям удастся избежать конкурса, поскольку есть оговорка, что они могут его не проходить в неких случаях, предусмотренных законодательством. До сих пор непонятно, то это за случаи. Голосование за законопроект сразу за основу и в целом было требованием многих народных депутатов. Это было необходимо сделать именно так, потому что не было уверенности, что после изменений в Конституцию в части правосудия законопроект «О судоустройстве и статусе судей» во втором чтении будет проголосован так, как этого требовали ряд народных депутатов. Уже не раз были манипуляции, когда после первого чтения законопроекты надолго зависали в стенах парламента. С точки зрения регламента процедура голосования была не совсем правильной, но поскольку существовала угроза серьезных манипуляций с законопроектом со стороны власти, видимо, по-другому было нельзя. Что касается создания антикоррупционных судов, то они однозначно должны быть созданы.

Юрий Деревянко, народный депутат

– Я воздержался при голосовании за внесение изменений в Конституцию. Мы поддерживаем судебную реформу, но сейчас речь идет о политических договоренностях, когда некоторые депутаты поддержали изменения только потому, что им было что-то обещано взамен, например, отказ от уголовного и судебного преследования. Кроме того, непонятно, почему после принятия законопроекта Президент должен еще два года иметь право на ликвидацию и создание судов. Это могли бы уже в скором времени делать Высший совет правосудия и Верховная Рада. Римский статут будет ратифицирован Украиной фактически только через три года. Также считаю, что адвокатская монополия неуместна, и в целом предложенные изменения сужают права граждан. Мне кажется, Президент просто движется к узурпации власти. В новейшей истории Украины власти постоянно пытаются формировать судебную систему под себя. Это не говоря уже о грубых нарушениях регламента, допущенных при голосовании. Согласно регламенту, если в законопроекте более 100 статей, его нельзя принимать сразу за основу и в целом. В будущем такие нарушения могут привести к процессу в Конституционном Суде и признанию принятых изменений неконституционным. Уже был случай, когда изменения в Конституцию были приняты с нарушением регламента, и КСУ эти изменения признал несоответствующими Конституции. Кстати, если судебная реформа вдруг окажется неудачной, что делать потом? Проводить новую судебную реформу? У нас сейчас был шанс перезагрузить судебную систему, а теперь придется ждать еще лет 10.

Леонид Емец, первый зампредседателя Комитета ВР по вопросам правовой политики и правосудия

– Было решено, что судьи-«пятилетки» все идут на конкурс, а не на первичное оценивание. На общих условиях с другими юристами они могут принять в нем участие, пользуясь полученным опытом работы. В этом плане они имеют превосходство над теми участниками конкурса, кто никогда не работал судьей. Если судья квалифицированный, он не должен бояться конкурса. Что касается тех судей-«пятилеток», рекомендации на которых уже есть в парламенте, к ним будет применена другая процедура. Парламент вместе с ВККС и общественностью проведет тщательную проверку каждого такого судьи и отсеет всех, кто дискредитировал себя. Я считаю, что обязанность парламента состоит в увольнении таких судей. А есть еще и судьи из зоны АТО, которые оставили свои дома и выехали в Украину с неконтролируемой ею территории – считаю, что таким судьям надо дать право работать дальше.

По поводу того, какой будет система антикоррупционных судов, ведется дискуссия. Есть предложение создать конкурсную комиссию для отбора судей в этот суд из представителей посольств США и Канады. Я эту идею поддерживаю. Выглядит она, возможно, дико, но у нас сейчас такая ситуация, что нужны люди, которые должны вызывать доверие. Мы можем стыдливо спрятать глаза и попросить. Есть и другой вариант: пригласить судей в эти суды из-за границы. Но вопрос в том, кто к нам поедет, кто и сколько будет им платить, и будут ли они действительно профессионалами.

Что касается претензий по поводу нарушения регламента, то наша позиция состояла в том, что и изменения в Конституцию в части правосудия, и новая редакция Закона «О судоустройстве и статусе судей» должны были голосоваться в один день. Слишком много противников радикальных перемен в судебной системе. Утром 2 июня состоялось заседание Комитета по вопросам правовой политики и правосудия, если кто-то хотел внести какие-либо изменения, он мог прийти на заседание и сделать это.

Лариса Гольник, судья Октябрьского районного суда Полтавы

– В законах можно написать много чего, но если их не придерживаться, работать они не будут. И сейчас судьи в принятии судебных решений независимы, но, тем не менее, существует определенное административное давление. Я заявила и задокументировала преступление (речь идет о заявлении Л. Гольник о давлении со стороны мэра Полтавы Александра Мамая по делу об административном правонарушении – прим. ред.), но теперь ощущаю давление на себя в своем же суде. Это проявляется даже в мелочах. В судейской среде никто не хочет проблем.

Судейское самоуправление существует на бумаге. У себя в суде я поддержки не нашла. В Совете судей знают о моей ситуации, но какой-то поддержки мне оказано тоже не было. Я на себе ощутила, насколько наши суды не приспособлены для граждан. Даже на элементарном уровне – например, невозможно получить какую-то информацию, к гражданам в судах относятся без должного внимания. В законах можно прописать много чего, но если не изменить отношение судей, работников аппарата к людям и своему делу, ничего не изменится. Когда говорят о коррупции в судах, административном давлении, нельзя сказать, что это тотальные явления, но они довольно распространены. Но есть и много честных судей. Все зависит от самих людей – если я хочу быть независимой, на меня никто не может надавить.

Валентина Симоненко, председатель Совета судей Украины, судья ВСУ

– На заседании Совета судей мы в целом поддержали предложенные изменения в Закон «О судоустройстве и статусе судей», но некоторые нормы нам кажутся сомнительными. Например, вызывает сомнение необходимость набора в апелляционные суды юристов, ранее не работавших судьями. Апелляционные суды – это суды факта, в них должны работать судьи, имеющие опыт осуществления правосудия. Если лицам, не работавшим судьями, дадут право работать в апелляционной инстанции, это может сказаться на качестве правосудия. Также спорным является положение о том, что судьи-«пятилетки», в т. ч. те, на кого уже есть рекомендации, должны участвовать в конкурсе. Неясны пока и сами условия таких конкурсов.

Что касается предложения создать единый Верховный Суд, то в целом принципиально ничего не изменится, кроме процедуры отбора судей в этот суд и уменьшения общего количества судей в нем. В перспективе, без изменений процессуального законодательства и ограничения права на кассационное обжалование, нагрузка на судей этого суда вырастет, и рассматривать все дела в срок в таком случае станет невозможно. Мы возражаем и против сужения полномочий Совета судей и вообще субъектов судейского самоуправления.

Ярослав Романюк, председатель Верховного Суда Украины

– Существующая сейчас в Украине система судоустройства была создана искусственно, она не является достаточно эффективной. Мы поддерживаем переход к трехзвенной судебной системе, однако простой ликвидацией высших специализированных судов перейти к качественной трехзвенной системе сложно. Эти суды обеспечивают рассмотрение около 180 тыс. дел в год, в них работают сотни людей. Предполагается, что новый Верховный Суд будет состоять из 4 кассационных судов и Большой палаты. Мы предлагаем создать в Верховном Суде не 4 кассационные инстанции, а 3 подразделения: по рассмотрению административных споров, по рассмотрению уголовных споров и споров об административных правонарушениях и по рассмотрению гражданских дел. В их составе можно было бы создать соответствующие коллегии, которые специализировались бы на рассмотрении конкретных категорий дел: на корпоративных спорах, спорах по вопросам интеллектуальной собственности, банкротствах и т. д. Предложенный законодателем вариант предполагает широкую автономию судов, вошедших в состав Верховного Суда. В частности, их судьи смогут выбирать свое руководство, у них будет свой аппарат, а председатели этих судов будут иметь широкие представительские функции. По сути, это будут автономные юридические лица, т. е. в Верховном Суде будет сразу 4 суда. Такая организация приведет к внутренним противоречиям, отсутствию единой практики в рассмотрении дел и трудностям управления таким Судом.

Если внимательно посмотреть на предложенные изменения, можно прийти к выводу, что речь идет лишь о реорганизации Верховного Суда Украины в Верховный Суд. Поэтому те 35 судей, которые сейчас работают в ВСУ, должны продолжать работать, а судьи других судов, желающие стать судьями нового Верховного Суда, должны отбираться по конкурсу. Вызывает сомнение и необходимость отбора в Верховный Суд юристов, ранее не работавших судьями – адвокатов и ученых с соответствующим стажем работы в сфере права. Без должного опыта рассмотрения судебных дел такая практика может привести к снижению качества работы суда. К тому же, непонятно, почему право работать в Верховном Суде предоставлено только адвокатам и ученым, а не сотрудникам прокуратуры или другим специалистам в сфере права. Мне кажется, если законодатель не прислушается к нашим замечаниям, у нас будет реальная возможность обратиться по поводу конституционности принятого закона в КСУ, а судьи, которые лишатся возможности продолжать работу в Верховном Суде, смогут обратиться в ЕСПЧ. Тем более, что уже есть пример, когда ЕСПЧ становился на сторону заявителя – это решение «Бака против Венгрии» 2014 г.

Сергей Козьяков, председатель Высшей квалификационной комиссии судей

– По моему мнению, законом вносятся позитивные изменения. Во-первых, практически пропадает политическое влияние на судебную систему и судей со стороны Верховной Рады и Президента. Это означает, что судьи станут более независимыми. Я в это верю. Будет создан новый Верховный Суд, в котором будут работать до 200 судей. В этот суд могут уже претендовать не только судьи, но и адвокаты, которые должны будут иметь опыт представительства интересов клиентов в судах не меньше 10 лет, а также ученые и юристы, которые также имеют опыт работы не менее 10 лет. Это расширит базу для судейского корпуса.

Мы сделаем конкурс в Верховный Суд национальным проектом. Давайте всех претендентов обсудим публично, прозрачно, и я уверен, что по конкурсу пройдут лучшие. Когда Верховный Суд будет создан в таком количественном составе, когда там будут работать только лучшие судьи, он получит реальные полномочия, как это принято в Европейском Союзе. Тогда очень быстро вся судебная система подстроится под Верховный Суд, и я уверен, что за год-два у нас будет другая страна.

Зеновий Холоднюк, председатель Государственной судебной администрации

– По моему мнению, предлагаемые изменения прогрессивные, своевременные и правильные. Я как должностное лицо, которое отвечает за организационное и финансовое обеспечение, всегда настаивал, что самая высокооплачиваемая должность в стране должна быть у судьи. Судьям планируется постепенно начать увеличение должностных окладов: 15, 25 и 75 минимальных заработных плат с 1 января 2017 г. В 2016 г. никаких увеличений судейского вознаграждения, в т. ч. должностных окладов судей не предусматривается. Эта ситуация как раз отображена в законе, там поэтапно увеличивается должностной оклад судьи и, как следствие, его судейское вознаграждение. Насколько мне известно, больших противников этого положения нет. Ведь судья должен получать достойную заработную плату.


Мини-интервью

Накануне голосования за изменения в Конституцию в части правосудия и новую редакцию Закона «О судоустройстве и статусе судей» куратор судебной реформы, заместитель председателя Администрации Президента Алексей Филатов провел встречу с журналистами ряда изданий. Он рассказал о целях и задачах, которые стоят перед судебной реформой, а также о результатах, которые предстоит достигнуть. Основные тезисы беседы записал корреспондент «Судебно-юридической газеты».

Внезапное голосование

– Законопроект, предусматривающий изменения в Закон «О судоустройстве и статусе судей», появился неожиданно даже для членов Совета по вопросам судебной реформы. Некоторые из них узнали о нем только за несколько дней до внесения его в парламент. Большинство народных депутатов накануне голосования понятия не имели, за что им предстоит отдать голоса. С чем связана такая спешка?

– Не могу сказать, что предложенные законопроектом изменения являются такими уж новыми. Большая часть норм заимствована из законопроекта №4180, просто они были усовершенствованы (ранее этот законопроект раскритиковал Совет судей Украины, назвав его «дискриминационным» по отношению к судьям – прим. ред.). Проект этих положений рассматривался на заседании Совета по вопросам судебной реформы, но утверждены они там не были, была договоренность, что обсуждение продолжится. Что касается предложенных изменений по Верховному Суду, то идея трехзвенной системы у нас обсуждается достаточно давно.

Новый Верховный Суд

– Что будет с действующими судьями Верховного Суда Украины и высших специализированных судов, если они не смогут пройти конкурс на должности судей единого Верховного Суда?

– Если какое-то количество судей действующего состава Верховного Суда и высших специализированных судов не попадут по конкурсу в новый Верховный Суд, они не теряют статус и обеспечение и могут перевестись в какой-то другой суд. Если в суде, в котором они захотят работать, вакансий будет меньше, чем желающих их занять, будет проведен конкурс.

– А если судьи не захотят переводиться или участвовать в конкурсе?

– Если они не захотят участвовать в конкурсе или переводиться, то могут идти в отставку. Иначе их ждет увольнение в связи с ликвидацией суда. При этом не будет так, что судьи будут годами участвовать в конкурсах по всей стране, получать зарплату и не осуществлять правосудие. На каком-то этапе перед судьей будет поставлен вопрос: или он куда-то переводится, или увольняется. Этот вопрос будет решать уже Высшая квалификационная комиссия судей.

– Как изменится пожизненное содержание судей нового Верховного Суда?

– Они будут получать его по новым правилам. Если проработают по ним как минимум три года и уйдут в отставку, будут получать новое пожизненное содержание. Но если судья победит в конкурсе и продолжит работу в новом Верховном Суде, но через полгода решит уволиться, пожизненное содержание он получит по старым правилам.

– Когда новый Верховный Суд начнет работу?

– Для этого установлен полугодичный срок. За это время должен быть проведен конкурс. Думаю, ВККС сможет решить эту задачу. Для подготовки к конкурсу и его проведения у Комиссии будет 9 месяцев. Весной 2017 г. у нас уже может заработать новый Верховный Суд.

– Сколько судей необходимо отобрать по конкурсу?

– Как минимум, 65.

– Предполагается, что у судей Верховного Суда значительно повысится уровень вознаграждения.

– Да. Впрочем, я уверен, что финансовая мотивация – далеко не главная. Все теории управления говорят, что повышение зарплаты мотивирует человека только первые 3–4 месяца, а дальше он начинает воспринимать это как должное. Увеличение дохода – не панацея. У любого человека есть и такие потребности, как социальная реализация и комфорт в жизни. Как мне кажется, высокая зарплата у судьи Верховного Суда – это минимальная гарантия того, что мы будем иметь качественное правосудие. В Верховном Суде должно быть только качественное правосудие: должно быть обеспечено единство судебной практики, должны отменяться незаконные решения судов первой и апелляционной инстанций. Повышение вознаграждения даст определенную долю уверенности, что Верховный Суд сможет навести порядок в судебной практике. Впрочем, по этому поводу нам еще предстоят серьезные консультации с Министерством финансов.

– Когда новый Верховный Суд станет реальностью, не получится ли так, что он будет завален делами бывших самостоятельных кассационных инстанций и не сможет рассматривать их в сроки?

– Меня этот момент тоже беспокоит, но поскольку специализированные палаты суда сохранятся, есть надежда, что коллапс не случится. Нужно будет пережить первый сложный период. Изменения в процессуальном законодательстве позволят получить разумное количество кассационных жалоб. Мы надеемся, что если параллельно с этим пойдет улучшение правоприменительной практики в апелляционной инстанции, это станет основным фактором снижения количества кассационных жалоб.

Первичное оценивание в новых условиях

– Сейчас проходят первичное оценивание судьи апелляционных судов. Не придется ли им дополнительно проходить еще и обязательный конкурс в свои же суды?

– Если судьи этих судов захотят перевестись в Верховный Суд, они должны будут пройти конкурс. Если их суд будет ликвидирован, и они захотят перевестись в другой, но там на одну должность судьи будет больше, чем один претендент, они тоже будут проходить конкурс. Если же судьи апелляционных судов успешно прошли оценивание и подтвердили свое соответствие занимаемой должности в суде, в котором они сейчас работают, повторно заставлять их подтверждать свою квалификацию и проходить конкурс никто не будет.

– Вырастут ли размеры вознаграждения судей после прохождения оценивания?

– После того, как судьи успешно пройдут оценивание, они получат определенный бонус за его успешное прохождение. Мы стараемся приблизиться к справедливой оценке работы судьи.

– Почему решено внедрить именно конкурсную процедуру?

– Конкурс – это оптимальная форма отбора, иначе никакого доверия к судебной власти не будет.

Новая организация судов

– Предполагается вместо существующих сейчас судов создать окружные. Для чего это нужно?

– Сейчас есть местные суды, в которых работают по 2–3 судьи, а в некоторых вообще не осталось судей с полномочиями. Стоит задача укрупнения судов. Более того, в перспективе ожидается проведение административно-территориальной реформы, и какое будет административное деление в будущем, сказать сложно. Поэтому в целях унификации предложено назвать все суды первой инстанции окружными: окружные административные суды, окружные хозяйственные суды, окружные суды общей юрисдикции. В дальнейшем, исходя из проведения административно-территориальной реформы, будет решаться вопрос, на какую административно-территориальную единицу будет распространяться юрисдикция того или иного суда. Было бы логично, что бы это была все же реорганизация судов, а не их ликвидация.

– Ждут ли какие-то изменения работников аппарата судов?

– Нельзя все вопросы решить одномоментно. Вопрос работников аппарата нужно решать, в т. ч. в рамках Закона «О государственной службе». Мы должны сделать первый шаг в отношении судей, а потом будем обсуждать проблему и работников аппарата.

Судьба судей-«пятилеток»

– Министр юстиции Павел Петренко заявил, что в рамках судебной реформы в парламент будет внесен законопроект, предусматривающий увольнение 1800 судей-«пятилеток», включая и тех, рекомендации на избрание которых бессрочно уже находятся в парламенте. По мнению министра, эти судьи дискредитировали себя назначением или работой во время президентства В. Януковича. Насколько это соответствует действительности?

– Мне кажется, было бы правильно, чтобы вопрос судей-«пятилеток» решался в Высшем совете правосудия после его создания. К тому же, не очень правильно подходить ко всем таким судьям с одной меркой. Не все они были назначены при В. Януковиче – некоторые стали судьями еще до того, как он стал президентом. Да и те, кто начал работать при В. Януковиче, не обязательно заслуживают увольнения. Считаю, должен быть индивидуальный подход к каждому судье.

Новые суды

– Что будет с предложением создать систему антикоррупционных судов?

– Настоятельное предложение создать такие суды поступило от некоторых общественных организаций. Но какой-то законченной концепции, которую можно было бы имплементировать в закон, пока нет. Мы остановились на том, что упоминание о таких судах в законе может быть, но дальше нужно рассматривать конкретную модель. Пока этой модели нет, и говорить о чем-то предметно преждевременно.

– В чем необходимость создания Высшего суда по вопросам интеллектуальной собственности?

– Необходимость создания судов по вопросам интеллектуальной собственности обсуждается давно. Есть успешно работающие модели таких судов в странах ЕС, например, в Германии, Испании. Мы пока определили минимальные требования к судьям таких судов. Дальше будем смотреть, когда и как логично перейти к этой системе. Если получится создать такой суд, удастся решить юрисдикционные споры между административными и хозяйственными судами. Споров, связанных с интеллектуальной собственностью, немного – где-то около 500 в год. Но такой суд нужен для того, чтобы обеспечить единство практики в этой сфере. Пока эти полтысячи споров разбросаны по всем судам первой инстанции, у нас ее не будет. Конечно, решение создать такой суд – не панацея от проблем, но логично, чтобы такой специальной правовой тематикой занималась специальная группа судей. Что касается доступности такого суда, то думаю, что проблемы здесь нет, ведь в современном мире переезды или поездки в столицу в суд – это нормально.

Проблемы юрисдикции и Совет судей

– Будет ли решена проблема, когда суды возвращают иски, потому что считают, что их рассмотрение не входит в сферу их юрисдикции?

– Эта проблема будет решаться в рамках изменений в процессуальном законодательстве.

– Предложено серьезно ограничить полномочия Совета судей Украины. Зачем это нужно?

– Были предложения вообще ликвидировать этот орган, поскольку будет создан Высший совет правосудия. Но пока было решено, что Совет судей должен остаться. Основной его задачей будет представление профессиональных интересов судейского корпуса, а также обеспечение его независимости. Совет судей призван регулировать внутреннюю жизнь судейского сообщества. Остальные функции будет выполнять Высший совет правосудия. Нужно отделить функции судейского самоуправления от функций государственного органа.

– Вы считаете, что риски проведения судебной реформы оправданы?

– Ни одна реформа не обходится без рисков. Сейчас ситуация в судебной системе не устраивает никого. Судей не устраивают невысокие зарплаты, общественное недоверие к судебной системе в целом, а общество недовольно, поскольку считает, что судебная система не выполняет свои функции эффективно. Государство положение в судебной системе тоже не устраивает, поскольку у общества возникают претензии и к самому государству. Это ненормально. Риски, конечно, есть, но если ничего не делать, дальше будет только хуже.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
З чого формується довіра до Феміди
Новости онлайн