Семейная тирания: есть ли выход?

06:12, 4 июля 2016
Газета: 25 (343)
Как отмечают работники социальных служб, связанных с проблемами семейного быта, прокуратура в случае поступления жалобы с радостью защитит не полицейского, а жалобщика...
Семейная тирания: есть ли выход?

Анна Шульгина,
«Судебно-юридическая газета»

О семейной тирании как социальной проблеме впервые заговорили благодаря женскому движению 70-х. В результате в США появилось наиболее продвинутое законодательство о защите жертв семейного насилия, вследствие которого страдают преимущественно женщины и дети. Украинское же законодательство в этой сфере не настолько совершенно, чтобы реально защитить женщину от мужа-тирана, самодура или алкоголика.

Согласно Закону Украины «О предупреждении насилия в семье», насилием являются любые умышленные действия физического, сексуального, психологического или экономического направления одного члена семьи по отношению к другому, если эти действия нарушают конституционные права и свободы члена семьи как человека и гражданина и наносят ему моральный ущерб, вред его физическому или психическому здоровью. Все обозначенные выше 4 вида насилия могут относиться как к женщине, так и к мужчине, но так уж исторически сложилось, что чаще агрессором выступает мужчина, а страдают женщины, дети, престарелые родители и другие родственники, которые проживают с ним.

В июне прошлого года представитель Фонда народонаселения ООН в Украине и Беларуси Нузхат Эсан сообщила, что согласно расчетам Фонда, в Украине от физического насилия страдают 4 млн женщин, а от сексуального – 1,8 млн. Безусловно, эти цифры нельзя считать на 100% достоверными, поскольку расчеты основывались на среднемировых показателях, которые были зарегистрированы органами власти или негосударственными организациями, в которые обращались жертвы, а это говорит только о том, что они занижены.

Закон для порядка или статистики?

Будет неправильно сказать, что в Украине нет законов или механизмов, защищающих от домашнего насилия, но проблема в том, что они, как и многие другие, не работают на практике. Украинский теперь уже полицейский по-прежнему не спешит на вызов по так называемому семейному дебошу, а если наряд все-таки приезжает, помочь, как сам он признается, ничем не может. К сожалению, практика показывает, что ныне сложилась просто анекдотическая ситуация: пока никто никого не убил, полиция не вмешивается.

Такие виды насилия, как экономическое и психологическое, в нашей стране в принципе ненаказуемы, и с ними жертва, можно сказать, остается один на один. На сегодняшний день было бы огромным прорывом, если бы реально заработали законодательные механизмы, защищающие жертву от первых двух видов насилия: физического и сексуального.

Как отмечают правозащитники, одна из самых сложных категорий дел в судебной практике связана с насилием в семье. Семейные конфликты могут лежать в двух плоскостях, и зависит это от тяжести содеянного. Если речь идет об уголовном преступлении, следователю, возможно, придется искать квалификационные признаки среди таких преступлений, как нанесение телесных повреждений, изнасилование и даже убийство. Если семейный конфликт остался в рамках административного законодательства, наказывается он в рамках ст. 173-2 КоАП «Совершение насилия в семье, невыполнение защитного предписания или непрохождение коррекционной программы», и прямо скажем, в этом случае наказание или бесполезное, или жертва получает его на двоих с тираном.

Так, норма предполагает, что за совершение насилия в семье, в частности применение физического насилия, которое не причинило физической боли и не повлекло телесных повреждений, угрозы, оскорбления или преследования, лишения жилья, еды, одежды, другого имущества или средств, на которые потерпевший имеет предусмотренное законом право, наказывается общественными работами на срок от 30 до 40 часов или административным арестом на срок до 7 суток. Те же действия, совершенные лицом, которое в течение года было подвергнуто административному взысканию за одно из вышеописанных нарушений, влекут за собой общественные работы на срок от 40 до 60 часов или административный арест на срок до 15 суток.

Как с сожалением отмечают юристы-практики, основная проблема нашего законодательства – отсутствие действенных механизмов, с помощью которых можно было бы вовремя остановить агрессора и тем самым не дать его действиям выйти за рамки того же КоАП и совершить уголовное преступление, за которым порой есть точка невозврата. Проще говоря, нет так называемой системы быстрого реагирования. Ведь все перечисленные выше санкции в рамках административного судопроизводства предусматривают достаточно длительную процедуру, поскольку и административный арест, и общественные работы нарушитель может получить только по решению суда. Кроме того, если до этого и доходит дело, отголоски такого наказания, как правило, ложатся на всю семью: наказанный может потерять работу или временно остаться без таковой, пока будет отбывать наказание, что отразится на материальном положении семьи. Это может привести его в еще большую ярость, и он будет продолжать тиранить семью.

Между тем, приехавшая по вызову о семейном скандале патрульная полиция может только в устной форме провести профилактическую беседу с дебоширом и в особо исключительном случае забрать его в отделение полиции для составления административного протокола. О том, какое воздействие окажет такая беседа на нетрезвого человека, не стоит даже говорить. А как показывает практика сегодняшнего дня, таких особых случаев, которые заставили бы полицейского хоть и временно, но все-таки в самый острый период изолировать, например, разбуянившегося мужа, чтобы избежать криминала, просто нет. Вернее, полицейский в 99 из 100 случаев не найдет такого основания по причине того, что оно отсутствует в законе... Вспоминается злая догма: «Нет тела – нет дела». Юристы отмечают, что закон не обязывает полицейского забрать дебошира, даже если он находится в нетрезвом состоянии или в состоянии агрессии, и тем самым оградить остальных, в т. ч. детей от скандала и даже драк. А ведь это порой единственный способ не допустить более трагические события.

Наше законодательство дошло до того пика лояльности и демократичности, когда бандиты, домашние тираны и иные антисоциальные элементы общества гораздо более защищены, нежели законопослушные граждане, констатируют правозащитники. «К сожалению, закон далек от совершенства, а действия полицейских на сегодняшний день этим законом очень ограничены», – прокомментировал ситуацию председатель общественного совета при МВД Владимир Мартыненко.

Вот и получается, что пока Украина строила демократическое правовое государство, авторитет силовых структур упал крайне низко, и ныне полицейский не в состоянии защитить ни себя, ни гражданина, нуждающегося в защите. Приезжая на тот или иной вызов, в т. ч. на семейный скандал, полицейский должен оставаться настолько лояльным и толерантным, чтобы завтра на его действия не пожаловался сам дебошир, но уже в прокуратуру. А самое плохое в этой ситуации, отмечают работники социальных служб, связанных с проблемами семейного быта, что та же прокуратура в случае поступления жалобы с радостью защитит не полицейского, а жалобщика. Прокуратуре тоже нужны показатели работы, а самый лучший показатель – уличить полицейского в противозаконных действиях и принять участие в так называемом процессе очищения рядов, поясняют практики. А что же делать жертве, которой порой становится не один человек, а вся семья?

Алгоритм действий

Как уже стало понятно из анализа украинского законодательства в области семейных проблем, решение семейных скандалов остается в руках самих же семей. Силовым органам, призванным защищать слабых, закон отвел ожидательную позицию. Поэтому, чтобы не дождаться несчастного случая, меры должны принимать именно те взрослые члены семьи, права которых нарушены в результате семейных разборок.

Отметим, что когда речь заходит о такой деликатной проблеме, как тирания в семье, в процесс ее решения вступают не только юристы, но и психологи, советы которых не менее важны. И первый совет от них: не бояться говорить о проблеме. Если один член семьи или вся семья страдает от домашней тирании, об этом надо ставить в известность и социальные, и правоохранительные органы.

Данный совет поддерживают и юристы, поскольку с юридической точки зрения такие заявления, сделанные не единожды, рассматриваются как рецидив, а именно этот факт может дать основания участковому или наряду полицейских, прибывших на семейный скандал, забрать дебошира в отделение для составления административного протокола. Наличие таких протоколов в дальнейшем может послужить началом административного процесса или, в зависимости от обстоятельств, основанием для принудительного лечения от алко- или наркозависимости, если таковое необходимо.

Нынешнее законодательство, как уже не раз отмечалось, разработано так, что фактически потерпевший должен доказать, что является таковым, а чтобы это сделать, он должен брать измором органы, в обязанность которых входит защитить и обезопасить. Поэтому жертве может пригодиться действующее поныне постановление Кабмина №616 от 26.04.2003 «О порядке рассмотрения заявлений и сообщений о совершении насилия в семье или реальной его угрозе». Как бы ни была утомлена жертва, стоит изучить этот документ – он поможет лучше понять, что и как должен делать участковый инспектор полиции.

Также юристы отмечают, что грань между административным правонарушением и уголовным преступлением весьма тонкая, а потерпевшие об этом порой забывают или вовсе не знают. Так, если в результате выяснения отношений кому-то из членов семьи были нанесены телесные повреждения, это уже попадает в рамки УК Украины. Тогда пострадавшие имеют право и, как особенно советуют психологи, должны писать заявление в полицию с целью открытия уголовного производства. И тут, по словам юристов, важно, независимо от того, напомнил ли об этом полицейский, снять побои. Это в дальнейшем даст возможность правильно квалифицировать преступление, а не закрыть дело. Как показывает статистика некоторых социальных служб, многие жертвы терпят побои годами, а это уже может быть квалифицировано УК как пытки.

И самое главное, как отмечают и юристы, и психологи – жертва должна иметь четкую позицию. Не секрет, что наряду с законодательной, есть и социальная проблема: нередко получается так, что потерпевшая сторона сегодня жалуется на обидчика, а завтра забирает жалобу. Это не только тормозит процесс наказания конкретного тирана, но и приводит те или иные службы к позиции не вмешиваться в семейные разборки, надеясь, что «сами разберутся».

Социальный аспект

С тем, что подобные семейные проблемы являются результатом нерешенных социальных проблем, согласны и юристы, и законодатели, и ученые. А это означает, что и решать их надо комплексно. Что касается украинского законодательства, отметим, что в нем чисто теоретически заложено начало такой комплексности, однако, опять-таки, практически законы не работают. Прежде всего, потому, что на их реализацию нужны деньги.

Например, стало известно, что правительство США с 1994 по 2000 гг. выделило для борьбы с насилием между интимными партнерами (intimate partner violence, IPV) $435,75 млн, а для борьбы с насилием в отношении престарелых членов семьи – $1,5 млрд только в 2000 г. Конкретные программы в этой области проводят 9 министерств США, среди которых министерства здравоохранения, образования, юстиции, обороны и др. Что же касается нашей страны, то та же упомянутая ст. 173-2 КоАП звучит как «Совершение насилия в семье, невыполнение защитного предписания или непрохождение коррекционной программы», но о каком предписании и тем более коррекционной программе идет речь, затрудняются ответить не только полицейский, но и сам законодатель. Кто и где проводит эти программы, проводятся ли они вообще, каков их результат, точно никто сказать не может, а ведь законодательно это заложено. А налаженная работа могла бы приносить результат.

Хочется отметить, что хоть и слабо, но в Украине работают социальные институты, призванные помогать жертвам домашнего насилия. Прежде всего, это так называемые социальные службы и разного рода общественные организации, которые оказывают посильную помощь и даже в самых трудных случаях предоставляют временное пристанище. Такие службы есть практически во всех городах, и при желании можно отыскать их и попросить помощи. Однако сами представители таких организаций с сожалением отмечают, что их усилий катастрофически не хватает, а о таком явлении, как семейное насилие, на государственном уровне говорят крайне мало. Хотя, как справедливо замечают те же социологи, крепкая и счастливая семья является основой крепкого государства, ведь только в такой семье могут вырасти социально здоровые украинцы.


Со вступлением в силу с 20 ноября 2012 г. нового УПК кардинально изменен порядок начала расследования уголовных правонарушений. Следователь, прокурор, получив заявление о совершенном уголовном преступлении, должны безотлагательно, но не позднее, чем в течение 24 часов внести соответствующие сведения в Единый реестр досудебных расследований и начать расследование. Законом четко определено, что отказ в принятии и регистрации заявления об уголовном правонарушении не допускается (ст. 214 УПК).


Нормативно-правовые акты, с которыми следует ознакомиться, если вы столкнулись с домашним насилием и тиранией:

  • постановление КМУ №616 от 26.04.2003 «Об утверждении Порядка рассмотрения заявлений и сообщений о совершении насилия в семье или реальной его угрозе»;
  • приказ «Об утверждении Инструкции о порядке взаимодействия управлений (отделов) по делам семьи, молодежи и спорта, служб по делам детей, центров социальных служб для семьи, детей и молодежи и соответствующих подразделений органов внутренних дел по вопросам осуществления мероприятий по предупреждению насилия в семье».

КОММЕНТАРИИ ЭКСКЛЮЗИВ

Иван Варченко, советник министра внутренних дел

– Если конфликт имеет признаки административного правонарушения, задача правоохранителей – принять все меры для того, чтобы остановить конфликт. Действия полицейских зависят от того, какой характер носит правонарушение. Если это просто словестный конфликт, полицейский проводит профилактическую беседу; если это драка, тем более с угрозой для жизни, полицейский принимает решение, как обезвредить нарушителя.

Безусловно, полицейский должен действовать в рамках действующего законодательства и применять только те меры, которые будут адекватны правонарушению. Например, нельзя забрать человека в отделение полиции из дому только за то, что он находится в нетрезвом состоянии – закон не ограничивает пребывание в нетрезвом состоянии в собственном доме. Задача полицейского – правильно оценить его действия в таком состоянии и принять соответствующие меры. Если человек в нетрезвом состоянии совершает преступление, это будет отягчающим обстоятельством.

Владимир Мартыненко, председатель общественного совета при МВД

– Полицейские при разборе семейных конфликтов действуют в рамках законодательства Украины. Превысить свои полномочия они не могут. Например, при вызове на семейный конфликт они должны принять все меры, чтобы его остановить, и находятся по месту вызова до тех пор, пока ситуация не будет урегулирована. Я согласен с тем, что законодательство несовершенное, но нарушать его полицейские не могут. Закон дает им определенный выбор механизмов для урегулирования семейных конфликтов, но и ограничивает их в действиях. Мы строим правовое государство, и полиция первая своим примером должна показывать, что нарушать закон нельзя. Нельзя обвинять полицию в том, что она не делает того, что закон запрещает.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Втручання суду в розподіл справ стане неможливим
Сегодня день рождения празднуют
  • Тарас Бисага
    Тарас Бисага
    судья Апелляционного суда Закарпатской области
  • Владимир Дикий
    Владимир Дикий
    председатель Носовского районного суда Черниговской области
  • Анна Крыжановская
    Анна Крыжановская
    судья Апелляционного суда Киева
  • Лариса Татарчук
    Лариса Татарчук
    заместитель председателя Бабушкинского районного суда Днепропетровска
Новости онлайн