Финансовая компания «Альта Капитал»: как американский опыт залога в уголовном производстве впервые адаптировали к Украине

14:26, 7 июня 2017
Газета: 9-10 (378-379)
Как просто получить залоговые суммы в Украине, рассказали директор ФК «Альта Капитал» Вадим Гордиевский и руководитель ее юридического направления Игорь Желтобрюх.
Финансовая компания «Альта Капитал»: как американский опыт залога в уголовном производстве впервые адаптировали к Украине

Использование альтернативных мер пресечения было одной из ключевых новаций УПК в свете требований, предъявляемых к Украине европейским сообществом. Напомним, наиболее «популярной» причиной удовлетворения Европейским судом по правам человека требований украинских заявителей остается нарушение Украиной разумных сроков и условий содержания лиц под стражей. В этом аспекте освобождение под залог является эффективным способом удержать подозреваемого от побега из-под следствия и вместе с тем не ограничивать его в правах. Однако часто украинские суды предписывают внести в качестве залога значительную сумму, которая не под силу даже обеспеченному человеку, а банковские учреждения в таких случаях обычно отказывают в быстром предоставлении средств.

Впрочем, не так давно в Украине появилась альтернатива услугам банков. Первопроходцем в этом направлении стала финансовая компания «Альта Капитал», среди услуг которой — предоставление средств на залог. Как возникла такая идея, откуда берутся залоговые суммы и возможно ли на равных соревноваться с обвинением, рассказали директор ФК «Альта Капитал» Вадим Гордиевский и руководитель ее юридического направления Игорь Желтобрюх.

«Мы используем практику, которая уже давно существует в развитых странах»

– Известно, что «Альта Капитал» предоставляет залоги за лиц, подозреваемых в уголовных правонарушениях. Насколько такая практика распространена в Украине и в мире, и в чем ее отличия?

Вадим Гордиевский: — Залог как альтернативная мера пресечения прямо предусмотрен Уголовным процессуальным кодексом, однако позволить себе внести его могут далеко не все. Часто в такой ситуации возникает проблема: где найти средства? Суд может установить достаточно высокую сумму, а банки отказывают в ней по разным причинам или затягивают с предоставлением средств на месяцы. Тогда и сам подозреваемый, и его семья сталкиваются, на первый взгляд, с безвыходной ситуацией. Человек, вина которого еще не доказана, вынужден находиться под стражей, и далеко не в «европейских условиях».

Эта проблема, а также международная практика ее решения подтолкнули нашу финансовую компанию к идее создать своеобразную альтернативу банкам. На сегодняшний день «Альта Капитал» — единственная в Украине компания, которая предоставляет фактически любые суммы в качестве залога за лиц, подозреваемых в совершении преступлений.

Кредитуя подследственного, мы используем практику, которая уже давно существует в развитых странах. Там в случае применения такой меры пресечения средства не столько собирают по знакомым и родственникам, как это происходит в Украине, сколько выдают под залог имущества финансовые компании. Идею поддержали партнеры нашей компании — граждане США, которые выделили нам кредитную линию на залоги в уголовном производстве в размере нескольких миллионов долларов.

Наиболее показательным, на мой взгляд, является опыт США, где существуют специальные агентства профессиональных поручителей под залог (bail bondsmen). В каждом городе есть по несколько фирм, занимающихся поручительством, которые расположены рядом с тюрьмами или залами судов. К ним обращаются, если у задержанного нет средств для внесения залога, и профессиональный поручитель вносит деньги за него.

Существует несколько разновидностей такого «бэйла»: поручительство, задаток, внесение наличных, гарантия со стороны частного лица, «бэйл», связанный с собственностью. Субъектом «бэйла» часто выступает агентство-поручитель.

Такое агентство обеспечивает освобождение подозреваемого в обмен на залог в виде денежных средств, активов или облигаций. Залоговое учреждение несет ответственность за то, чтобы лицо прибыло в суд в день судебного разбирательства. Если лицо не появляется в суде (попросту сбегает, это называется jump bail), агентство может нанять «охотника за головами», чтобы отследить его. По закону США 1872 г. поручитель имеет право на это. В Украине такой практики, естественно, нет, поэтому обеспечивать риски сложнее.

Что касается процента, взимаемого поручителями, то тут ситуация более-менее одинакова. В зависимости от типа правонарушения, географического положения и общественного резонанса дела поручители обычно берут от 15% суммы залога. Если у обвиняемого нет достаточных активов, он может получить ценные бумаги от лиц, которые готовы оказать помощь, таких как родственники и друзья. В случае, если обвиняемый не прибывает в суд в день суда, поручитель имеет право подать в суд и взыскать средства.

Исследования в США, где залог применяется не только в уголовных делах, но и по административным правонарушениям, показали, что люди, которым удается внести залог, впоследствии, как правило, избегают тюрьмы, а часто и обвинительного приговора. Это объясняется тем, что человека, находящегося в заключении, проще склонить к признанию вины, ему сложнее противостоять обвинению.

– Почему в других странах, в отличие от Украины, залог применяется чаще, чем другие меры пресечения?

Вадим Гордиевский: — Действительно, в мире залог воспринимается как прогрессивная и гуманная альтернатива заключению под стражу. В США и европейских странах к залогу прибегают несопоставимо чаще, чем в Украине. У нас с советских времен сохранился репрессивный уклон системы правосудия, а за границей предпочитают наказывать лишением имущественных благ, а не сажать в тюрьму, потому что государство не желает плодить тюрьмы и содержать людей, которые совершили преступления. Пусть они лучше заплатят определенные деньги, а государство не будет нести расходы на них.

Впрочем, и в мире залог в последние годы нередко критикуют как дискриминационную меру по отношению к малоимущим. Борцы за права заключенных требуют изменить правила выхода преступников под залог. Как показывает статистика последних лет, большинство обвиняемых не могут найти даже $1000, чтобы дожидаться судебного приговора на свободе, а не в тюремной камере. С точки зрения правозащитников такая ситуация является дискриминационной. Но в то же время, государство тратит сотни миллионов долларов ежегодно на тюремное содержание нарушителей и мелких преступников, которые потенциально могут быть либо оправданы, либо осуждены к наказанию, не связанному с лишением свободы.

Чтобы сделать правосудие более доступным и справедливым, предлагается внедрить не только выплату залога наличными, но и освобождение под залог недвижимости или другие типы страхования, и в целом в большей степени индивидуализировать условия освобождения, чтобы они соответствовали экономическому положению человека. Создаются специальные фонды, которые могут предоставить залоговые средства малоимущим, подозреваемым в нетяжких преступлениях.

– Как «Альта Капитал» может помочь людям, которые находятся под следствием?

Вадим Гордиевский: — В уголовной политике США и ряда стран Европы существует сбалансированная система мер пресечения, соответствующая требованиям Международного пакета о гражданских и политических правах, в п. 3 ст. 9 которого указано, что «содержание под стражей лиц, которые ожидают судебного рассмотрения, не должно быть общим правилом, но освобождение может зависеть от поданных гарантий явки в суд». Аналогичные требования есть и в Европейской конвенции по правам человека. В частности, согласно ей, до вынесения приговора человек должен содержаться под стражей только в случае, если это абсолютно необходимо, например, если он своими действиями может оказать воздействие и помешать следствию или сбежать. Если же этому подтверждений нет, он должен находиться в условиях, которые, с одной стороны, обеспечивают его явку к следователю и в суд, а с другой — минимально ограничивают его права. Таким образом государство создает условия, чтобы сотрудничать с человеком и способствовать его исправлению.

В украинских условиях, когда в местах содержания под стражей нарушаются абсолютно все нормы и условия содержания, питания и санитарные требования, даже кратковременное пребывание в следственном изоляторе — колоссальный стресс. Человек, вина которого еще не доказана, попав в следственный изолятор, оказывается в ситуации, когда на него легко можно оказать психологическое воздействие с целью понуждения к даче «нужных» показаний или склонить к сделке со следствием. Более того, такой человек зачастую подвергается физическому насилию, причем не всегда со стороны правоохранительных органов.

В этом плане залог — подходящая мера обеспечения баланса интересов обвинения и защиты. Однако в таком случае имеет место определенная дискриминация по имущественному признаку, что ставит человека в зависимое положение от государства во время подготовки защиты. Мы предлагаем внести за такого человека залог, чтобы он, оставаясь на свободе, мог спокойно готовиться к своей защите, и при этом была обеспечена действенная состязательность сторон обвинения и защиты, а сам подозреваемый (обвиняемый) находился в равных условиях с государством.

Сумма залога: международная практика и украинские реалии

– Какие проблемы с реализацией процедуры залога существуют в Украине?

Игорь Желтобрюх: — В нашей уголовной практике до сих пор присутствует набор неких стереотипов, когда судьи боятся применять альтернативные меры пресечения, полагая, что нужно действовать, исходя из прежних консервативных правил. Для большинства следователей по-прежнему остается более удобным «посадить» человека для обеспечения в будущем обвинительного приговора, и они добиваются этого любыми способами, в т. ч. посредством давления на суд. Такая мера пресечения, как заключение под стажу, является рычагом воздействия, а зачастую и откровенного давления (шантажа). Можно практически свободно формировать «нужные» следствию показания под давлением либо под обещание применения залога впоследствии. Таким образом, залог используется и в качестве «пряника», к которому должно стремиться лицо.

Согласно УПК Украины, освобождение под залог может происходить как на стадии досудебного следствия, так и позже, во время судебного производства. При этом вносить залоговую сумму не обязательно должен сам подозреваемый или обвиняемый — это может сделать любой человек или организация. Однако тут обнаруживаются, по крайней мере, две сопутствующие проблемы. Во-первых, в Украине в последнее время можно наблюдать тенденцию установления судами залогов, размер которых несопоставим с тяжестью инкриминируемых преступлений, и они превращаются в невыполнимое требование в силу чрезвычайно высокого размера. Во-вторых, банки отказываются предоставлять залоговые суммы, и поиск средств становится настоящей проблемой.

УПК Украины предусматривает, что в исключительных случаях, если следственный судья (суд) установит, что залог в указанных пределах не способен обеспечить выполнение лицом, которое подозревается, обвиняется в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, возложенных на него обязанностей, залог может быть назначен в размере, превышающем 80 или 300 размеров прожиточного минимума для трудоспособных лиц соответственно. Повышенный размер определяется следственным судьей с учетом обстоятельств уголовного преступления, имущественного и семейного положения подозреваемого, других данных о его личности и рисков, предусмотренных ст. 177 УПК.

Как правило, в Украине суд практикует по отношению к лицам, подозреваемым в совершении тяжких или особо тяжких уголовных преступлений, презумпцию виновности, и определяет залог, исходя из размера причиненного преступлением ущерба, а не из размера доходов подозреваемого и суммы, достаточной для обеспечения явки подозреваемого в суд, как должно быть. Хотя залог не может иметь компенсационный характер и служить возмещением вреда — у этого инструмента другая правовая природа и назначение, ведь виновность лица еще предстоит доказать в ходе следствия.

Размер залога должен гарантировать выполнение подозреваемым возложенных на него процессуальных обязанностей и не должен служить непреодолимым препятствием для освобождения из-под стражи. Однако, судя по практике, которую мы наблюдаем, для наших судов максимального предела не существует. Часто размер залога является несоразмерным и заведомо непосильным для подозреваемого.

А вот европейский и американский опыт указывает на то, что залоговая сумма должна быть сопоставима вменяемому преступлению. Например, в США Восьмая поправка исключает «чрезмерный залог» за освобождение из-под стражи. Если обвиняемый не признает себя виновным, судья должен принять решение о его освобождении из-под стражи до дня суда, а в случае такого освобождения — о том, должен ли применяться денежный залог или иные условия. Традиционно американские суды считают, что подсудимый должен освобождаться при отсутствии опасности его побега. Разрешено содержание под стражей до суда без залога в ситуациях, когда суд считает, что подсудимый создает серьезную угрозу для общества, и что никакое сочетание условий его освобождения не может в достаточной степени гарантировать общественную безопасность.

Что касается практики Европейского суда по правам человека, то, например, в решении по делу «Мангурас против Испании» он подчеркнул, что гарантии, предусмотренные п. 3 ст. 5 Конвенции, призваны обеспечить не компенсацию потерь, а, в частности, явку обвиняемого в суд. «Таким образом, указанная сумма (залога) должна быть оценена, учитывая личность самого обвиняемого, его активы и его взаимоотношения с лицами, которые призваны обеспечить его безопасность. Т. е. размер залога должен определяться той степенью доверия (уверенности), при которой перспектива потери залога или действий поручителей в случае неявки обвиняемого в суд будет достаточным сдерживающим средством, чтобы отбить у лица, в отношении которого применен залог, желание каким-либо образом препятствовать установлению истины в уголовном производстве», — отмечено в решении, а далее уточнено, что сумма залога должна быть надлежащим образом обоснована в решении суда, а также необходимо учитывать наличие денежных средств у обвиняемого.

В целом ЕСПЧ не раз подчеркивал, что размер залога должен быть таким, чтобы угроза его потери удерживала подозреваемого от попыток нарушить возложенные на него обязанности, а с другой стороны, его внесение не привело к потере им и теми лицами, которых он содержит, средств для достойного образа жизни.

– Какой выход из данной проблемной ситуации Вы видите в Украине?

Игорь Желтобрюх: — Изначально есть надежда, что ситуацию исправит сама судебная практика. В нашей стране продолжается судебная реформа, происходит обновление судейского корпуса, поэтому рано или поздно мы должны прийти к европейским стандартам в этом вопросе.

Эксперты полагают, что для более широкого применения залога в Украине стоит позволить комбинировать залог с элементами других мер пресечения. Например, чтобы залог включал элементы «подписки о невыезде», домашнего ареста или ограничения коммуникаций. Эти дополнительные условия позволят суду убедиться, что подозреваемый не сможет оказать влияние на ход расследования и не скроется от суда и следствия.

Кроме того, на сегодня в Украине залог возможен исключительно в денежной форме в национальной валюте. При этом подавляющее большинство украинцев не имеют значительных сбережений, хотя многие являются владельцами движимого и недвижимого имущества. Поэтому, на мой взгляд, было бы целесообразно рассмотреть вопрос о расширении перечня объектов, которые могут признаваться залогом в целях обеспечения меры пресечения. Например, в Польше такая мера пресечения, как имущественное поручительство, выражается во внесении как денежных средств, так и ценных бумаг, а также в залоге движимого имущества или ипотеке недвижимого.

– Вы говорили о высоких суммах залога, которые сегодня устанавливают украинские суды. А какие средства способна обеспечить Ваша компания?

Игорь Желтобрюх: — Наша компания готова быстро выплатить в качестве залога фактически любую сумму, которую определит суд, даже очень значительную. В этом наша отличительная черта от услуг банков. Мы понимаем, что пока судебная практика не изменится, мы должны исходить из существующих реалий.

Коротко о главном

– В какие сроки залог может быть предоставлен компанией?

Игорь Желтобрюх: — Для перечисления необходимой суммы требуется в среднем 4–6 дней, а если речь идет о сумме, которая превышает обычные рамки, установленные УПК, то до 10 дней. В банковской же системе разного рода согласования могут растянуться на месяцы.

– Чем обеспечивается залог, предоставленный «Альта Капитал», и каков размер процентов по нему?

Игорь Желтобрюх: — Обеспечением залога становится в основном недвижимость клиента. Что касается процента, то в США, как уже было сказано, он составляет от 15% суммы, а в нашем случае он гибкий и зависит от финансового состояния клиента, общественного резонанса дела и суммы залога, определенной судом. Принципы и критерии его определения мы не придумывали сами, а позаимствовали из иностранной практики, и они всегда понятны для клиентов.

– На помощь кому, в первую очередь, ориентирована ФК «Альта Капитал»?

Игорь Желтобрюх: — В первую очередь мы ориентируемся на категорию клиентов среднего достатка, которые в силу разных причин не имеют достаточных денежных сбережений, но являются платежеспособными в принципе. При этом речь не обязательно идет о политических, коррупционных или других резонансных делах — мы предоставляем залоги и по «общеуголовным» правонарушениям, например, в случае, если человек совершил ДТП, хулиганство или какое-то «бытовое» преступление.

– Кредиты в виде залога за лиц, подозреваемых в совершении преступлений, могут также вносить банки. В чем разница между ими и Вашей компанией?

Вадим Гордиевский: — «Альта Капитал» работает со средствами, выделенными нашими партнерами напрямую, тогда как банки используют в качестве источника только деньги своих клиентов. Поэтому, конечно, мы работаем значительно более оперативно, чем банки.

Игорь Желтобрюх: — В силу своего специфического законодательства банковские учреждения оформляют кредиты, связанные с залогом, значительно дольше, чем мы. Время от обращения в банк до получения средств исчисляется неделями, поскольку банку нужно провести оценку имущества, сделать массу согласований. При этом не исключен отказ в предоставлении кредита. Мы же проводим все согласования в разы быстрее и уже через несколько дней вносим залог. К тому же, мы не даем деньги человеку или его родственнику, а перечисляем непосредственно на счета Государственной судебной администрации, как это предусмотрено законом, что само по себе является дополнительным сдерживающим фактором.

– Что или кто является источником средств на залоги в Вашем случае?

Вадим Гордиевский: — Партнерами нашей компании являются граждане США, которые выделили нам кредитную линию. Договор между «Альта Капитал» и американской компанией зарегистрирован в Национальном банке Украины. Оператором по этому кредитному договору выступает «УкрСиббанк», контрольным пакетом которого, как известно, владеют французские инвесторы, а совладельцем банка является Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР).

Таким образом, можно не сомневаться, что деньги, которые предоставляются нами в качестве залогов, полностью «чистые», и претензий к нам быть не может.

– Могут ли клиенты быть уверены, что тайна, кто внес за них залог, будет сохранена?

Вадим Гордиевский: — Мы гарантируем, что с нашей стороны будет соблюдена полная конфиденциальность сделок. Соответствующий договор обязательно подписывается с каждым клиентом.

– А не боитесь негативной реакции на «залоговую» деятельность со стороны правоохранительных органов или общественности?

Игорь Желтобрюх: — Безусловно, сейчас тема залога муссируется в СМИ в негативном ключе. Однако мы работаем прозрачно, источники происхождения наших средств также ясны и прозрачны, мы можем подтвердить их документально. Наше общество, конечно, еще не привыкло, что кто-то за кого-то может вносить залоги, но такова мировая практика, и рано или поздно она получит распространение и в Украине.

Также нужно понимать, что внесение залога — это просто вид бизнеса, способный принести доход. Искать в этом бизнесе какой-то политический подтекст не стоит. А для лица, подозреваемого в преступлении, залог — это действительно хорошая альтернатива, позволяющая оставаться на свободе и вместе с тем выполнять возложенные на него процессуальные обязанности в уголовном производстве.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
З чого формується довіра до Феміди
Новости онлайн