Председатель Совета судей Украины Валентина Симоненко: «Досье даст возможность оценить судью с разных сторон»

11:30, 22 июня 2015
Газета: 24 (292)
Данные, на предоставление которых нет прямого запрета, должны быть доступны (например, количество рассмотренных дел)
Председатель Совета судей Украины Валентина Симоненко: «Досье даст возможность оценить судью с разных сторон»

Беседовала
Наталья Мамченко,
«Судебно-юридическая газета»

О том, как обсуждался проект Положения о порядке ведения судейского досье и с чего начнется работа по сбору данных о судьях «Судебно-юридическая газета» узнавала у главы ССУ, судьи Верховного Суда Украины Валентины Симоненко.

– Валентина Николаевна, какие дискуссии возникали во время обсуждения проекта Положения о порядке ведения судейского досье?

– 5 июня Совет судей Украины своим решением утвердил Положение о порядке ведения судейского досье во исполнение Закона «О судоустройстве и статусе судей» в редакции Закона «Об обеспечении права на справедливый суд». Рабочая группа по разработке проекта этого Положения включала членов ССУ, представителей ГСА и ВККС. Мы старались сделать досье сбалансированным и для интересов общества (в частности, что касается полноты информации о судье), и для интересов судьи, чтобы обеспечить его право на защиту персональных данных, и для квалифкомиссии, чтобы впоследствии облегчить ее работу по оценке работы судьи. Поэтому досье включает очень широкий спектр информации: от личных данных судьи до общественной работы.

Вместе с тем, в нем есть информация, касающаяся имущества и расходов судьи, информация, которая проверяется правоохранительными и фискальными органами и должна включаться в досье для того, чтобы было понятно, чем судья живет, какие у него имущественные интересы и каким образом он устраняет конфликт интересов при наличии имущественных интересов, повлекших такой конфликт. Эта информация, хотя на первый взгляд она достаточно сухая (содержится для удобства в таблицах), дает возможность оценить судью с разных сторон.

Само досье включает текстовый вариант и таблицы. Кроме того, оно будет одновременно частично вестись и в электронном варианте, что даст возможность более полно и быстро получать информацию. Отмечу, что были споры по поводу бумажного и электронного вариантов. Электронный вариант прогрессивен, но, к сожалению, есть документы, которые требуют личной подписи судьи. Например, заявление об участии в конкурсе, заявление о проведении аттестации для перевода в вышестоящий суд или присяга судьи. Пока на таких документах не предусмотрена электронная подпись, и мы на сегодняшний день не можем полностью отойти от бумажного варианта.

Также в досье будет информация, касающаяся профессиональной деятельности судьи, в частности, о сроках рассмотрения им дел. И не только о сроках, но и сравнительная информация о том, насколько судья соблюдает сроки по сравнению с другими судьями в этом регионе. Точно такая же сравнительная информация будет содержаться в отношении нагрузки судьи. Включается и информация, нарушает ли судья сроки написания судебных решений и публикации их в Реестре судебных решений. Кроме того, будет информация о том, насколько успешно судья проходит обучение в Национальной школе судей, а также о его продвижении по карьерной лестнице и, как составляющая таких данных, информация о результатах участия судьи в конкурсах.

Какие проблемы были при обсуждении? Как я уже упоминала, обсуждался электронный вариант досье. Членами Совета судей поднимался вопрос, насколько вообще конституционно и соответствует ли европейской практике сбор такой информации и формирование судейского досье. Высказывались опасения, не будет ли использовано это досье в интересах давления на судью по конкретным делам и не в интересах судьи.

Отмечу, что мы немного раньше начали подготовку членов ССУ к обсуждению досье, и поскольку сам проект Положения был готов в мае, мы разослали его членам Совета. В режиме рабочего общения было задано очень много вопросов, и очень много ответов получено от членов рабочей группы-разработчиков досье. Поэтому при самом рассмотрении проекта особых дискуссий не возникало.

Достаточно активно обсуждалось, насколько необходимо открывать и делать общедоступной информацию из досье. Мы пришли к выводу, что судья – такой же гражданин Украины, как и все, поэтому Законы «О доступе к публичной информации», «О защите персональных данных», «Об информации» должны на него распространяться. Т. е. то, что по закону не подлежит распространению, не должно быть распространено, а то, что подлежит и является публичной информацией, должно быть доступно.

– Смогут ли граждане по запросу получить данные из досье? Какая информация будет открыта для всех, а к какой будет ограниченный доступ?

– Конкретный перечень открытой и закрытой информации сейчас прописать мы не можем. Необходимо начать процесс формирования досье и посмотреть, какие данные по закону недоступны. С моей точки зрения, те данные, которые прямо запрещено предоставлять согласно антикоррупционному закону и Закону «О защите персональных данных», не должны предоставляться. Остальные, где нет прямого запрета – должны быть доступны (например, количество рассмотренных дел и т. д.). Повторюсь, мы написали в Положении, что оно разработано в соответствии с требованиями не только Закона «О защите персональных данных», но и законов «Об информации», «О доступе к публичной информации».

На мой взгляд, вопрос о количестве отмененных решений судьи – это также общедоступная информация. Хотя не исключаю, что потом она станет основанием для написания отводов. По крайней мере, по моим данным, сейчас этот вопрос серьезно обсуждается в адвокатской среде. Так, конечно, не должно быть, и эта информация не должна использоваться с целью срыва работы судебной системы.

– Не считаете ли Вы, что общественные организации и др. субъекты будут инициировать обжалование в судах отказов в предоставлении определенной информации из досье?

– Не могу сказать, что никогда не возникнет субъективного фактора, который в итоге повлияет на какие-то начинания негативно. К сожалению, у нас в Украине влияние субъективных факторов очень велико. Но мы будем стараться, чтобы таких проблем не возникало.

Дело в том, что часть информации, а именно отдельные статистические данные просто не собиралась. Поэтому я допускаю, что первое время могут быть трудности. Средний показатель сроков написания решений, средний показатель нагрузки на судью по региону – для того, чтобы собрать эту информацию и проанализировать ее, нужны ресурсы и время.

– Досье также содержит информацию о количестве жалоб на судью. Есть ли риск, что определенные лица будут использовать в личных целях технологию массового «забрасывания» судьи жалобами?

– Мы постарались сбалансировать такие риски правом судьи знакомиться, опровергать и предоставлять противоположную информацию, которая его позитивно характеризует. А дальше это вопрос оценки таких данных квалифкомиссией.

– Несоответствие доходов и расходов судьи является основанием для ответственности. Не будет ли наличие такой информации в досье автоматически означать, что надо возбуждать дисциплинарное производство в отношении судьи?

– Во-первых, соответствие доходов судьи его расходам проверяют фискальные органы, не ВККС. Комиссия полномочий для такой проверки не имеет и не должна иметь, поскольку один орган не должен подменять в своих функциях другой. Иное дело, что квалифкомиссия, проводя по тем или иным основаниям оценку судьи, может запросить эти данные у фискальной службы. Именно фискальная служба должна проверить и дать эти данные. Если она предоставит их, квалифкомиссия, в зависимости от того, для чего она запрашивала эти данные, должна принять соответствующее решение.

Если мы откроем Закон «О судоустройстве и статусе судей» и посмотрим основания для привлечения судьи к ответственности, то увидим, что само по себе несоответствие основанием для привлечения к дисциплинарной ответственности не является. Несоответствие и неподтверждение законности доходов являются коррупционными действиями, а здесь уже вступает Закон «О предотвращении коррупции». Если фискальная служба установит, что доходы судьи не соответствуют его расходам, и доходы членов семьи не соответствуют расходам этой семьи, она должна принять соответствующие меры согласно закону.

– Случается, что судьи ненамеренно нарушают сроки рассмотрения дел. Как это отразится в досье?

– В Положении четко записано, что судья имеет доступ к своему досье. Он имеет право знакомиться, опровергать эту информацию, давать пояснения и противоположную информацию. И она тоже должна содержаться в досье.

Ключевая цель досье – собрать объективную информацию, и абсолютно верно, что сухие цифры не всегда отражают суть. Наличие отмен является основанием для привлечения к дисциплинарной ответственности. В частности, судьи первой инстанции отмечают, что сейчас нередко апелляционным судом отменяется решение суда первой инстанции, а потом кассационный суд, уже отменяя решение суда апелляционной инстанции, оставляет в силе решение первой инстанции. На ССУ высказывались опасения, что эта информация может не попадать в досье. Мы постарались выписать таким образом, чтобы такие данные все же была в досье, и если судья, ознакомившись с досье, видит в нем несоответствие, он может это опровергнуть и попросить исправить информацию.

– Каким образом будет проверяться информация о регулярной оценке судьи общественными объединениями?

– Пока мы записали в Положении, что оценка судьи проводится в т. ч. и общественными организациями. Каким образом это будет происходить, нужно еще подумать и проконсультироваться с самими общественными организациями. Опять же, тут должен быть баланс: с одной стороны, право общественной организации говорить о том, каким есть судья, ведь существует примеры, когда судья с точки зрения статистики идеален, а с точки зрения общественности региона, в котором он работает, абсолютно не соответствует высоким требованиям к судье.

Но есть и другой аспект. К сожалению, за последний год общественные организации стали использоваться для давления на судей с целью постановить определенное решение и создать имидж определенному делу. Поэтому нужно внимательно относиться к самому статусу общественной организации: не является ли она «пятиминуткой» и не направлены ли ее действия на вмешательство в судебную деятельность. Я не думаю, что оценка от объединений будет в виде баллов – скорее, это будут определенные характеристики.

– Как ВККС будет собирать информацию о нагрузке на судей и т. д., ведь в досье предусмотрен большой объем данных, в т. ч. сравнительных?

– Действительно, это огромный объем работы. Более того, он ляжет, к сожалению, именно на плечи судов, а не ВККС. И в этом направлении мы уже работаем. Во-первых, сейчас пишется программа о том, чтобы все суды перевести на единую систему кадров. Это значит, что любой приказ, который касается судьи и должен быть в досье, автоматически при его подписании поступает из суда в ВККС для внесения в досье.

Следующий этап, как следствие принятия этого досье, о котором мы разговаривали с ГСА – с 2016 г. будет изменяться статистика. Ведь необходимы новые данные – такие, как средняя продолжительность написания судебного решения, средняя нагрузка по региону, суду, которые, согласно предварительному обсуждению, будут внесены в статистику. И как только эта информация будет собрана с учетом единого электронного простора статданных, она автоматически начнет поступать в ВККС. Т. е. как суд проанализирует эти данные, так, наверное, и будет. Все должно объективно освещается. И как только в одном регионе несколько судов начнут утверждать, что нагрузка у них самая большая, будет понятно, что нужно проводить проверку на предмет правильности предоставления статистических данных.

– Государственная судебная администрация приобщена к процессу формирования судейских досье?

– ГСА до 28 июня должна сделать досье на судей ВСУ и высших спецсудов исходя из той информации, которая у них есть, и передать ВККС. Сроки исполнения дальнейших этапов содержатся в Законе «Об обеспечении права на справедливый суд». ГСА формирует досье как первичную информацию и передает ВККС, а Комиссия уже ведет эти досье, собирает информацию, которая будет поступать далее.

И тут нужно понимать, что на первом этапе судейское досье, конечно, не будет включать всю полноту информации. По крайней мере, в этом году, ведь, как я уже говорила, отсутствует часть информации, она не собиралась судами. И будет ли она собираться – у меня лично большой скепсис по этому поводу. Дело в том, что на сегодня у нас есть более серьезная проблема – это публикация судебных решений. На ССУ озвучили, что судам нужно опубликовать где-то 50 млн судебных решений. Это огромное число. Не потому, что суды их не публиковали, а потому, что согласно Положению, принятому ССУ в пределах его полномочий и закона, часть судебных решений просто не публиковалась – в частности, постановления и определения о возбуждении, приостановлении дела, о назначении экспертизы и т. д. Сейчас все они подлежат публикации. Насколько это оправданно, можно спорить. Вопрос также, насколько будет реально найти в Реестре судебное решение, если сейчас наполнить его 50 млн никому, может быть, и не нужных, или нужных единицам судебных решений. Когда мы перейдем к единому номеру дела, к электронному суду, тогда да, сделать это будет легче. Но на сегодня, полагаю, это сможет стать большой проблемой не только для судей, но и для людей.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Сколько прокуроров было уволено за год
Сегодня день рождения празднуют
  • Елена Ситайло
    Елена Ситайло
    судья Апелляционного суда Киева
  • Дмитрий Костенко
    Дмитрий Костенко
    судья Окружного административного суда Киева
  • Андрей Бабаев
    Андрей Бабаев
    судья Харьковского окружного административного суда
Новости онлайн