Конституционный Суд оказался на перепутье

12:09, 6 июля 2015
Газета: 26 (294)
«Не нужно скрещивать Верховный Суд и Конституционный Суд под одной крышей», – Я. Романюк
Конституционный Суд оказался на перепутье

Вячеслав Хрипун,
«Судебно-юридическая газета»

Конституционный Суд Украины снова оказался в центре внимания. Сначала представители парламентских фракций предложили ликвидировать КСУ, а его функции передать Верховному Суду Украины, а затем потребовали снять неприкосновенность и арестовать председателя КСУ Юрия Баулина, по их мнению, способствовавшего «узурпации» власти бывшим Президентом Виктором Януковичем. С разных сторон на КСУ давят парламент, правоохранительные органы, Кабинет министров, общественность.

Что происходит вокруг Конституционного Суда? Как рассматриваются иски судей КСУ? В отношении кого могут быть начаты новые уголовные производства? И как Суду найти выход из сложившегося положения? Ответы на эти вопросы искала «Судебно-юридическая газета».

Три дела КСУ

Как известно, проблемы у ряда судей КСУ начались вскоре после смены власти в стране зимой прошлого года. 24 февраля 2014 г. Верховная Рада приняла постановление «О реагировании на факты нарушения судьями Конституционного Суда Украины присяги судьи». Их обвинили в восстановлении действия Конституции в редакции 1996 г., что привело к тому, что тогдашний Президент Виктор Янукович получил «намного больше полномочий, чем это было известно его избирателям на момент выборов», в блокировании выборов в Киеве и Тернопольской области и предоставлении Кабинету министров права «вручную» регулировать уровень социальных выплат.

3 марта 2014 г. Генеральная прокуратура начала уголовное производство по ч. 2 ст. 375 (постановление судьей заведомо неправосудного приговора, решения или постановления, повлекшее тяжкие последствия; предусматривает лишение свободы на срок от 5 до 8 лет) и по ч. 1 ст. 109 УК (действия, совершенные с целью насильственного изменения или свержения конституционного строя, а также заговор о совершении таких действий; предусматривает лишение свободы на срок от 5 до 10 лет). Под следствием оказались действующие судьи КСУ Юрий Баулин, Василий Брынцев, Сергей Вдовиченко, Олег Сергейчук, Наталья Шаптала, Михаил Гультай, Михаил Запорожец, а также судьи КСУ в отставке Вячеслав Овчаренко, Анатолий Головин, Павел Ткачук, Сергей Винокуров, Андрей Стрижак, Владимир Кампо, Михаил Колос, Дмитрий Лылак и Мария Маркуш.

В свою очередь, в СБУ заявили, что 8 апреля 2015 г. начали уголовное производство по ч. 2 ст. 364 (злоупотребление властью или служебным положением, повлекшее тяжкие последствия; предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от 3 до 6 лет) в отношении тех же судей. Все они подозреваются в вынесении 30 сентября 2010 г. решения, способствовавшего узурпации власти В. Януковичем. Разница между двумя производствами состояла в том, что производство СБУ более широкое и касается также высших должностных лиц государства и некоторых народных депутатов, способствовавших «узурпации власти». 27 июня Генеральный прокурор Виктор Шокин заявил, что оба этих уголовных производства объединены и теперь расследуются только ГПУ.

23 апреля 2015 г. Шевченковский райсуд Киева в лице следственного судьи Василия Волошина санкционировал временный доступ сотрудников СБУ к вещам и документам судей КСУ, а также возможность снимать копии необходимых документов, хотя СБУ настаивала на изъятии их оригиналов. Как стало известно «Судебно-юридической газете», в тексте определения суда содержится, вероятно, полный список претензий силовых ведомств к КСУ. Всего его судьям инкриминируются 3 эпизода.

В СБУ полагают, что в феврале-апреле 2010 г. тогдашний президент В. Янукович, стремясь получить неограниченную власть в стране, вступил в преступный сговор с частью народных депутатов Верховной Рады VI созыва, судьями КСУ и некими «другими лицами». Когда 11 марта 2010 г. в парламенте была сформирована новая коалиция, в нее вошли депутаты, ранее не входившие в состав какой-либо фракции, что, по версии следствия, противоречило закону. По данным СБУ, чтобы придать таким события легитимность, 6 апреля 2010 г. КСУ вынес решение №11-рп/2010, согласно которому участие в коалиции могут принимать депутаты, ранее не входившие в состав фракций. Напомним, что это решение вызвало критику оппозиционных сил, а политическая оппозиция тогда заявила, что КСУ легализовал практику «тушек» – народных депутатов, проходивших в парламент по спискам одних партий, но потом по каким-то своим соображениям выходивших из своих фракций и примыкавших к тогдашней партии власти – Партии регионов. По мнению СБУ, решение КСУ противоречило его же правовой позиции, сформированной в прошлых решениях, в чем они усматривают состав уголовно наказуемого деяния.

В том же 2010 г., по версии СБУ, В. Янукович решил ограничить права Верховного Суда как наивысшего органа в системе судов общей юрисдикции. Он якобы организовал принятие судьями КСУ решения №8-рп/2010 от 11.03.2010 по конституционному представлению 46 народных депутатов относительно толкования терминов «наивысший судебный орган», «высший судебный орган» и «кассационное обжалование». Решением КСУ было определено, что конституционный статус ВСУ не предусматривает предоставления ему законодателем полномочий кассационной инстанции относительно решений специализированных судов, которые как раз и реализуют полномочия кассационной инстанции. По мнению СБУ, в данном случае КСУ превысил свои полномочия, поскольку определение процедуры обжалования решений судов общей юрисдикции является прерогативой Верховной Рады. Таким образом, получается, что КСУ причастен к «заговору» 2010 г., приведшему к утрате Верховным Судом значительной части своих полномочий.

Последняя претензия к КСУ хорошо известна и связана с его решением от 30.09.2010. Тогда Суд рассмотрел представление народных депутатов, посчитавших, что Закон «О внесении изменений в Конституцию Украины» №2222-IV от 8.12.2004 был принят парламентом с нарушением установленной процедуры – без обязательного заключения Конституционного Суда о соответствии вносимых изменений Основному Закону. Предыдущая редакция этого законопроекта направлялась в КСУ и в октябре 2004 г. получила соответствующее заключение. Но после этого ВРУ внесла в законопроект целый ряд поправок и без итогового заключения КСУ проголосовала его. В результате Конституционный Суд в 2010 г. признал Закон «О внесении изменений в Конституцию Украины» не соответствующим Конституции «в связи с нарушением конституционной процедуры его рассмотрения и принятия», после чего он утратил силу. Таким образом, Конституция была восстановлена в своей первоначальной редакции от 28 июня 1996 г. При рассмотрении представления, как было отмечено в решении КСУ, Суд рассматривал не содержание закона, а лишь процедуру его рассмотрения и принятия. Это решение, по версии СБУ, содействовало узурпации власти В. Януковичем (подробнее см. «Судебно-юридическая газета» №15 от 20 апреля 2015 г.).

Следует отметить, что при буквальном подходе правоохранительных органов к делу фигурантами уголовных производств могут стать еще 5 судей КСУ в отставке. Это судья-докладчик по делу об участии внефракционных депутатов в формировании коалиции, судья КСУ в отставке Юрий Никитин и судья-докладчик по делу об официальном толковании терминов «высший судебный орган» и «кассационное обжалование» Вячеслав Джунь, а также судьи КСУ в отставке Иван Домбровский, Анатолий Дидковский и Ярослава Мачужак.

Таким образом, всего уголовное преследование может коснуться, как минимум, 21 действующего и бывшего судьи КСУ. С учетом того, что за всю историю Конституционного Суда Украины в его состав входили (или входят) 52 судьи, это означает, что уголовному преследованию могут подвергнуться почти 40,5% из них. По данным нашего издания, изначально фигурантом уголовного производства по делу об «узурпации власти» являлся и судья КСУ Петр Стецюк, в 2010 г. также голосовавший за признание неконституционным Закона №2222 «О внесении изменений в Конституцию Украины». Однако затем, в силу ряда непонятных причин, правоохранительные органы утратили к нему интерес.

Судебные тяжбы

24 февраля 2014 г. постановлением Верховной Рады №775-VII с должностей судей Конституционного Суда были уволены Анатолий Головин, Михаил Колос, Мария Маркуш, Вячеслав Овчаренко и Александр Пасенюк. Еще двух судей – Юрия Баулина и Сергея Вдовиченко было предложено уволить и. о. обязанности Президента Александру Турчинову. А съезду судей Украины предложили уволить Василия Брынцева, Михаила Гультая, Олега Сергейчука, Михаила Запорожца и Наталью Шапталу.

Впрочем, реально были уволены лишь А. Головин, М. Колос, М. Маркуш, В. Овчаренко. А. Пасенюк хотя и был уволен, но восстановился в должности посредством судебного решения, а А. Турчинов, как и сменивший его Петр Порошенко, так и не уволили Ю. Баулина и С. Вдовиченко. Остальные 5 судей хотя сначала и написали заявления об увольнении по собственному желанию, однако затем отозвали их, заявив, что они были написаны фактически под давлением. Последний съезд судей, состоявшийся в июне и сентябре 2014 г., вопросы об увольнении и назначении судей КСУ по своей квоте рассматривать не стал из-за отсутствия процедуры такого рассмотрения.

Не согласившись с действиями парламента, сразу 9 как уволенных, так и действующих судей КСУ в феврале – марте 2014 г. обратились в Высший административный суд Украины (ВАСУ). Это А. Головин, М. Колос, М. Маркуш, В. Овчаренко, А. Пасенюк, М. Гультай, О. Сергейчук, М. Запорожец и Н. Шаптала. В своих исках они просили признать незаконным постановление Верховной Рады №775-VII в части досрочного прекращения полномочий и увольнения с должностей судей за нарушение присяги.

Легче всех добиться удовлетворительного решения удалось А. Пасенюку – 11 и 27 июня 2014 г. ВАСУ удовлетворил иск и восстановил его в должности судьи КСУ. Аналогичное решение 2 декабря 2014 г. вынес и Верховный Суд. В пользу А. Пасенюка сыграло то обстоятельство, что он стал судьей КСУ по квоте парламента лишь в ноябре 2011 г. и не принимал участия в рассмотрении КСУ дел, способствовавших, по версии следствия, узурпации власти, хотя участие в вынесении решений по более поздним делам, также вызвавшим недовольство парламента, он принимал. Кроме того, буквально накануне рассмотрения в парламенте, 23 февраля 2014 г. А. Пасенюк написал заявление об отставке, и Верховная Рада, как посчитал ВСУ, обязана была рассмотреть это заявление и уволить судью в определенном законом порядке, а не по постановлению №775-VII.

Значительно сложнее оказались судебные споры у остальных 8 судей. 18 июня 2014 г. ВАСУ удовлетворил иск В. Овчаренко. Однако Верховная Рада обжаловала это решение в Верховном Суде, который 2 декабря 2014 г. отменил постановление ВАСУ. Несогласный с таким решением ВСУ, В. Овчаренко, по информации «Судебно-юридической газеты», обратился в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) и уже получил уведомление о принятии его жалобы к рассмотрению.

22 января с. г. ВАСУ удовлетворил иск Н. Шапталы и признал постановление Верховной Рады №775-VII незаконным в части вывода о нарушении судьей присяги и поручения ГПУ начать в отношении нее уголовное производство за содействие узурпации власти. Однако 28 апреля ВСУ удовлетворил заявление ВР о пересмотре решения и отменил постановление ВАСУ.

Иск М. Колоса не прошел даже ВАСУ, который 26 января 2015 г. отказал ему в удовлетворении исковых требований. Позже отказал ему и ВСУ. Дела остальных судей КСУ, по данным издания, ВАСУ еще не рассматривались.

Обращает на себя внимание и позиция Судебной палаты по административным делам ВСУ, как правило, удовлетворяющей заявления ВР о пересмотре решений ВАСУ. Источники издания в КСУ считают, что постановление ВСУ по делу В. Овчаренко от 2 декабря 2014 г. выглядит достаточно странным. В нем фактически дана оценка действиям не только судьи, но и КСУ в целом в 2010 г. «КСУ решением №20-рп/2010, в принятии которого участвовал В. Овчаренко, не обеспечил верховенство Конституции Украины, фактически сменил ее, нарушил конституционный принцип народовластия, сменил конституционный строй Украины, нарушил конституционный принцип распределения властей и легитимность действующих институтов государственной власти, вследствие чего их деятельность стала базироваться на нормах, измененных КСУ, а не Верховной Радой как уполномоченным на это органом», – написано в постановлении ВСУ. Отметим, что дискуссии о том, что произошло в 2010 г., продолжаются до сих пор. Многие ученые, как и судьи КСУ в отставке, полагают, что решение КСУ №20-рп/2010 было в целом обоснованным, хотя и не учитывало ряд политических и юридических моментов.

Показательно и то, что при голосовании по судьям КСУ в Судебной палате по административным делам ВСУ решения принимаются с небольшой разницей голосов. Например, при вынесении решения по делу В. Овчаренко и М. Колоса сразу по 4 судьи палаты из 9–10, принимающих участие в рассмотрении дел, поддержали судей КСУ. По сути, решения принимались с перевесом в 1–2 голоса. Стоит отметить и наличие особых мнений, которые составили судьи Виктор Кривенко, Игорь Самсин, Виктор Маринченко и Александр Терлецкий.

Аналогичная ситуация и по делу судьи КСУ Н. Шапталы. В своем особом мнении по этому делу В. Кривенко отметил, что принимая постановление от №775-VII, Верховная Рада превысила свои полномочия и нарушила регламент: «Верховная Рада в императивном порядке дала указания Генеральной прокуратуре начать уголовное производство, фактически действуя как руководящий в отношении Генеральной прокуратуры орган государственной власти, который дает указания подчиненному органу». Это, по мнению судьи, не предусмотрено Конституцией. Факты, доказывающие нарушение судьей присяги, отмечается в особом мнении, должны были быть доказаны заранее, тогда как из текста постановления №775-VII следует, что нарушение присяги состоит только в том, что судья принимал участие в принятии определенного решения, т. е. осуществлял свои полномочия.

По словам источников «Судебно-юридической газеты» в КСУ, неудовлетворенные решениями Верховного Суда судьи КСУ могут подать заявления с просьбой открыть уголовное производство по ст. 375 УК («постановление судьей заведомо неправосудного решения») в отношении тех судей ВСУ, которые поддержали позицию Верховной Рады.

Источники нашего издания в судебной системе утверждают, что рассмотрение дел судей КСУ также сопровождается сильным давлением на судей ВАСУ и ВСУ со стороны представителей партии «Народный фронт». По мнению представителей этой партии, КСУ не может существовать в своем нынешнем составе и формате, поскольку в него «проникла политика».

Парадоксы законодательства

Удивительным является то обстоятельство, что несмотря на регулярные заявления о «преступниках из Конституционного Суда», политики не торопятся что-то менять, а когда нужно, продолжают пользоваться ранее принятыми КСУ решениями. Например, несмотря на громкую критику решения КСУ, допустившего к участию в парламентской коалиции народных депутатов, ранее не входивших в состав какой-либо фракции, вскоре после бегства В. Януковича, 27 февраля 2014 г. в Верховной Раде была сформирована новая коалиция, в которую вошло немало депутатов, вышедших из фракции развалившейся Партии регионов.

Большие вопросы у экспертов вызывает процедура восстановления 21 февраля 2014 г. действия Конституции в редакции от 2004 г., процедура принятия которой в 2010 г. была признана КСУ неконституционной. Как известно, после бегства В. Януковича парламент принял необходимый закон быстро и по сокращенной процедуре, без выводов КСУ. Хотя согласно ст. 159 Конституции, законопроект о внесении изменений в Основной Закон рассматривается Верховной Радой только при наличии вывода КСУ о соответствии его конституционным нормам. Кроме того, среди специалистов бытует мнение, что согласно ст. 5 Конституции, право определять и изменять конституционный строй в Украине принадлежит исключительно народу, а не органам власти. По их мнению, именно население страны посредством проведения референдума должно высказываться в пользу того или иного варианта государственного устройства и Конституции в целом.

Не исключено, что в случае, если в будущем маятник истории качнется в другую сторону, как это было в 2010 г. после очередных президентских выборов, снова найдутся политики, желающие признать неконституционной процедуру восстановления редакции Конституции 2004 г.

Как быть дальше

В связи с непростой ситуацией, сложившейся с КСУ, возникает вопрос о дальнейших путях его развития. Варианты решения проблем предлагаются самые разные – от полной ликвидации КСУ, на чем настаивают представители фракции «Народного фронта», до глубокой модернизации, к чему склоняются председатель Суда Ю. Баулин, судьи КСУ и ряд экспертов.

Идея ликвидации КСУ и передачи его полномочий специальной палате Верховного Суда пока поддержки не находит. По крайней мере, на заседаниях рабочей группы Конституционной комиссии, рассматривавшей вопросы реформирования КСУ, она не выдвигалась. Против ликвидации КСУ выступает и председатель Верховного Суда Ярослав Романюк, хотя первый заместитель председателя Комитета ВР по вопросам правовой политики и правосудия, член фракции «Народного фронта» Леонид Емец при личной встрече в мае пытался убедить его в необходимости такого шага. «Простая ликвидация КСУ – это не решение проблемы. Если не искоренить причины и механизмы возможности политического влияния на КСУ, это ничего не изменит. Допустим, создадим мы Конституционную палату в составе Верховного Суда, но если не устранить возможности политического влияния, политика «зайдет» не только в созданную палату, но и в Верховный Суд в целом. Ни к чему хорошему это не приведет. Нужно понимать, что Верховный Суд – это орган правосудия, который решает вопросы между определенными субъектами, а задание Конституционного Суда состоит другом. КСУ занимается толкованием Конституции, проверяет законы на соответствие ее положениям. Он является судом лишь по названию. Поэтому не нужно скрещивать Верховный Суд и Конституционный Суд под одной крышей. Конституционный Суд нужно сохранить, предварительно усовершенствовав его», – рассказал изданию Я. Романюк.

Пока предложения председателя КСУ Ю. Баулина и рабочей группы Конституционной комиссии по вопросам правосудия, которые во многом со­впадают, выглядят следующим образом:

  • Из полномочий КСУ предлагается исключить официальное толкование законов и оставить в компетенции КСУ только официальное толкование Конституции Украины. Официальное толкование законов отнести к полномочиям Верховного Суда.
  • Предлагается ввести практику конституционных жалоб для проверки на конституционность законов, примененных судом в конкретном деле. Такие жалобы могут подавать как физические, так и юридические лица.
  • К полномочиям Конституционного Суда должна быть добавлена возможность предоставлять выводы на предмет конституционности вопросов, которые выносятся на всеукраинский референдум.
  • Право обращения в КСУ необходимо предоставить судам общей юрисдикции, а не только ВСУ. Однако подавать обращения суды общей юрисдикции смогут только по вопросам конституционности положений и законов, которые применяются ими в конкретных делах.
  • В КСУ должны быть 2 палаты по 9 судей в каждой. Первая рассматривает конституционные жалобы, а вторая – запросы судов общей юрисдикции. Если одна палата захочет изменить правовую позицию второй, они собираются и принимают решения совместно.
  • В условиях децентрализации власти органы местного самоуправления должны иметь право обращаться в КСУ по вопросам их полномочий при решении споров между ними и государственной властью.
  • Предлагается ограничить право КСУ на рассмотрение дел относительно проверки на конституционность законов, регулирующих вопросы государственного бюджета, налогов, иных общегосударственных платежей, но только в случаях, если государственный долг Украины превышает половину валового внутреннего продукта.
  • Судей КСУ необходимо выбирать на конкурсной основе.
  • Возраст, с какого судья может работать в КСУ, должен составлять 45 лет при профессиональном стаже не менее 15 лет. Находиться в должности судье можно будет вплоть до наступления 70 лет.
  • Количественный состав КСУ должен, как и сейчас, составлять 18 человек, а субъектами формирования КСУ должны оставаться Президент, Верховная Рада и Съезд судей.
  • Срок работы судьи в КСУ, как и сейчас, должен составлять 9 лет без права на повторное избрание.
  • Решения о прекращении полномочий и увольнении своих судей КСУ должен принимать самостоятельно. Органы, которые назначили судей в состав Суда, из этого процесса исключаются.
  • Из текста Закона «О Конституционном Суде Украины» в Конституцию должно быть перенесено положение ст. 28, согласно которому судьи КСУ не несут юридической ответственности за результаты голосования или высказывание позиции КСУ при рассмотрении дел или предоставлении выводов.
  • КСУ должен сам формировать свой бюджет, т. е. необходима материальная независимость Суда.
  • Новый закон должен называться «О Конституционном суде Украины и конституционном судопроизводстве» и иметь соответствующие разграниченные разделы. 

 


КОММЕНТАРИИ ЭКСКЛЮЗИВ

Игорь Слиденко, судья Конституционного Суда Украины

– Конституционный Суд – это институт западного права, который появился в Украине после обретения независимости. Если говорить о политизации Конституционного Суда, то нужно понимать, что КСУ – это не суд в привычном понимании этого слова, а политико-правовой орган, который решает политические вопросы. Поэтому определенный уровень политизации в его деятельности и решениях есть всегда. Другое дело, насколько эта политизация влияет на правовую сторону.

Сегодня авторитет Конституционного Суда чрезвычайно низкий. По последним социологическим данным Центра Разумкова, КСУ абсолютно не доверяют 41% населения. При том, что вряд ли большинство граждан знают, чем вообще занимается Конституционный Суд, они часто получают необъективную информацию о его деятельности. Считаю, что КСУ необходима смена состава, но ликвидация Конституционного Суда – это нонсенс, который приведет к сокрушительной критике Украины, в первую очередь, со стороны Совета Европы и Венецианской комиссии.

Петр Стецюк, судья Конституционного Суда Украины

– Конституционная юстиция является таким же обязательным институтом в современном демократическом государстве, как парламентаризм и независимое судопроизводство. Если изъять Конституционный Суд из механизма функционирования государства, это приведет к плохим последствиям. Это все равно, что изъять местное самоуправление или парламентаризм.

Что касается разговоров, будто компетенцию КСУ можно передать Верховному Суду, то необходимо понимать, что смешивание функций судов общей и конституционной юрисдикций не является характерным для континентальной, европейской правовой системы, к которой относится Украина. Такой шаг – достаточно большой риск для будущего страны. Однако следует отметить и то обстоятельство, что практика функционирования КСУ, особенно с февраля 2010 по февраль 2014 г., породила много вопросов не только у ученых, но и в обществе. Сейчас нужен широкий диалог о границах компетенции КСУ, порядке формирования его состава, квалификационных требованиях к его судьям. Конституционный суд должен меняться вместе с переменами в жизни страны, особенно, если меняется сам текст Основного Закона.

Николай Козюбра, судья Конституционного Суда Украины в отставке

– Конституционный Суд должен быть обязательно. Предложения ликвидировать его свидетельствуют о низком профессиональном уровне тех, кто их выдвигает. К решениям КСУ действительно есть справедливые претензии. Ряд решений как этого, так и предыдущих составов КСУ являются спорными. Например, решения о праве Леонида Кучмы баллотироваться на третий срок, о формировании парламентских фракций, возращении редакции Конституции 1996 г. Но претензии к работе судей нельзя переносить на сам институт конституционной юрисдикции.

Действительно, сегодня многим судьям КСУ, как и судьям его прошлых составов, не хватает широты мировоззрения, европейского взгляда на проблемы. В этом составе КСУ, как известно, много судей, ранее работавших в судах общей юрисдикции. Не хотел бы никого обидеть, но еще на этапе подготовки проекта Конституции зарубежные специалисты говорили нам, что судьи из судов общей юрисдикции могут быть неготовы к работе в КСУ. И это оказалось правдой. Считаю, что в составе КСУ должен быть разумный баланс, и судьи из судов общей юрисдикции не должны там доминировать, им еще надо учиться. Выходить из ситуации, сложившейся сейчас, нужно путем повышения квалификационных требований к судьям КСУ. Кроме того, нужно сделать более прозрачным процесс формирования состава КСУ, позволив юридическому сообществу участвовать в назначении состава суда. Ну и, конечно, нужно менять стиль мышления и ментальность судей КСУ.

Ярослав Романюк, председатель Верховного Суда Украины

– Изменения касательно полномочий ВСУ и КСУ, безусловно, необходимы. КСУ – единственный в государстве орган конституционной юрисдикции, и его полномочия по существу должны соответствовать этому статусу. Толкование положений Конституции, решение вопросов о конституционности того или иного закона являются и должны оставаться исключительной прерогативой КСУ. Но толкование обычных законов – это ежедневная деятельность судов общей юрисдикции. И не только ВСУ, а всех судов.

Суд любого уровня применяет конкретные нормы законов для разрешения споров в тех или иных правоотношениях. А для того, чтобы их применить, суд неминуемо осуществляет толкование правовых норм, которое потом отображает в принятом судебном решении. Так или иначе, но результат казуального толкования судом правовой нормы всегда находит свое выражение в том, как суд оценил правоотношения, вытекающие из конкретных обстоятельств, какую выбрал правовую норму для решения отдельного спора и как именно ее применил.

В процессе толкования судами общей юрисдикции правовых норм ВСУ занимает центральную позицию. Именно ВСУ проверяет решения кассационного суда (судов) в случае неодинакового применения им (ими) одних и тех же норм права. И что самое главное – ВСУ осуществляет их толкование, делая вывод о том, как же соответствующую норму применять правильно. Такой вывод ВСУ впоследствии должны учитывать другие суды общей юрисдикции при применении этих норм права. Более того, правовой вывод ВСУ становится обязательным для всех субъектов властных полномочий, которые применяют в своей деятельности нормативно-правовой акт, содержащий соответствующую норму права.

По сути, это и есть толкование закона с признаками официального, осуществляемое ВСУ в пределах предусмотренных законом полномочий, что в полной мере соответствует и статусу, и роли ВСУ как наивысшего судебного органа в системе судов общей юрисдикции, призванного обеспечивать унификацию судебной практики. Однако на сегодня существует конкуренция полномочий ВСУ и КСУ в данном вопросе, ведь в соответствии со ст. 147 Конституции, официальное толкование обычных законов дает и КСУ по схожим основаниям – в связи с наличием неоднозначного применения положений законов Украины судами либо другими органами государственной власти (ст. 94 Закона Украины «О Конституционном Суде Украины»).

Не могу сказать, что озвученные председателем КСУ предложения являются революционно новыми и неизученными. На такое дублирование полномочий КСУ и ВСУ мы обратили внимание еще в 2010 г. и с того времени в сотрудничестве с КСУ искали пути выхода из создавшейся ситуации. Действительно, правовая природа вывода ВСУ по результатам рассмотрения конкретного дела несколько иная, чем решения КСУ касательно официального толкования закона. Но они имеют много общего в главном – оба являют собой толкование норм закона и имеют определенную степень обязательности. Поэтому моя позиция остается последовательной: не вижу оснований утверждать, что толкование обычных законов является исключительной прерогативой КСУ. Наивысший суд общей юрисдикции может выполнять эту функцию.

Поэтому я могу только приветствовать тот факт, что подобная инициатива официально прозвучала и была поддержана в процессе подготовки конституционных изменений, ведь ее реализация устранит конкуренцию полномочий КСУ и ВСУ в вопросе толкования обычных законов. Указанное предложение председателя КСУподдерживает профильная рабочая группа Конституционной комиссии. В сущности, реализация этих предложений в большей степени повлияет на деятельность КСУ, а не ВСУ. Как я уже сказал, ВСУ и в существующих условиях имеет достаточный процессуальный инструментарий для того, чтобы реализовывать полномочия касательно официального толкования законов в связи с неодинаковым их применением судами кассационной инстанции. Не думаю, что нужны какие-то особые, существенные изменения, чтобы ВСУ выполнял эту функцию.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Особенности урегулирования споров при участии судьи
Новости онлайн