Адвоката вызывали?

06:16, 13 июня 2016
Газета: 22 (340)
С момента вступления изменений в законную силу бизнес окажется перед выбором: переквалифицировать своих штатных юристов в адвокатов или передать все свои судебные кейсы на аутсорсинг внешним адвокатским конторам...
Адвоката вызывали?

Анна Шульгина,
«Судебно-юридическая газета»

Судебная власть Украины сейчас переживает драматический, но в то же время определяющий период развития. От того, как заработает новая система, будет зависеть, каким путем пойдет Украина: или мы сделаем решительный прорыв на пути к демократическому становлению, где все равны перед законом, или в очередной раз окажется, что работа проведена для отчетности и не более. Эффективная судебная система, в свою очередь, не может существовать без эффективных смежных институтов, в частности, института адвокатуры.

Одним из самых, если не самым критикуемым вопросом концепции реформирования адвокатуры в Украине является вопрос о введении так называемой адвокатской монополии на представительство сторон в суде. Данная тема давно обсуждается как в самом адвокатском сообществе, так и в обществе в целом. Более того, идея «адвокатской монополии» ложилась в основу многих профильных законопроектов, которые разрабатывались в последние годы. Однако одобрение этой позиции пришло неожиданно, да еще и не как-нибудь, а на конституционном уровне.

Так, 2 июня с. г. Верховная Рада Украины большинством голосов поддержала во втором чтении изменения в Конституцию Украины в части правосудия (законопроект №3524). Кроме прочего, нормы этого документа предусматривают введение ограничения на представительство в судах – т. н. адвокатскую монополию.

Следует сказать, что даже среди самих народных депутатов, проголосовавших в итоге за изменения в Основной Закон, адвокатская монополия не всегда находила поддержку. В частности, первый заместитель главы Комитета ВР по вопросам правовой политики и правосудия Леонид Емец отмечал(см. «Монополия на защиту» в №10 (278) «Судебно-юридической газеты»): «Я категорически не поддерживаю эту инициативу. Здесь возникает вопрос: а государственные учреждения тоже должны нанимать адвокатов? Т. е. в бюджете должны быть обеспечены средства для оплаты их услуг? Адвокаты – это частные лица, они сами определяют свои гонорары. И выходит, что если бюджет у государства маленький, оно должно нанять плохого адвоката! А если бюджет нормальный, открывается огромное пространство для коррупции. В государственных учреждениях есть специализированные кадры, они и должны заниматься представительством в судах.

Что касается гражданского представительства, например, если я сам хочу защищаться и являюсь не адвокатом, а юристом, кандидатом юридических наук, доцентом кафедры гражданского права, я разбираюсь намного больше в определенных моментах, чем некоторые адвокаты. Если мы говорим об уголовном производстве, те законы, которые зарегистрированы, направлены на усиление роли адвоката для того, чтобы он был стороной в процессе, равной прокурору, чтобы сохранялось равное соревнование в части доступа к доказательной базе, к работе со свидетелями, чтобы это была равноправная борьба аргументов. На сегодня адвокат больше ограничен в правах, чем прокурор, поэтому нам есть над чем работать. Мы должны повысить возможности адвокатов. И не должны никоим образом ограничивать права гражданина, который не хочет иметь защиту от адвоката».

Что с чем и что почем?

Можно без преувеличения сказать, что хоть вопрос много и долго обсуждался, консенсус так и не был найден, поэтому нынешние изменения ошеломили граждан Украины, и им теперь придется осваивать новые нормы. А они, как оказалось, так или иначе затрагивают интересы большинства, и тем более, не обойдут наиболее активную часть населения.

Сразу отметим, что данная норма представлена авторами закона как позитивная и объясняется как институциональное закрепление адвокатуры на конституционном уровне с соответствующей конституционной гарантией ее независимости. Так, с целью существенного повышения качества представительства лица в суде, а также установления конституционного основания для создания единой юридической профессии предусмотрено, что исключительно адвокат может осуществлять представительство другого лица в суде, а также защиту от уголовного обвинения. Правда, что касается физического лица, закон дает некий выбор и гласит, что обвиняемый может либо самостоятельно защищать себя от обвинения в соответствии с ч. 4 ст. 29 Конституции Украины («каждому арестованному или задержанному должна быть ... предоставлена возможность с момента задержания защищать себя лично...»), или воспользоваться услугами профессионального адвоката.

Кроме того, законодатель в отношении того же гражданина проявил некую заботу и на том же конституционном уровне гарантирует право именно на профессиональную юридическую помощь каждому нуждающемуся украинцу – разумеется, в случаях, предусмотренных законодательством. Об этом говорит ст. 59 Конституции Украины, которая гарантирует и бесплатную правовую помощь. Оставив эту норму в совокупности с теми изменениями, которые были приняты, законодатель решил, что вопрос урегулирован. Дескать, помощь должна быть непременно профессиональной, а тем, кто не сможет позволить себе оплатить услуги профессионального адвоката, государство предоставит специалиста бесплатно. О качестве предоставления таких бесплатных услуг, как и ценах на услуги адвокатов, имеющих «корочки», которые непременно вырастут, промолчим. Не надо быть большим специалистом, чтобы не узреть в такой «заботе» о гражданах достаточно прозрачную схему личных выгод, которая еще больше просматривается, если речь идет о юридических лицах.

Штатный адвокат

Недостаток внимания или намеренная халатность к такому, казалось бы, далекому от коммерции вопросу сыграли с предпринимателями довольно злую шутку. В результате введения адвокатской монополии представлять интересы юридического лица в суде вскоре сможет только адвокат, а штатные юристы предприятий и организаций или юрисконсульты теряют такую возможность. Как результат, с момента вступления изменений в законную силу бизнес окажется перед выбором: переквалифицировать своих штатных юристов в адвокатов или же передать все свои судебные кейсы на аутсорсинг внешним адвокатским конторам. И заметьте, оба варианта требуют дополнительных вложений.

Кроме того, если штатные юристы предприятий получат адвокатские свидетельства, вместе с ними они приобретут целый ряд обязательств и ограничений, никак не связанных с их должностными обязанностями. Среди них: уплата регулярных членских взносов, необходимость периодического прохождения специального обучения и подтверждения квалификации, а также зависимость от органов адвокатского самоуправления. И все это – в дополнение к риску быть «отлученным» от профессии. Работодатель уже сейчас должен понимать, что если примет решение в пользу изменения статуса штатного юриста, стоит быть готовым к тому, чтобы дать этому юристу возможность отлучаться от работы на достаточно длительный срок для прохождения стажировки, на подготовку к сдаче экзамена, дальнейшее регулярное обучение и, соответственно, компенсировать расходы на эти услуги. При этом направление обучения никак не будет связано со спецификой работы предприятия и на эффективность юридической поддержки повлияет весьма опосредованно.

Стоит отметить, что все эти процедуры должны быть соблюдены независимо от того, насколько часто у юриста возникает необходимость работать в суде. Пусть даже у предприятия возник один-единственный юридический спор, а все остальное время штатный юрист вовлечен в другие процессы, связанные с работой предприятия (договорная работа, регуляторная деятельность и т. п.).

Учитывая вышеизложенное, ситуация, опять-таки, никак не вяжется с заявленными целями парламентариев, говорящих о заботе и о том, что указанные изменения расширяют возможности человека на получение именно профессиональной юридической помощи. Ни для кого не секрет, что с наступлением кризиса юридические бюджеты всех компаний урезались до минимального уровня, и сегодня никто не бежит за высококвалифицированной адвокатской помощью на сторону – все довольствуются услугами штатных юристов, которые за некую сумму стараются работать хорошо, чтобы не потерять работу. Более того, как показывает практика, штатные юристы, работающие на предприятиях годами и досконально знающие каждую мелочь, оказываются профессионалами более высокого класса, нежели адвокаты, которые часто-густо разбираются во всем сразу и не в чем конкретно.

Так кому же действительно выгодны такие нормы? Как вариант, самой адвокатуре. Вернее, не практикующим адвокатам, зарабатывающим на жизнь тяжелым трудом, а тем привилегированным, которые уже позабыли, что такое адвокатская практика, и давно уже питаются из «кормушки» адвокатского самоуправления. Всем известные скандалы по поводу огромных сумм адвокатских взносов хорошо помнятся, и, похоже, адвокатуре понадобились новые вложения за счет новоиспеченных адвокатов, а профессионализм здесь вовсе ни при чем. Не исключено даже, что вход в профессию максимально упростят, чтобы те самые штатные юристы смогли получить необходимые теперь свидетельства на право заниматься адвокатской деятельностью (правда, не бесплатно), и как результат, адвокатов станет в разы больше. Но вновь прибывшие отнюдь не освобождаются от дальнейших неизбежных расходов, связанных с сохранением статуса адвоката. И если для крупных предприятий такие затраты хоть и лишние, но посильные, то как быть с малым бизнесом или, тем более, с государственными предприятиями? Готовы ли они сегодня к таким изменениям?

Решение этой проблемы может заключаться в законодательном закреплении возможности самопредставительства в суде для юридических лиц. Если такие изменения или уточнения будут приняты, например, в рамках профильного закона «Об адвокатуре и адвокатской деятельности», который сейчас разрабатывается, возможно, бизнес не так жестко почувствует последствия принятых парламентом законов. Безусловно, проводя реформы, нужно учитывать опыт других стран. Однако результаты реформ двух последних лет дают основания считать, что практику, законы и обычаи других стран нельзя просто скопировать в Украине. Нужно учитывать внутренние факторы, особенности, экономическую обстановку, готовность общества и бизнеса к изменениям, а также реальную потребность в них.

Отметим, что новации, согласно которым представительство в суде смогут осуществлять исключительно адвокаты, не распространяются на представительство в суде по малозначительным трудовым спорам, спорам о защите социальных прав, в отношении выборов и референдумов. Также, согласно закону, введение монополии адвокатов будет проходить постепенно. Предусмотрен переходный этап, поэтому новое правило будет действовать в Верховном Суде и судах кассационной инстанции с 1 января 2017 г., в судах апелляционной инстанции – с 1 января 2018 г., а в судах первой инстанции – с 1 января 2019 г.


КОММЕНТАРИИ ЭКСКЛЮЗИВ

Евгений Захаров, председатель правления Украинского Хельсинкского союза по правам человека, директор Харьковской правозащитной группы

– Внедрение адвокатской монополии, на мой взгляд, ничего хорошего не несет. Соответствующие изменения, внесенные в Конституцию, существенно сужают объем прав на получение правовой помощи, так как теперь не только в уголовных, но и в гражданских и административных делах необходимо задействовать исключительно адвоката. Это может очень больно ударить по тем, кто нуждается в правовой помощи, поскольку у большинства украинцев просто нет средств для оплаты услуг адвокатов, а адвокатская корпорация может значительно поднять цены.

И я лично, и объединение правозащитных организаций выступали против таких изменений, делали заявления, пытались переубедить депутатов, но нас не услышали. К сожалению, нашим властям и, прежде всего, Президенту так нужны были изменения в Конституцию, они были настолько заинтересованы в них, что сильно давили на депутатов. Кстати, при принятии законопроекта была нарушена процедура, так как в одном пакете с изменениями в Конституцию нельзя принимать изменения в другие законы. Вообще решения, принятые с нарушением процедуры, опасны. На мой взгляд, все это потом скажется. Думаю, практика будет негативной, в дальнейшем такой порядок не приживется, и вновь будут внесены изменения. Пройдет немного времени, и станет понятно, что это ошибка.

Ольга Дмитриева, глава Высшей ревизионной комиссии адвокатуры

– Данные изменения – огромный плюс. Адвокатская деятельность оказывает существенное влияние на жизненные интересы общества. Не могут действия, которые уполномочен проводить адвокат, осуществляться лицами без специального статуса. Я считаю, что такие изменения – это большой шаг к повышению роли адвокатуры в обществе, к контролю за оказанием правовой помощи. Он существенно усилит ответственность лиц, которые занимаются представлением интересов физических лиц в судах. Думаю, монополия адвокатской деятельности должна распространяться не только на представление интересов в судах, но и на другие виды правовой помощи. С другой стороны, монополия ставит очень высокую планку ответственности для всей адвокатуры и является достаточно серьезным испытанием. Прежде всего, надо обратить внимание на работу квалификационно-дисциплинарных комиссий адвокатуры, сделать их работу более открытой, публичной, прозрачной, проводить аналитику, чтобы не возникало никаких подозрений о злоупотреблениях, и любые недостатки в работе адвокатов находили адекватное реагирование со стороны КДКА. Таким образом мы сможем очистить адвокатскую профессию от случайных, недобросовестных, непрофессиональных людей, и в целом профессиональный уровень адвокатуры повысится.

Что касается юристов, которые работают сегодня на предприятиях, по моему мнению, страхи относительно того, что они теперь не смогут представлять интересы предприятия в суде, сильно преувеличены. Все знакомые мне предприятия уже сегодня или имеют свои юридические отделы, в которых практически все юристы давно имеют адвокатские свидетельства, или пользуются аутсорсингом. Что касается того момента, что юрист, получивший статус адвоката, обязан будет платить членские взносы, то он ведь получает взамен совсем другой уровень возможностей при осуществлении защиты и представительства своего предприятия. Например, у него появится право делать адвокатские запросы. Только одно это полномочие стоит того, чтобы заплатить членский взнос раз в год.

Даниил Курдельчук, глава общественного совета при Министерстве юстиции Украины

– Этот закон – хороший промежуточный шаг. Конечно, он не так подготовлен, как нужно было, не все учтено, но, тем не менее, это шаг вперед. Подобные нормы являются большим стимулом для адвокатуры проявить себя и зарекомендовать с лучшей стороны. Единственное, если говорить о данных нормах, хочу отметить, что было бы правильно, с моей точки зрения, дать корпоративным юристам законодательное право представлять интересы фирм, в которых они работают. В крупных компаниях масса профессиональных юристов, и требовать, чтобы все они были формально адвокатами, вероятно, неправильно. Но думаю, таким юристам надо отстаивать свои интересы. Во всем остальном слово «монополия», может быть, жесткое, категоричное, но оно подразумевает профессионализм и профессиональное отношение к адвокатской деятельности как к составляющей правосудия. И с этой точки зрения уже вопрос к самой адвокатуре. Ей нужно будет навести порядок в своем сообществе, там немало проблем. Она должна почувствовать большую ответственность и проявить внутреннюю требовательность к самой себе.

Адвокатура должна служить примером в системе правосудия. У государства должно быть лишь общее право контроля, а во всем остальном адвокатура должна сама себя контролировать, совершенствоваться и нести ответственность перед обществом.

Екатерина Коваль, заместитель председателя Национальной ассоциации адвокатов Украины и Совета адвокатов Украины

– Восстановление легитимности Конституции, разбалансированное конституционное регулирование, необходимость исправления недостатков, касающихся разных правовых институтов – это те факторы, которые обусловили начало конституционной реформы. Судебная реформа не завершилась – она только начинается. Без принятия имплементационных законов одновременно с конституционными изменениями невозможно реализовать ту судебную реформу, которой ожидают общество и судебная система. Любая судебная реформа в европейском демократическом государстве может иметь своей целью исключительно одно – эффективное обеспечение права на справедливый суд.

Если исходить из логики и разумности, ключевое место в процессе обсуждения и подготовки реформы судопроизводства должна была играть и адвокатура. Но, как ни странно, ни на одном мероприятии Национальной ассоциацией адвокатов Украины (НААУ) обсуждение конституционной реформы в части правосудия и роли адвокатуры в ней проведено не было. А принятию таких важных для адвокатов решений, как изменения в Конституцию Украины, должны предшествовать широкие обсуждения в региональных и национальных органах самоуправления адвокатуры Украины. НААУ, к сожалению, выполняет только церемониальную функцию.

Как обеспечить прозрачность конституционного процесса, привлечь адвокатское сообщество к этому процессу и учесть запросы общества по изменению системы? Как дать толчок к началу полноценной судебной реформы? Как не потерять шанс реформировать адвокатуру? Как достичь консенсуса в парламенте и обеспечить доверие общества к предложенным реформам? Это те вопросы, которые необходимо было бы обсуждать адвокатскими организациями. У адвокатуры была надежда, что результаты открытой профессиональной публичной дискуссии будут способствовать надлежащему осуществлению конституционной и судебной реформ, решению проблемных вопросов изменений в Конституцию и обеспечат легитимность обновленного Основного Закона и широкую народную поддержку в процессе имплементации этих реформ. И адвокаты-практики должны быть творцами национальной политики, а не посторонними наблюдателями.

В мировой практике все четче прослеживается тенденция к отделению адвокатуры от государства и органов власти, к уходу и устранению адвокатских ассоциаций от публичности и публично-правовых функций. Именно с учетом вышеупомянутых рекомендаций законодатель Украины отразил международные стандарты и тенденции регулирования правоотношений субъектов, связанных с оказанием правовой помощи, их правового положения и возложенных на них функций в законодательстве Украины, закрепив, что адвокатура Украины – это некоммерческая организация, созданная с целью саморегулирования, основанная на членстве, объединяющая адвокатов как субъектов профессиональной частноправовой деятельности.

Законодательством Украины органы самоуправления адвокатуры не наделены властными полномочиями в сфере публично-правовых отношений, и в их деятельности отсутствуют элементы публичности. Если провести системный анализ норм права, можно утверждать, что фактически именно различия в функциональном назначении и характере деятельности юридических лиц публичного права и частного права обуславливают особенности их создания и деятельности. Возможно, именно из-за подмены ее публичной функции частноправовой с момента создания ассоциации происходит постепенная стагнация реформирования адвокатуры.

В Украине адвокатура уже достаточно давно настаивает на повышении профессионализма представителей в судах путем установления исключительного права адвокатов на такое представительство, т. е. введения так называемой адвокатской монополии. Первый шаг в этом направлении был сделан в рамках уголовного судопроизводства: по новому УПК Украины, только адвокат может быть защитником подозреваемого или обвиняемого, представителем потерпевшего, гражданского истца или ответчика, тогда как ранее такую функцию мог осуществлять специалист в области права. Хотя ст. 6 ЕКПЧ гарантирует каждому свободный выбор защитника. Кроме того, монополия адвокатуры может оказать негативное влияние на состояние самой адвокатуры и привести к стагнации развития правовой системы.

Сейчас по инициативе главы государства в Администрации Президента создана рабочая группа по подготовке стратегии реформирования судоустройства и судопроизводства, других смежных правовых институтов, разрабатывается план действий по ее внедрению. В этих рамках осуществляется и наработка законопроекта о внесении изменений в Закон «Об адвокатуре и адвокатской деятельности». К сожалению, в состав рабочей группы не вошел ни один представитель классической адвокатуры. Сергей Сафулько, Татьяна Варфоломеева, Иосиф Бронз и другие корифеи нашей профессии вновь отстранены от процессов подготовки изменений. Поэтому вполне понятно, почему этот проект может стать для классической (или даже канонической) адвокатуры громом среди ясного неба.

Предложенная законодателем форма монополии через полную унификацию нивелирует изменения в Конституцию. Когда все юристы автоматически придут в адвокатуру через собеседование, принятие предлагаемых изменений повысит зависимость адвокатов от руководства адвокатуры и поставит под угрозу доступ к профессии. Состояние самоуправления адвокатуры в Украине не дает надежды на эффективную имплементацию реформ. Для решения проблем адвокатуры как независимого института в судопроизводстве есть необходимость доработки указанных законопроектов. Надо учесть исторический рассвет становления адвокатуры, сбалансировать взаимные отношения адвокатуры с ветвями государственной власти и нормативно закрепить меры по выравниванию имеющегося в настоящее время дисбаланса в равноправном урегулировании существующих институтов правовой системы нашего государства. В нынешних же обстоятельствах создается впечатление, что на современном этапе развития государства ни законодательная, ни исполнительная, ни судебная ветви власти не проявляют заинтересованности в обеспечении существования сильной и независимой адвокатуры в Украине. В свою очередь, правовой статус адвокатуры всегда был определенным показателем защищенности лица и одним из индикаторов уровня реализации общепризнанных основ правового государства и развитого гражданского общества. Повышение эффективности деятельности отечественной адвокатуры, качество и доступность адвокатской помощи для всех слоев населения Украины – вот те главные задачи, которые стоят перед адвокатурой.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Когда КСУ начнет рассматривать конституционные жалобы видео
Новости онлайн