Общественность в суде бессильна?

06:03, 25 июля 2016
Газета: 29-30 (347-348)
Почему общественная организация не может защитить права своего члена в суде?
Общественность в суде бессильна?

Почему общественная организация не может защитить права своего члена в суде?


Анна Шульгина,
«Судебно-юридическая газета»

Революция Достоинства показала, что народ не является бессильным перед властью. Она дала толчок к объединению граждан в различные общественные формирования для того, чтобы защищать свои права от беспредела чиновников, генерировать идеи относительно реформ, способствовать усовершенствованию законодательства. Один человек – это мнение, а группа людей – это мнение плюс сила. Однако помимо силы, необходимо еще и наличие законодательных рычагов, которые позволяют таким формированиям отстаивать интересы в судебных органах. К сожалению, практика показывает, что такие рычаги по-прежнему отсутствуют. В чем причина того, что члены общественной организации не могут защитить свои права, разбиралась «Судебно-юридическая газета».

Изменения внесли, о правах общественности забыли?

Как это часто бывает в последнее время, законодатель, декларируя демократические изменения, забывает наделить субъектов, на которых такие изменения должны распространяться, механизмом реализации их прав.

Действующее законодательство предусматривает разные формы общественных объединений, одним из которых являются общественные организации. Регламентирует работу последних, кроме Конституции Украины, профильный Закон «Об общественных объединениях» от 22.03.2012, который вступил в силу с 1 января 2013 г. и до нынешнего времени претерпел множество изменений. Эксперты и члены украинских действующих объединений отмечают, что среди изменений есть и много положительного, но, к сожалению, как показывает практика, многие нормы остаются нерабочими. Так, зачастую общественная организация остается «невесомой», поскольку ее мнение остается не услышанным и не учтенным, а как результат, права членов той или иной ОО не защищенными. В частности, как выяснилось, общественная организация не может защитить права своих членов в суде. Какие бреши существуют в украинском законодательстве, мы попытались разобраться с учетом судебной практики и практики Европейского суда по правам человека

Так, одним из таких примеров является дело №826/20324/15, в котором Ассоциация «Предприятий по сертификации и оценке соответствия» обратилась с иском к Министерству экономического развития и торговли Украины в интересах члена Ассоциации в Окружной административный суд Киева. Дело касалось отмены МЭРТ сертификации, а истец добивался предотвращения реализации продукции, опасной для жизни, здоровья и имущества граждан и окружающей среды. Ассоциация считала, что действия Минэкономразвития по прекращению регистрации сертификатов соответствия и свидетельств о признании соответствия в Реестре государственной системы сертификации являются противоправными и несут угрозу жизни и здоровью населения, ведут к невозможности своевременного выявления на рынке продукции, которая представляет опасность для жизни, здоровья, наследственности человека, а также к попаданию на рынок фальсифицированной продукции. Следовательно, действия Минэкономразвития несут угрозу и нарушают конституционные права граждан на безопасность, качество жизни и могут привести к тяжелым последствиям, поскольку отмена сертификации, в т. ч. добровольной, при отсутствии технических регламентов делает потребительский рынок открытым для фальсифицированной продукции, в т. ч. алкогольной, а недобросовестные производители будут поставлять продукцию с синтетическими консервантами и красителями, поскольку это удешевляет ее стоимость. Однако суд так и не рассмотрел суть требований истца.

Отметим, что, добиваясь справедливости, данная организация дошла до высшей судебной инстанции (на данный момент дело принято к производству Высшим административным судом Украины), поскольку постановлением Окружного административного суда Киева от 26.02.2016 №826/20324/15 в составе судей Игоря Качура, Виктора Данилишина и Владимира Келеберды в удовлетворении ее иска было отказано. Основанием для отказа стало то, что действиями ответчика будто бы не нарушены права и интересы истца, поскольку Ассоциация не является органом сертификации, а является общественной организацией – объединением профильных предприятий и организаций, не проводит хозяйственной деятельности и создана в интересах общества с целью содействия развитию в сфере сертификации и оценки соответствия, обеспечения защиты их прав и представительства общих интересов в государственных органах. Судом не принят во внимание тот факт, что член обращался к общему собранию Ассоциации с просьбой защиты его нарушенного права, в связи с чем на внеочередном общем собрании членов Ассоциации было принято решение обратиться в суд.

В свою очередь, определением Киевского апелляционного административного суда от 12.05.2016 решение суда первой инстанции оставлено без изменений. Председательствующая судья Людмила Губская с коллегами Андреем Париновым и Александром Беспаловым при принятии решения нарушений тоже не увидели. Однако как выяснилось, юристы и даже многие судьи не поддерживают позицию, выбранную ими.

Приведем другой пример. Не так давно, 13 июля 2016 г. Киевский апелляционный административный суд в деле №826/23434/15 отказал в апелляционной жалобе Общественному союзу «Ассоциация органов самоорганизации населения города Киева» на постановление Окружного административного суда Киева от 29 февраля 2016 г. по делу по иску указанного Общественного союза к Киевскому городскому совету, третьи лица – Государственное КП «Плесо», Департамент земельных ресурсов КГГА, ООО «Майк», ООО «Терра Капитал», ПАО «Государственный сберегательный банк» об отмене решения в части. Так, «Ассоциация органов самоорганизации населения города Киева» обжаловала решение Киевского городского совета от 26 июля 2007 года №67/1901 «Об изменении целевого назначения и передаче земельных участков ООО «Майк» для строительства, эксплуатации и обслуживания многофункциональных комплексов в составе комплекса гостинично-офисного и торгово-развлекательного назначения, жилищно-офисного комплекса с апартаментами, яхт-клуба, дельфинария и аквапарка, благоустроенных набережных между ул. Никольско-Слободской и просп. Броварским в Днепровском районе Киева». Напомним, дело касалось возведения жилищного комплекса (ЖК) «Солнечная Ривьера», которое сопровождается протестами общественных активистов.

Киевский апелляционный административный суд посчитал, что нарушение права физического лица не порождает возникновения нарушения этого же права у общественной организации (общественного союза), членом которой является это физическое лицо. Отождествление прав членов общественной организации (общественного союза) и собственно такой общественной организации (общественного союза), в данном случае, апелляционный суд считает недопустимым. В связи с этим коллегия судей КААС согласилась с решением суда первой инстанции об отказе в удовлетворении иска.

Закон у каждого свой

В отличие от устоявшегося признания судами права прокуроров защищать интересы государства в случае их нарушения или угрозы нарушения, судебная практика относительно аналогичного права неправительственных организаций на обращение в суд за защитой интересов общества является куда более неоднозначной.

В качестве примера, постановлением Окружного административного суда Киева от 09.06.2015 по делу №826/2073/15 был удовлетворен иск Всеукраинской общественной организации «Объединение Богдана Хмельницкого» к Кабмину о признании противоправным и отмене распоряжения КМУ №43-р от 23.01.2015 года «О временном возложении исполнения обязанностей председателя Государственной службы геологии и недр Украины на Бояркина Н. А.». В обоснование наличия нарушенного права истца суд сослался, в частности, на Рекомендации Комитета министров Совета Европы стран-членов CM/REC (2007) 14 (относительно правового статуса неправительственных организаций в Европе, принятые 10.10.2007), в п. 10 которых определено, что действия или бездействие власти, которые затрагивают интересы НПО, должны быть предметом административного надзора и могут оспариваться НПО в независимом суде, наделенном полной юрисдикцией.

Однако постановлением Киевского апелляционного административного суда от 06.08.2015, с которым согласился Высший административный суд Украины в постановлении от 21.01.2016, решение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении иска общественной организации отказано. Суды высших инстанций пришли к выводу, что охраняемые права и интересы ВОО «Объединение Богдана Хмельницкого» не нарушаются принятием Кабмином обжалуемого распоряжения, поскольку оно является правовым актом индивидуального действия, право обжаловать который имеют лица, в отношении которых он применен, а также лица, являющиеся субъектом правоотношений, в которых будет применен этот акт.

Исключением из правил выглядит административное дело, связанное со скандальной реконструкцией Гостиного двора на Контрактовой площади в Киеве, чему активно противостояли жители города, защищая здание как объект культурного наследия.

Так, Окружной административный суд Киева в своем постановлении от 27.10.2015 по делу №2а-7460/12/2670 по иску ОО «Гражданская позиция» и других лиц к Кабмину, Министерству культуры Украины об отмене постановления КМУ от 15.08.2011 №1380 «Об исключении здания Гостиного двора в Киеве из списка памятников архитектуры Украинской ССР, находящихся под охраной государства», удовлетворяя иск и отменяя указанное постановление правительства отметил, что в соответствии с ч. 2 ст. 171 Кодекса административного судопроизводства право обжаловать нормативно-правовой акт имеют лица, в отношении которых он применен, а также лица, которые являются субъектами правоотношений, в которых будет применен этот акт.

Обжалуемым постановлением от 15.08.2011 №1380 КМУ исключено здание Гостиного двора в Киеве из списка памятников архитектуры, находящихся под охраной государства. По мнению суда, статус здания Гостиного двора как памятника архитектуры, который находился под охраной государства, может касаться прав любого гражданина государства по сохранению памятника архитектуры, культурного наследия, гарантировано статьей 54 Конституции и Закона Украины «Об охране культурного наследия». С правильностью выводов суда первой инстанции по этому делу согласились Киевский апелляционный административный суд и Высший административный суд Украины в постановлениях от 21.01.2016 и 12.02.2016, соответственно. Таким образом, указанное дело является примером, когда неправительственной организации и общественным активистам удалось отменить в судебном порядке акт органа власти центрального уровня.

К сожалению, это судебное дело не может быть прецедентом для других судов при решении вопроса о наличии нарушенного права (интереса) НПО в спорных правоотношениях. Во-первых, нужно учитывать общественный резонанс вокруг попыток реконструировать здание Гостиного двора. Во-вторых, обязательными для учета судами в подобных публично-правовых спорах является только правовые выводы Верховного Суда Украины. А ВСУ сужено толкует правовые основания для защиты интересов в суде представителями общественности в спорных правоотношениях, сводя рассмотрение вопроса лишь к тому, принадлежат ли истцы – НПО и соответствующие общественные активисты к субъектам этих правоотношений.

Неоднозначная практика

Сами судьи не раз отмечали, что отсутствие единой практики является существенной проблемой на сегодня. Не стали исключением из правил и решения, принимаемые судами по вышеописанным искам. Так, практика, включает решения по аналогичным случаям, где иски общественных организаций удовлетворяются.

Одним из т. н. положительных является решение Высшего административного суда Украины от 29.09.2015 (К/800/34954/13), где суд рассмотрел в порядке письменного производства кассационную жалобу Пенсионного фонда Украины на постановление Окружного административного суда Киева и определение Киевского апелляционного административного суда по делу, в котором истцом выступила ВОО «Ассоциация ветеранов государственной налоговой службы Украины», представляя интересы своего члена перед Пенсионным фондом Украины. В своем решении ВАСУ отметил: «Всеукраинская общественная организация «Ассоциация ветеранов государственной налоговой службы Украины» является надлежащим истцом по делу, поскольку на ветеранов государственной налоговой службы распространяются предписания постановления №19-11, а согласно уставу ВОО «Ассоциация ветеранов государственной налоговой службы Украины»… Ассоциация создана ветеранами государственной налоговой службы Украины с целью защиты своих социальных и других законных интересов».

Совсем парадоксально, когда один и тот же суд практикует применение закона по-разному в подобных ситуациях. Так, Окружной административный суд Киева 19.01.2016 принял к рассмотрению письменное производство №826/10244/15, в рамках которого был по существу рассмотрен вопрос по иску Всеукраинской общественной организации «Украинская палата арбитражных управляющих» к Министерству юстиции Украины. Исходя их того, что суд рассмотрел дело по существу и принял решение, значит, признал ОО полноправным истцом.

Продолжая тему несогласованности решений в одном и том же суде, отметим иную позицию ВАСУ в тексте его решения от 01.10.2015 (К/800/23808/15). Так, рассматривая в порядке письменного производства дело по иску Херсонской городской общественной организации «Бизнес-ассоциация «Солидарность» к Государственной налоговой инспекции в Херсоне ГУ Миндоходов в Херсонской области, ВАСУ отметил: «Действующее законодательство не содержит норм, которые бы наделяли общественные организации правами обращения в административный суд с исками в защиту прав и интересов других лиц, в отличие от Уполномоченного по правам человека и прокурора, которые наделены такими правами Законом Украины «Об Уполномоченном Верховной Рады Украины по правам человека» и »О прокуратуре». «Учитывая это, общественные организации могут защищать в административном суде права своих членов и других лиц исключительно на основании представительства в соответствии с положениями ст. 56-59 КАС Украины», – подчеркивает суд. Похожую позицию ВАСУ высказал в тексте еще одного из своих решений.

Так, коллегия судей ВАСУ в порядке предварительного рассмотрения дела (К/800/65451/14) от 27.08.15 по иску представителя ОО «Независимая Правозащитная общественная организация «Право на защиту» к Ленинскому отделу государственной исполнительной службы Днепропетровского городского управления юстиции отметила в своем решении: «Членство в общественной организации само по себе не является основанием для возникновения процессуального представительства. Для этого необходимо волеизъявление лица, нуждающегося в представительстве. При отсутствии на это согласия уполномоченный общественной организации не может быть допущен судом к осуществлению функций процессуального правопреемника. Кроме того, как отмечалось выше, полномочия по защите в судах прав, свобод или интересов членов общественных организаций или других лиц, которые обратились к ней с такой защитой, должны быть предусмотрены в уставных документах».

Почему же такая разная практика прослеживается буквально при поверхностном анализе судебных решений? И на, что рассчитывать правлению той или иной общественной организации, желающей выполнить прямые обязанности по защите прав своих членов? По всему видно, только на везение и возможно на удачную попытку заинтересовать судью.

На защите прав и интересов

Отметим, что законодательно понятия «неправительственная организация», «общественный интерес», соотношение «общественного интереса» с «законным интересом», который является объектом судебной защиты, нигде не определены, однако системный анализ действующих нормативно-правовых актов свидетельствует, что к неправительственным организациям в Украине относятся, в частности, общественные объединения, благотворительные организации, профсоюзы, организации коллективного управления и тому подобное. К НПО относятся также международные организации, например, «Transparency International», «Greenpeace» и др.

Самым распространенным видом НПО являются общественные организации, правовые основы деятельности которых в нашей стране, как уже было сказано, регулируются Законом «Об общественных объединениях» №4572-VI. В отличие от предыдущего Закона «Об объединениях граждан» от 16.06.1992 №2460-XII, который утратил силу 01.01.2013, Закон «Об общественных объединениях» не ограничивает «защиту интересов» от имени общественных организаций только «собственными интересами» членов этих организаций. Напротив, Закон №4572-VI в статье 1 определяет общественную организацию как добровольное объединение физических лиц для осуществления и защиты прав и свобод, удовлетворения общественных, в частности экономических, социальных, культурных, экологических и других интересов. Новый закон также устранил обязательное разделение объединений граждан по территориальному статусу внутри страны, который характерен только для стран постсоветского пространства, то есть деятельность общественной организации «в любом случае может распространяться на всю территорию Украины».

Таким образом, деятельность общественных организаций направлена не только на удовлетворение интересов их членов, но и призвана защищать общественные интересы, т. е. общества в целом. При этом государство как форма организации общества должна действовать в его интересах, в противном случае, общество в лице граждан и создаваемых ими организаций вправе реагировать на любые нарушения, в том числе через механизмы судебной защиты. В то же время, действующим украинским законодательством четко не определены правовые основания для обращения общественных организаций в суд за защитой общественных интересов. Так, в п. 2 ч. 1 ст. 21 Закона Украины «Об общественных объединениях» предусмотрено общее право общественных объединений (в т. ч. общественных организаций) обращаться в порядке, определенном законом, в органы государственной власти, органы власти АРК, органы местного самоуправления, к их должностным и служебным лицам с предложениями (замечаниями), заявлениями (ходатайствами), жалобами. Однако в законе не конкретизируется, относятся ли к таким обращениям соответствующие иски в суд, а также заявления о вступлении в судебные дела в качестве третьих лиц с целью защиты общественных интересов в суде.

Юридическая связанность интересов общества с деятельностью НПО обусловливается представительским характером такой деятельности и осуществлением НПО общественного контроля за соблюдением законов, прежде всего, субъектами властных полномочий. Важными для обоснования исков НПО в части правовых оснований для защиты общественных интересов в суде является статья 6 Конвенции о защите прав человека и основополагающих свобод, которая гарантирует каждому право на справедливый суд, а также практика Европейского суда по правам человека. Так, ЕСПЧ в своем решении по делу «Трегубенко против Украины» от 2 ноября 2004 г. отметил, что «правильное применение законодательства неоспоримо составляет «общественный интерес» (п. 54 решения). Европейский суд также высказался по этому поводу в своем решении по делу «Л’Эраблиер А.С.Б.Л.против Бельгии».

В то же время, право неправительственных, общественных организаций осуществлять представительство в суде интересов не только своих членов, а вообще общественных интересов в действующем законодательстве Украины ограничено определенными категориями правоотношений, с которыми непосредственно связана уставная деятельность соответствующих НПО (например, объединения потребителей вправе обращаться с иском в суд о признании действий продавца, изготовителя (предприятия, выполняющего их функции), исполнителя противоправными в отношении неопределенного круга потребителей и прекращении этих действий и т. д.). То есть право на обращение в суд неправительственных организаций связывается с интересами определенных групп населения, которые в большей степени являются профессиональными интересами, а не интересами общества в целом.

Означает ли это, что реагировать на многочисленные нарушения закона в различных сферах, затрагивающих интересы общества в целом, путем обращения в суд уполномоченные только властные субъекты? Если так, то государство будет само себя монопольно контролировать, устраняя от этого процесса гражданское общество. Эффективность такого контроля – сомнительна, когда речь идет о соблюдении законов непосредственно представителями власти.

Решения КСУ не имеют веса?

Как уже было отмечено, основная цель разного рода объединений – защита прав и свобод, удовлетворение общественных, в том числе и экономических, социальных, культурных, экологических и других интересов граждан. Как известно споры зачастую можно разрешить только в судебном порядке. Так, во многих случаях обращение в суд является одной из не просто возможностей, а даже обязанностей общественных организаций. И, как выяснилось, уже на этой ступени можно споткнуться как о действующее законодательство, так и о наработанную судебную практику.

Согласно с действующим законодательством основным документом, на основании которого организация ведет свою деятельность, является устав. Именно в нем дублируются одна из основных задач организации – защита интересов учредителей и членов ОО, в том числе и в органах государственной власти, а также представительство и защита интересов учредителей и членов ОО в госорганах. Юристы отмечают, что при написании устава следует обязательно прописать данный пункт. Кроме того, Конституционным Судом Украины в Решении от 28 ноября 2013 года №12-рп/2013 указано, что общественная организация может защищать в суде личные неимущественные и имущественные права, как своих членов, так и права и охраняемые законом интересы других лиц, обратившихся к ней за таким защитой, только в случаях, если такое полномочие предусмотрено в ее уставных документах и если соответствующий закон определяет право общественной организации обращаться в суд за защитой прав и интересов других лиц.

Однако многие правозащитники обнадеживают, утверждая, что даже если таковое не было прописано в уставе, достаточно будет нормы закона – ст. 1 Закона «Об общественных объединениях». Аналогичная позиция подтверждается и содержанием отдельных решений Конституционного Суда Украины (№6-рп/1997 от 25.11.97, №9-рп/1997 от 25.12.97), в которых указано, что каждый имеет право обратиться в суд, если его права или свободы нарушены или нарушаются, созданы или создаются препятствия для их реализации или имеют место другие ограничения прав и свобод.

Кроме того, отметим, что для НПО как истцу важно обосновать наличие не столько общественного интереса, а, прежде всего, интереса, охраняемого законом (законного интереса), поскольку именно такой интерес непосредственно подлежит судебной защите, наравне с правами и свободами человека. Официальное толкование понятия интереса, подлежащего защите, дано в решении Конституционного Суда Украины от 1 декабря 2004 №1-10/2004, которым определено, что охраняемый законом интерес надо понимать как стремление к пользованию конкретным материальным и/или нематериальным благом, как обусловленное общим содержанием объективное и прямо не опосредованное в субъективном праве простое легитимное разрешение, которое является самостоятельным объектом судебной защиты и других средств правовой охраны для удовлетворения индивидуальных и коллективных потребностей, не противоречащих Конституции и законам Украины, общественным интересам, справедливости, добросовестности и другим общеправовым основам.

С сожалением отметим, что многие суды Украины, в частности административные суды, либо отказывают в принятии искового заявления, если истцом выступает общественная организация, либо в процессе рассмотрения иска принимают решение отказать в нем, аргументируя свою позицию тем, что исковое заявление должен подать непосредственно истец, а общественная организация, полноправным членом которой является пострадавшая сторона, не может быть стороной процесса. Такая ситуация и произошла с Ассоциацией «Предприятий по сертификации и оценке соответствия», которая обратилась в суд, чтобы защитить одного из своих членов от произвола чиновников Министерства экономического развития и торговли Украины.

Украинские реалии

В Украине сегодня действуют десятки действительно нужных обществу общественных объединений, защищающих, поддерживающих, реализующих интересы своих членов. Их значение для общества трудно переоценить. Но, как говорят сами представители общественных организаций, работа их трудна и порой неблагодарна, к тому же, часто они как «бельмо на глазу» у чиновников госаппарата. И признаются: если бы институт общественного контроля работал в Украине более слаженно, а общественность была бы более активна, то сообща победили бы и преступность, и коррупцию, и навели порядок во всех сферах. «Я скажу как председатель Общественного совета при Государственной исполнительной службе Украины. Руководитель службы ни разу со мной не встретился. Мне сообщили, что его это не интересует, потому что мы как общественный совет просто никто и не имеем на него никакого влияния», – прокомментировал реальную картину Вадим Хабибуллин. О том же рассказывают представители общественных советов при различных органах исполнительной власти – разработанные ими эффективные инструменты по заполнению пробелов в законодательстве, устранению коллизий, которые ведут к неоднозначной судебной практике, не учитываются либо же они получают очередную отписку. Остается только сожалеть, что на практике позиция общественности ничего не значит, а отстоять свое право ей по-прежнему сложно. Такая ситуация может усугубить и без того сложные отношения власти с гражданами и привести к очередной вспышке народного недовольства, поэтому на данный вопрос, очевидно, стоит обратить внимание как законодателям при внесении изменений в законодательство, так и вышестоящим судам при применении закона.


ВЫВОДЫ

  • Право на обращение в суд НПО, наравне с другими субъектами, для защиты общественных интересов гарантируется Конституцией Украины и Конвенцией о защите прав человека и основополагающих свобод, и подтверждено практикой Европейского суда по правам человека.
  • В обычных законах Украины право НПО осуществлять представительство в суде общественных интересов прямо не предусмотрено, а ограничивается интересами определенных групп населения, которые в большей степени являются профессиональными интересами, а не интересами общества в целом (потребители, владельцы авторских прав и т. д.).
  • Возможность защищать общественные интересы независимо от категории спорных правоотношений по действующему законодательству закреплена только за субъектами властных полномочий – Уполномоченным ВР по правам человека и органами прокуратуры.
  • Судебная практика по вопросам представительства НПО и отдельными гражданами общественных интересов в суде неоднозначна и чаще всего сводится к выяснению судами вопросов, нарушены ли конкретные права НПО (граждан), а также относятся ли они как истцы к субъектам спорного правоотношения.
  • Общие права общественных организаций защищать общественные интересы, а также обращаться в порядке в органы государственной власти с предложениями (замечаниями), заявлениями (ходатайствами), жалобами, предусмотренные статьями 1, 21 Закона Украины «Об общественных объединениях», учитывая неоднозначную судебную практику, требуют толкования Конституционным Судом Украины в контексте возможности НПО обращаться в суд за защитой охраняемых законом общественных интересов.

ПРАКТИКА Европейского суда по правам человека

В решении по делу «Л'Эраблиер А.С.Б.Л.против Бельгии» от 24 февраля 2009 года, в котором экологической организацией обжаловался отказ государства в пересмотре разрешения на расширение мусорного полигона, Европейский суд пришел к выводу о возможности неправительственной организацией осуществлять защиту общественных интересов в судебном порядке в соответствии со ст. 6 Конвенции, в случае если цель такой защиты ограничивается пространственными и временными границами.

Так, ЕСПЧ отметил, что Конвенция не допускает народных исков с целью избежать обращения в Европейский суд лиц с жалобами на сам факт принятия закона, который применяется к любому гражданину страны, или на судебное решение по делу, сторонами которого они не являются. Однако в обстоятельствах данного дела и с учетом особой природы оспариваемого мероприятия, с учетом статуса организации-заявителя и его членов, а также того факта, что цель, которая преследуется, ограничивалась пространством и предметом, и она защищала общественный интерес, требование организации-заявителя не является народным иском. Соответственно, вопрос, поднятый организацией-заявителем, имеет достаточную связь с правом, на основании которого она может утверждать, что владеет им как юридическое лицо, для того, чтобы статья 6 Конвенции была приемлемой.


Общественное объединение – это добровольное объединение физических лиц и/или юридических лиц частного права для осуществления и защиты прав и свобод, удовлетворения общественных, в частности экономических, социальных, культурных, экологических и других интересов


Ст. 36 Конституция Украины гарантирует гражданам нашей страны право на свободу объединения в политические партии, общественные организации для осуществления и защиты своих прав и свобод, удовлетворения политических, экономических, социальных, культурных и других интересов.


КОММЕНТАРИИ ЭКСКЛЮЗИВ

Михаил Смокович, заместитель председателя Высшего административного суда Украины

– На мой взгляд, сегодня данный вопрос достаточно четко урегулирован законодательством. Есть решение Конституционного Суда Украины о том, что общественные организации, уставами которых предусмотрена защита в судебном порядке прав их членов, имеют право обратиться в суд в интересах этих членов за защитой их прав и законных интересов. Если и есть судебное решение, которое не соответствует решению КСУ, полагаю, оно может обосновано тем, что общественная организация не имела полномочий обращаться в суд в интересах своего члена.

Если общественная организация обращается в интересах своего члена, то нужны соответствующие документы, которые подтверждают такое право. К примеру, выписки из устава, что это за общественная организация, является ли данное лицо ее членом, и чем предусмотрено право на представительство интересов. Для этого, обычно, общественные организации прикладывают к исковому заявлению дополнительные документы. Членство предусматривается уставом, а документами, которые подтверждают членство, могут быть, к примеру, членский билет либо удостоверение и пр.

Кроме того, существуют общественные организации, которые зарегистрированы как юридические лица, и которые не зарегистрированы как таковые. Конечно, необходимо проверять, что это за организация.

Относительно адвокатской монополии. Я, как член Конституционной комиссии, был против такого нововведения, чтобы только адвокаты могли представлять интересы в судах. Однако необходимо смотреть на категорию спора и на отношения, в которых возник спор. Если это социальные или трудовые отношения, то, по моему мнению, адвокат не требуется. Я за то, чтобы в таком случае именно юрист представлял интересы, а не адвокат.

Игорь Мариен, председатель Общественного совета при Министерстве юстиции в 2013-2014 гг., адвокат

– У меня были аналогичные процессы неоднократно по вопросу защиты прав и законных интересов членов общественного совета и членов общественной организации. Моя оценка: решение суда о том, что общественная организация не имеет права защищать свои членов в судебном порядке – абсолютно противоправное и незаконное. У меня уже есть судебные решения, которые это подтверждают. Почему? Потому что как раз Закон «Об общественных объединениях» предусматривает, что для общественного объединения одним из направлений деятельности является защита прав и законных интересов граждан. Те, которые прописали это себе в уставе – имеют в этом вопросе большую преференцию. В уставе прописано, Минюст утвердил устав – и все, для этой общественной организации такой устав – Конституция. Иногда суды указывают на то, что в уставе организации это не прописано, но в таком случае действует норма закона, которая имеет большую юридическую силу.

Сейчас широко действуют общественные советы при центральных органах исполнительной власти. Кабмин внес изменения в постановление №996, которым существенно сузил компетенцию и общественных советов, и институтов гражданского общества, которые их формируют. Он привязал это к тому, что деятельность общественной организации должна соответствовать тому направлению деятельности, которую осуществляет орган исполнительной власти. Это – полный бред. Потому что, чем занимается коммунальное хозяйство или министерство, тем не может заниматься общественная организация согласно Закону «Об общественных объединениях». Она должна осуществлять общественный контроль за этими органами исполнительной власти. Так что, «перекосов» законодательных есть много, но уже есть судебная практика. Но, понимаете, суды как обслуживали раньше власть, так и сейчас с радостью это делают. Каждый судья сидит «на крючке». Очень мало есть судей, который являются независимыми. С моей точки зрения, как адвоката и общественного деятеля, действия судьи, если он отказывает общественной организации в праве на защиту своих членов, являются неправомерными. И нужно двигаться дальше, в апелляцию, в кассацию. Не исключено, что все можно исправить, потому что есть ссылка на закон, и это может сработать.

Прокуратура имеет право защищать чьи-то права и интересы, Уполномоченный ВР по правам человека… И, по Закону «О общественных объединениях» права и интересы своих членов через исковое производство может защищать сама общественная организация. Она может обратиться с заявлением хоть в прокуратуру и правоохранительные органы, хоть в суд. Единственное что нужно добавить – подтверждение того, что лицо является членом общественной организации и указать норму устава.

Юлиан Хорунжий, член Общественного совета при Министерстве юстиции,замначальника управления департамента нотариата, банкротства и функционирования центрального удостоверяющего органа Минюста в 2011–2012 гг.

– Если суды принимают решения, которыми отказывают в защите прав членов общественной организации, возникает вопрос, для чего иначе такая организация создается? Хотя в нашей практике, когда мы сопровождали судебные процессы общественных организаций, которые отстаивали свои интересы в споре с Минюстом по определенным нормативно-правовым актам, исковые заявления принимались и суд рассматривал их.

Целью общественной организации является защита ее членов: если нарушены права одного члена, то могут быть нарушены права и всех остальных. Именно так мы обосновывали это в исковых заявлениях. Иск может исходить от общественной организации. В нашем случае – суды прислушивались.

Порядок получения членства устанавливается уставными документами. Может быть разный порядок, ясно, что в любом случае это должно быть заявление. Я могу ошибаться, законодательство изменялось, но каких-то обязательных элементов процедуры получения членства нет. Порядок прописывается в уставе или других внутренних положениях организации, которые разрабатываются на основании уставных документов.

Что касается вопроса, чем можно подтвердить суду, что гражданин является членом общественной организации, это, как минимум, два элементарных документа. Заявление о вступлении и решение правления о принятии. То есть, не может быть ситуации, когда человеком подано заявление и он принят автоматически. Определенный документ о принятии должен быть. Решение, приказ, неважно, в какой форме, уполномоченного основного органа. Также это может быть квитанция об уплате членских взносов, выписка из реестра членов.

Владимир Кравчук, судья Львовского окружного административного суда

– На мой взгляд, правильной будет процедура, когда член общественной организации, который нуждается в юридической защите, обратится к правлению организации, и тогда данное сообщество будет представлять его интересы и вести защиту в суде. В таком случае данная общественная организация будет выступать в качестве представителя. Закон Украины «Об общественных объединениях» разрешает ОО представлять интересы своих членов, но правда, такая позиция требует уточнения в рамках процесса, поскольку в кодексе нет отдельного статуса организации как общественного представителя. Поэтому полномочия общественных организаций как представителей, реализуются так же, как реализуется институт представительства для всех – на основании доверенности. Если представитель ОО получит доверенность от своего члена, он может в рамках этой доверенности подать исковое заявление в суд, защищая интересы своего доверителя. Можно в судебном заседании заявить суду о том, что тот или иной представитель будет защищать ту или иную сторону, если сама сторона об этом заявит лично.

Вадим Хабибуллин, экс-председатель Общественного совета при Государственной исполнительной службе, адвокат

– Ситуация с невозможностью судебной защиты прав члена организации это старая и ошибка, и старый подход. Сколько существуют общественные организации, столько существует и такой подход. Просто необходимо разделить, когда общественные организации подают иски в интересах своего члена и когда – просто в интересах гражданина. Это разные вещи. Если в интересах своего члена, то мы должны понимать, что сегодня законодательство никоим образом не дает возможности подтвердить свое членство в общественной организации, и это я уже не говорю о членстве в политической партии. А, соответственно, суд, не получив доказательств или обычную справку, не может рассмотреть дело. В данном случае по аналогии, когда даже иск подает юрист, то суд требует нотариальное заверение его права на подачу иска. Соответственно, суд так же поступает и с общественными организациями. А как подтвердить свое членство? Завтра, представьте, от вас подадут нелепый иск Президенту и там будет стоять подпись общественной организации. На мой взгляд, эта проблема более глубокая, чем мы думаем. Ее могло бы решить, например, создание публичного реестра, в котором можно было бы проверить членство в общественной организации.

Будем честными. Обычная общественная организация на сегодня – это «ноль», если только она не увлечена в какие-то коррупционные схемы вокруг государственных интересов. Обычные граждане зачастую не могут вести профессиональную деятельность в этих рамках, потому что существует огромное количество препятствий, особенно в хозяйственном процессе. Мы можем открыть реестр и посмотреть, сколько отказов. Часто бывают достаточно «бредовые» отказы, к примеру, не с той стороны поставлена подпись и т. п.

Андрей Волков, судья Киевского окружного административного суда, член Совета судей Украины

- Суть судебного представительства или правозаступничества состоит в хождении в суд представителя по поводу прав или обязанностей других граждан, иными словами, это есть хождение по чужим делам. С точки зрения правового регулирования, данный институт полностью основывается на отношениях представительства, урегулированных гражданским правом.

Как правило, представительство основывается на том, что одно лицо доверяет другому свершать от его имени определенные юридические действия. При этом, объем полномочий представителя конкретизируется в доверенности или договоре. Гражданский кодекс содержит нормы, которые защищают доверителя на случай, если поверенный совершит действия, на которые он не уполномочен, причинит вред доверителю, а также от иных недобросовестный действий представителя.

С точки зрения судебного процесса, детальная регламентация в законе института судебного представительства преследует цель защиты интересов прав граждан, которые доверили другим лицам совершать от их имени процессуальные действия в суде. Замечу, что любые действия, которые совершит представитель в суде, будут иметь юридические последствия для доверителя. Поэтому любой судебный процесс, в котором стороны представлены представителями, начинается с проверки их полномочий, которые, как правило, описаны в доверенности. От того насколько профессионально и добросовестно будет действовать в суде представитель будет зависеть результат судебного разбирательства.

Отмечу, что представителем в суде может быть только физическое лицо в буквальном понимании. Юридическое лицо представителем быть не может, поскольку такой субъект в реальном мире не существует. Это юридическая фикция, придуманная для удобства гражданского оборота. Юридическое лицо не имеет ни рук, ни ног, ни головы, оно не может само прийти в суд и что-либо совершать, оно само требует в отношении себя представительства конкретным физическим лицом.

Что такое общественная организация в контексте судебного представительства? Это «все и никто». Кому конкретно доверитель доверил свои права, кто конкретно пойдет в суд и какие отношения будут существовать между доверителем и тем общественным деятелем, который окажется в суде по поручению общественной организации, доверяет ли этому деятелю лично гражданин и является ли такой деятель компетентным? Какой объем полномочий у такого представителя: может ли он самостоятельно подать иск от имени доверителя и по какому поводу, признать иск или отказаться от него, заключить мировое соглашение, получить присужденное? Что делать, если такой представитель подаст иск в суд, а потом не явится в заседание, откажется от иска, получит присужденное и скроется? Кто и в каком размере будет отвечать за вред, причиненный доверителю?

На мой взгляд, если общественная организация имеет намерение защищать права своих членов, и у нее есть для этого специалисты в той или иной сфере, никакой проблемы нет, чтобы доверитель лично выдал такому специалисту доверенность, который и будет представлять его интересы в суде. Так, например, и делают объединения адвокатов. Если же допустить, что общественные организации получат право осуществлять судебное представительство только лишь на основании своих уставов, ничего хорошего, кроме злоупотреблений это не принесет. Отмечу, что это не капризы судей. Гражданский кодекс и, соответственно, процессуальные кодексы, который ему соответствует, работают исключительно в целях защиты сторон. Попытки нарушить эти правила могут привести к печальным последствиям.

Даниил Курдельчук, председатель Общественного совета при Министерстве юстиции Украины, адвокат

– У нас сейчас такая практика в Общественном совете при Минюсте, ведь к нам поступает множество материалов, и приходится объяснять, что мы можем только лишь обратиться к органу государственной власти или переслать ему обращение. Что касается судебной процедуры, то тут процессуальное законодательство определяет достаточно четко, кто может быть истцом по делу и о чем он может заявить. Судебная практика, к сожалению, иногда становится настолько необъяснимой, поэтому нужно смотреть исходные материалы. В целом же, если общественная организация обращается в интересах своего члена, по идее, должно быть реагирование государства в лице судебной системы. Но я знаю некоторых людей, которые считают, что это не так.

От общественного совета мы не можем направлять в суд иски. Мы обращаемся с ходатайствами к министерствам, в Верховный Суд. Сейчас, к примеру, по поводу защиты прав адвокатов мы приняли решение, что обратимся не в судебной форме, а в форме обращения к министру юстиции и министру внутренних дел. А если речь идет об общественных организациях, то, как правило, мы помогаем самому человеку обратиться, т. е. потерпевшему.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Зарплати суддів: що мав на увазі КСУ, визнавши окремі норми неконституційними
Сегодня день рождения празднуют
  • Константин Огородник
    Константин Огородник
    судья Северо-западного апелляционного хозяйственного суда
  • Николай Панченко
    Николай Панченко
    судья Киевского апелляционного суда
  • Роман Сахно
    Роман Сахно
    судья Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел