Вы еще хотите стать судьей?

17:45, 24 июня 2016
Угрозы, мусорная люстрация и давление депутатов… Как работается судьям в новых условиях

Наталья Мамченко,
«Судебно-юридическая газета»

Предыдущая неделя для одного из столичных судов закончилась трагедией – сгорела часть Соломенского районного суда Киева. Одна из версий – поджог. Более того, съемочной группе телеканала «Право ТВ», прибывшей в суд на интервью с судьей-спикером уже после этих событий, 14 июня, удалось зафиксировать, как охранник суда (!) выносит из помещений ценные вещи (Напомним, в связи с ликвидацией спецподразделения «Грифон» безопасность в судах сейчас, по сути, никем не обеспечивается). А не так давно, в начале июня в этом же суде при слушании дела относительно представительницы радикального течения Виктории Заверухи, которую судят за причастность к расстрелу милиционеров на заправке под Киевом, в судей из толпы людей, находившихся в зале, летели различные предметы. Это пример общей картины безопасности судей только в одном суде.

Есть и другие примеры. Так, за 10 дней до объявления приговора россиянам Евгению Ерофееву и Александру Александрову был подожжен кабинет председательствующего по этому делу судьи Голосеевского райсуда Киева Николая Дидыка. Не менее напряженная ситуация наблюдается при рассмотрении резонансных дел и в других областях, в частности, в Одесской. Однако со стороны власти – народных депутатов, Министерства юстиции и др. не прозвучало ни слова о том, как после судебной реформы будет действовать механизм по обеспечению безопасности и независимости судей, отобранных уже в новую систему.

В частности, министр юстиции Павел Петренко в ходе передачи «Свобода слова» на ICTV накануне принятия нового Закона «О судоустройстве и статусе судей» 30 мая так и не смог ответить на вопрос корреспондента «Судебно-юридической газеты», какие предохранители предусмотрены для защиты представителей Фемиды от незаконного вмешательства в их деятельность, политического давления, угрозы жизни. Что ж, ответим сами: в новый закон фактически перенесены нормы из предыдущей редакции, которые, какими бы хорошими ни были на бумаге, механизмом реализации не подкреплены.

Нераскрытые убийства

Проблемы с обеспечением безопасности судей, к сожалению, никогда не были у наших властей в приоритете. И раньше, еще задолго до событий Майдана, были неоднократные случаи нападений и даже убийств судей. По имеющимся данным, с 2005 по 2014 г. не своей смертью умерли как минимум 6 судей. Трое из них погибли при странных обстоятельствах, похожих на самоубийства или несчастные случаи, однако какого-либо внятного расследования по фактам их гибели не проводилось. Еще трое судей были зверски убиты. Это судья Шевченковского райсуда Киева Сергей Зубков (убит в 2011 г.), судья Фрунзенского райсуда Харькова Владимир Трофимов (убит в 2012 г.) и судья Автозаводского райсуда Кременчуга Александр Лободенко (убит в 2014 г.).

Напомним, В. Трофимов был убит у себя в квартире вместе со всей семьей 15 декабря 2012 г., причем все четверо убитых были обезглавлены. Из квартиры пропали большие коллекции наград и монет. Версий несколько: грабеж, ритуальное убийство, месть за профессиональную деятельность. Преступление до сих пор не раскрыто.

Судья А. Лободенко был застрелен 11 февраля 2014 г. возле подъезда своего дома. По обвинению в его убийстве в 2014 г. были задержаны четверо жителей Полтавской области. Среди них и главный подозреваемый – местный крупный «авторитетный предприниматель» и медийщик Александр Мельник. Он также проходит обвиняемым как главный заказчик в деле об убийстве мэра Кременчуга в мае 2014 г. Главный мотив – месть, поскольку Лободенко должен был рассматривать в суде имущественное дело по бизнесу Мельника.

В октябре 2005 г. трое в масках похитили председателя Ровненского районного суда Виктора Лопацкого, привязали к электроопорам и избили. В марте 2006 г. неизвестный стрелял в Лопацкого. В августе 2011-го Лопацкий утонул. Его моторную лодку нашли перевернутой. Преступление не раскрыто.

20 января 2009 г. под Киевом на лесной поляне нашли сгоревший Nissan, принадлежавший судье Высшего хозяйственного суда Украины Михаилу Михайлюку. В машине обнаружен труп человека, узнать который было невозможно. Эксперты установили, что этого человека сначала убили, а уже потом занесли в салон автомобиля и сожгли. Стоматологическая экспертиза однозначно показала: найдено тело судьи Михайлюка, 1948 г. р. Милицией гибель судьи была признана самоубийством – якобы он, закрывшись в авто изнутри, облил себя бензином и поджег. Что стало причиной столь неординарного поступка, милицейское и прокурорское начальство не пояснило. Ознакомиться с материалами следствия журналистам правоохранители не дали.

Последствия люстрации

После событий Революции Достоинства ситуация с безопасностью судей в стране только ухудшилась. Практически каждый день судьи сталкиваются с давлением со стороны политиков, общественных активистов, правоохранительных органов. В сторону судей постоянно доносятся оскорбления и угрозы. Личность и профессия судьи давно перестали быть неприкосновенными. Адвокатам и ученым, которым откроют доступ к судейским должностям согласно новому закону, наверное, стоит запастить стальными нервами.

По информации Совета судей Украины, только за прошлый год против судей было совершено несколько уголовных правонарушений, разбойных нападений, которые сопровождались физическим, психологическим давлением и повреждением их имущества. Так, в 2015 г. трое неизвестных в масках и с оружием напали на судью Раховского районного суда в Закарпатской области. Уже в этом году, 22 марта, в поселке Чернобай было совершено разбойное нападение на судью-секретаря судебной палаты по уголовным делам Апелляционного суда Черкасской области Наталью Охрименко в ее собственном частном доме. Около 06.35 судья заметила разбитое окно и позвонила в Чернобаевский отдел полиции ГУНП, сообщив о проникновении неизвестных в ее дом. Однако правоохранители на вызов не приехали, что позволило преступникам нанести судье многочисленные телесные повреждения разной тяжести и беспрепятственно скрыться с места происшествия, забрав с собой ее материальные ценности. В 07.00 Н. Охрименко вновь позвонила на горячую телефонную линию 102 и сообщила уже о нанесении ей телесных повреждений, и только в 07.20 к ней приехал участковый инспектор. Все эти звонки зарегистрированы в журнале вызовов. Пострадавшая с многочисленными травмами головы и туловища была доставлена в центральную районную больницу. Обратили ли на эту ситуацию внимание народные депутаты или средства массовой информации? Нет, потому что в нашем обществе сформировалось мнение, что судьям «так и надо».

По данным председателя Совета судей Украины Валентины Симоненко, за 2015 и начало 2016 г. в орган судейского самоуправления поступило более 100 заявлений от судей судов разных инстанций и юрисдикций о фактах давления на них. Причем нередко в отношении судей применяется откровенно уголовное воздействие. Например, 19 февраля 2015 г. в Одессе группа так называемых активистов, которым не понравилось судебное решение, бросила в мусорный бак судью Суворовского райсуда Одессы Сергея Боднара. Суть этого решения заключалась в том, что судья постановил взять под стражу Л. В. Лебедеву, которую подозревали в жилищных махинациях. Согласно обвинительному заключению, по этому делу проходили 31 потерпевший, которые были введены в заблуждение при инвестировании в строительство жилья, и деньгами которых в общей сумме 9460 тыс. грн Л. В. Лебедева завладела. К организации нападения на судью был причастен депутат Верховной Рады Украины – высшего законодательного органа страны.

30 ноября 2015 г. группа агрессивных людей в масках и военной форме ворвалась в зал заседаний Малиновского райсуда Одессы, где слушалось резонансное уголовное дело. Они публично, под видеокамеры, заставили троих судей написать заявления об увольнении по собственному желанию. 25 марта 2016 г. в зале заседаний Апелляционного суда Донецкой области группа людей в военной форме демонстративно бросила на стол коллегии судей боевую гранату. Чека ее выдернута не была, так что цель, очевидно, заключалась в том, чтобы запугать судей. Характерно, что такими бандитскими действиями руководил адвокат лица, чье дело рассматривалось. Тогда же возле входа в дом судьи Константиновского горрайонного суда Донецкой области неизвестные установили боевую гранату на растяжке. Наконец, 25 апреля 2016 г. прямо перед судебным заседанием был избит судья Хозяйственного суда Одесской области Юрий Шаратов, пытавшийся пройти в суд для рассмотрения дела.

Иногда действия разных заинтересованных лиц и вовсе носят характер прямого морально-психологического воздействия. Так, судья Жовтневого райсуда Днепропетровска Артем Брага,по его словам, более года систематически подвергался давлению со стороны группы неких общественных активистов, недовольных его судебным решением. На него регулярно писали жалобы в дисциплинарные органы, проводились митинги с требованием это уволить. Дважды судья подвергался физическим нападениям. А 11.01.2016 на обращение Совета судей Украины по поводу давления на судью прокуратура Днепропетровской области сообщила о том, что уголовное производство по ст. 377 УК (угроза или насилие в отношении судьи) закрыто на основании ст. 49 УК Украины – в связи с истечением срока давности.

От давления не застрахованы даже судьи высших инстанций. Например, в СМИ была организована целая кампания по дискредитации председателя Высшего хозяйственного суда Украины Богдана Львова. Хотя ни одного обвинения доказать не удалось, СМИ и политики приклеили судье ярлык «коррупционера». А одной из судей Высшего специализированного суда по рассмотрению гражданских и уголовных дел в 2015 г. накануне рассмотрения дела поступали звонки и сообщения с угрозами от неизвестных лиц.

К сожалению, телефоны и данные о месте жительства судей все чаще становятся публичным достоянием. Их можно найти в социальных сетях, где их выкладывают политики и общественные активисты. Жертвой пристального внимания уже стал, например, судья Днепровского райсуда Киева Николай Чаус, которого СМИ и общественные активисты преследуют не только на работе, но и дома, дежуря под подъездом и следя за его перемещениями. Хотя Высший совет юстиции закрыл дело в отношении судьи, травля не прекратилась.

Мониторинг есть, реакции нет

Ответственность за вмешательство в деятельность судебных органов предусмотрена ст. 376 Уголовного кодекса. Согласно информации, предоставленной нашему изданию Государственной судебной администрацией, с 2006 по 2016 г. по этой статье были осуждены 4 человека (в 2006 г. – 1, в 2007 – 2, в 2012 – 2, в 2015 – 1). По информации Генеральной прокуратуры Украины, уголовных производств по ст. 376 УК в 2013 г. было зарегистрировано 63, в 2014 – 74, в 2015 – 131 и за 4 месяца 2016 г. – 31. При этом с обвинительными актами в суд за 2013–2016 гг. были направлены лишь 4 дела (все – в 2015 г.). Эта статистика убедительно показывает, что на какую-то реальную помощь правоохранительных органов судебной системе рассчитывать не приходится.

На официальном сайте Совета судей Украины размещена вся информация о том, какие судьи обращались по поводу вмешательства в их деятельность, и каковы результаты рассмотрения таких обращений. Такой мониторинг проводится в соответствии с законом, ведь судьи теперь обязаны обращаться в ССУ, иначе могут понести дисциплинарное наказание. Напомним, согласно п. 6 ст. 92 Закона «О судоустройстве и статусе судей», судья может быть привлечен к дисциплинарной ответственности, если не сообщит органам судейского самоуправления и правоохранительным органам о случае вмешательства в его деятельность по осуществлению правосудия, в т. ч. об обращении к нему участников судебного процесса или других лиц, включая уполномоченных на выполнение функций государства, по поводу конкретных дел, если такое обращение произошло незаконным способом, в течение 5 дней после того, как ему стало известно о таком случае.

И что же видно из таблицы мониторинга и ведения учета обращений судей относительно вмешательства в их деятельность? Всего за 2015–2016 гг. было 90 таких обращений. В большинстве случаев правоохранительными органами «вынесено постановление о закрытии уголовного производства» или «досудебное расследование продолжается». Например, досудебное расследование относительно давления на суд работниками органов прокуратуры при осуществлении досудебного расследования в уголовном производстве №42015100000000098 от 31.01.2015 при проведении 16–17 февраля 2015 г. обыска в Окружном административном суде Киева продолжается уже полтора года. Часто встречаются отметки о том, что «материалы, зарегистрированные в журнале Единого учета заявлений и сообщений об уголовных правонарушениях, списаны в архив», а также что «все уголовные дела относительно судей находятся на контроле руководства ГПУ, по результатам расследования в них будут приняты законные и обоснованные решения».

16 июля 2015 г. рядом с дверями квартиры судьи Котовского горрайонного суда Одесской области была найдена боевая граната. Областная прокуратура направила в ГУ МВД Украины в Одесской области обращение для рассмотрения. В итоге ГУ МВД признаков правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 376 УК, не установило…

В случаях, когда судьи обращаются с заявлениями о вмешательстве в рассмотрение дел со стороны народных депутатов Украины, реакции со стороны правоохранительных органов, по сути, нет никакой. Так, 12.05.2015 судья Винницкого городского суда Винницкой области Ирина Курбатова, которая вынесли приговор Юрию Павленко, более известному как Хорт, за организацию и участие в массовых беспорядках во время штурма Винницкой ОГА 6 декабря 2014 г., обратилась в Совет судей в связи с вмешательством в процессуальную деятельность со стороны народного депутата Игоря Мосийчука. Ответ Генеральной прокуратуры ССУ был стандартным: «Все уголовные производства в отношении судей находятся на контроле руководства ГПУ». 9.11.2015 председатель Полтавского окружного административного суда Федор Соколенко обратился в ССУ по поводу давления на суд со стороны народного депутата Дениса Силантьева. 31.12.2015 ГПУ сообщила, что обращение направлено заместителю прокурора Киева Александру Авраменко для рассмотрения, и дальнейшая судьба этого обращения неизвестна.

31.03.2016 Совет судей Украины направил запросы относительно вмешательства в деятельность судьи Окружного административного суда Киева Игоря Ищука по осуществлению правосудия в административном деле №826/1817/16 со стороны народного депутата Оксаны Корчинской, жены председателя партии «Братство» Дмитрия Корчинского, а также относительно давления на судей Высшего хозяйственного суда Украины во время судебного заседания со стороны народного депутата Украины Юрия Левченко. И это только часть таких обращений.

Анализируя все это, задаешься лишь одним вопросом: зачем было прописывать в законе такие нормы, обязывать судей обращаться с заявлениями о вмешательстве, если итог один? Точнее, никакого.

Суд нараспашку

Все эти явления происходят на фоне того, что с конца 2015 г. подавляющее большинство украинских судов остались без охраны. Так получилось, что проводя реформу, новое руководство МВД ликвидировало подчиненную ему судебную милицию, которая занималась охраной судов. Взамен министр МВД Арсен Аваков обещал создать специальную полицию, которая должна будет подчиняться Государственной судебной администрации, но до сих пор это сделано не было. В результате в суд сегодня может зайти кто угодно, а обеспечивать порядок в судебных заседаниях, по сути, некому. Ведь спецподразделение ликвидировано, а новый орган – ведомственная военизированная охрана Государственной судебной администрации Украины, на которую, согласно заключительным и переходным положениям Закона Украины «О Национальной полиции», возложены обязанности по охране органов судебной власти, еще не функционирует.

По данным Государственной судебной администрации, на данный момент лишь 150 судебных органов подразделения Национальной полиции охраняют круглосуточно, а 430 судов из 673 реально работающих сегодня не охраняются вообще. К примеру, главное управление Национальной полиции в Одесской области прекратило охрану здания, в котором размещаются Хозяйственный суд Одесской области и Одесский апелляционный хозяйственный суд, с 20.04.2016. По сути, суды охраняются только там, где их председателям удалось полуофициально договориться с руководством местной полиции. Известны и случаи, когда суды охраняют откомандированные бойцы АТО. Как рассказали корреспонденту «Судебно-юридической газеты» в одном из столичных судов, к своим обязанностям такие охранники относятся, как к отпуску: «Мы можем прийти, а суд закрыт – охранник ушел в магазин. Или открыт, а охранника нет на месте».

Отдельно стоит обратить внимание на бездействие полиции во время нападений на суды или беспорядков в судебных заседаниях. Сотрудники полиции если и приезжают в суд, то, как правило, ничего не делают для пресечения противоправных действий. Они в основном просто стоят в стороне и не вмешиваются в ситуацию, а на просьбы судей обеспечить хоть какой-то порядок отвечают, что раз судебные заседания проводятся открыто, граждане могут приходить и делать что угодно.

В целом то, как сегодня осуществляется охрана судов, хорошо демонстрирует ситуация, когда из кабинета председателя Соломенского райсуда Киева, в котором 13 июня произошел пожар, исчезли личные вещи и ноутбук. На месте полиция опросила трех лиц, подозреваемых в совершении кражи. Выяснилось, что все они – бойцы полка «Киев», которые обеспечивали в здании пропускной режим. В настоящее время установлено, что они находились в состоянии алкогольного опьянения. По данному факту начальник главного управления Национальной полиции в Киеве Андрей Крищенко назначил служебное расследование.

Что предусмотрено новым законом

Как известно, 2 июня с. г. была принята новая редакция Закона «О судоустройстве и статусе судей». Ожидается, что в суды придут новые люди. Но есть ли в этом законе эффективный механизм их защиты от вмешательства в правосудие?

Как показал анализ, в этом плане новая версия закона от предыдущей мало отличается. Общие гарантии независимости судов и судей прописаны в ст. 6 и 48. Ими, в частности, предусмотрено, что обращения граждан, организаций или должностных лиц, которые, согласно закону, не являются участниками судебного процесса, по рассмотрению конкретных дел судом не рассматриваются, если иное не предусмотрено законом. Вмешательство в осуществление правосудия, влияние на суд или судей любым способом, неуважение к суду или судьям, сбор, хранение, использование и распространение информации устно, письменно или иным способом с целью дискредитации суда или влияния на его беспристрастность, призывы к невыполнению судебных решений запрещаются и влекут за собой ответственность, установленную законом. Органы государственной власти и местного самоуправления, их должностные лица должны воздерживаться от заявлений и действий, которые могут подорвать независимость судебной власти.

Согласно ст. 48, вмешательство в деятельность судьи по осуществлению правосудия запрещается и влечет ответственность, установленную законом. Судья не обязан давать каких-то объяснений по существу дел, находящихся в его производстве, кроме случаев, установленных законом. Кроме того, независимость судьи обеспечивается, в частности, запретом вмешательства в осуществление правосудия; ответственностью за неуважение к суду или судье; определенными законом средствами обеспечения личной безопасности судьи, членов его семьи и имущества, а также другими средствами его правовой защиты. Органы государственной власти и местного самоуправления, их должностные и служебные лица, а также физические и юридические лица и их объединения обязаны уважать независимость судьи и не посягать на нее.

В обязанностях судьи прописано, что он должен обращаться с сообщением о вмешательстве в его деятельность как судьи по осуществлению правосудия в Высший совет правосудия и к Генеральному прокурору в течение 5 дней после того, как ему стало известно о таком вмешательстве. В ином случае, согласно ст. 106, судья может быть привлечен к дисциплинарной ответственности. Согласно ст. 126, защита профессиональных интересов судов, в т. ч. от вмешательства в их деятельность, как и сегодня, возложена на судейское самоуправление.

Ст. 140 новой версии Закона «О судоустройстве и статусе судей», которая регулирует государственную защиту судей и членов их семей, также аналогична действующей пока ст. 138. Согласно ее положениям, судьи, члены их семей и их имущество находятся под особой защитой государства. Служба судебной охраны, органы правопорядка обязаны принимать необходимые меры для обеспечения безопасности судьи, членов его семьи, сохранности их имущества, если от судьи поступит соответствующее заявление. Совершенные в связи со служебной деятельностью судьи посягательства на его жизнь и здоровье, уничтожение или повреждение его имущества, угроза убийством, насилием или повреждением имущества, оскорбление или клевета на него, а также посягательство на жизнь и здоровье членов его семьи (родителей, жены, мужа, детей), угроза им убийством, повреждением имущества влекут за собой ответственность, установленную законом. Судья имеет право на обеспечение средствами защиты, которые предоставляются ему службой судебной охраны.

Отметим, что именно на несозданную пока Службу судебной охраны (ССО) возлагаются поддержание общественного порядка в суде, прекращение проявлений неуважения к суду, охрана помещений судов, органов и учреждений системы правосудия, а также выполнение функций по государственному обеспечению личной безопасности судей и членов их семей, работников суда, участников судебного процесса. Создается ССО в соответствии с положением, утвержденным Высшим советом правосудия (ВСП) по представлению ГСА.

Согласно п. 39, 44 и 45 переходных положений закона, временно, на период до начала выполнения в полном объеме полномочий ССО, поддержание общественного порядка в суде, прекращение проявлений неуважения к суду, охрана помещений судов, органов и учреждений системы правосудия, выполнение функций по государственному обеспечению личной безопасности судей и членов их семей, работников суда, участников судебного процесса осуществляются подразделениями Национальной полиции Украины и Национальной гвардии Украины.

В месячный срок после вступления в силу нового закона ВСП совместно с Министерством внутренних дел по представлению ГСА должен утвердить временный порядок обеспечения охраны судов, органов и учреждений системы правосудия, а также поддержания общественного порядка в них, а в 2-месячный срок – принять положение о Службе судебной охраны, а также назначить руководителя ССО по представлению ГСА. В свою очередь, Кабмин в 2-месячный срок со дня вступления в силу нового закона должен утвердить исчерпывающий перечень судов, органов и учреждений системы правосудия, охрана которых осуществляется подразделениями Национальной полиции и Национальной гвардии Украины. Задача не позднее 1 января 2018 г. обеспечить выполнение в полном объеме Службой судебной охраны полномочий, предусмотренных законом, поставлена перед ГСА.

Однако отсутствие охраны со стороны спецподразделения суды уже ощутили в полной мере. Выдержат ли они работу в таком режиме до 2018 г., остается вопросом.

Защитные меры с истекшим сроком годности

При такой критической ситуации удивляет, что новым законом не поставлена задача внести изменения в действующие акты, регулирующие защиту судей. А они достаточно скудные и устаревшие. Еще в 2010 г., с принятием судебной реформы утратили силу положения ч. 8 ст. 44 Закона «О статусе судей», касающиеся права судьи на установление квартирной охранной сигнализации и пользование ею за счет госбюджета. Гарантий безопасности взамен не предусмотрено.

Обеспечение безопасности судей, работников судов, их близких родственников до сих пор регулируется Законом «О государственной защите работников суда и правоохранительных органов», принятым в далеком 1993 г. Согласно ему, если судья рассматривает резонансное дело, и ему реально может угрожать опасность, он вправе написать заявление на имя председателя суда и попросить защиты. Но получить ее можно только после вынесения специального постановления. Как сказано в ст. 14, осуществление специальных мер защиты в отношении судей и работников судов возлагается на сотрудников военизированной охраны ГСА, так и не заработавшей до сих пор. Порядок же осуществления других мер безопасности (замены документов, внешности, прослушивания телефонов, изменения места работы или учебы) законодательством не урегулирован. Нет и специальных инструкций по самозащите для судей.

Судейское самоуправление прямо констатирует, что правоохранительные органы, на которые законом возложена обязанность обеспечивать безопасность судей и работников аппарата судов, нередко оставляют без реагирования уведомления о поступлении угроз и иных противоправных деяниях в отношении судей и работников судов. Требования о немедленном принятии надлежащих мер по каждому случаю противоправных действий в полной мере не выполняются. А мероприятия по расследованию преступлений против жизни, здоровья судей и их близких родственников, как правило, неэффективны. Финансирование мероприятий государственной защиты судей и работников аппарата судов на должном уровне не осуществляется. Недостаточны меры обеспечения охраны общественного порядка, безопасности судей и работников судов, а также участников судебного разбирательства.

Проблема безопасности судей в Украине требует скорейшей реакции – установления на уровне закона соответствующих гарантий. Не стоит забывать: независимость и неприкосновенность судей не является их привилегией – она устанавливается с целью обеспечения права граждан на справедливое правосудие. Мнение же большинства судей сводится к тому, что государство совсем не заботится об их безопасности: «Вынося приговоры, мы каждый раз опасаемся за свою жизнь и жизнь своих близких». А фактор страха не может не отражаться на независимости судей.

Вопрос безопасности можно решить хотя бы за счет элементарных организационных мер: суды должны быть обустроены таким образом, чтобы обеспечить безопасность их посетителей, участников судебного процесса и судей. Помещения необходимо обеспечить техническими охранными средствами, возможно, увеличить количество служащих, отвечающих за соблюдение правопорядка в здании суда и во время судебных процессов. Очевидно, что необходимо также предусмотреть хоть какую-то ответственность за подстрекательство к совершению правонарушений или непосредственное совершение правонарушений в отношении судей и их имущества, проявление неуважения к суду и судьям в связи с их профессиональной деятельностью.

Каждому понятно, что даже если уволить всех старых судей и назначить новых, без гарантий их безопасности и обеспечения независимости все усилия судебной реформы могут быть сведены к нулю. Но политикам это сейчас, очевидно, неинтересно. Можно ли ожидать, что такая позиция вышестоящих чиновников по отношению к органам, которые отвечают за восстановление справедливости, изменится после судебной реформы? Или реформу снова будут хвалить до первого судебного решения, которое не устроит политиков?

В последнее время часто звучат возгласы о необходимости самосуда. Достаточно почитать соцсети или посмотреть передачи украинских каналов, которые такому явлению никак не противодействуют, поскольку за счет этого растут их рейтинги и прибыль владельцев. К удивлению коллег-европейцев, «люстрация» судей мусорным баком – отнюдь не аллегория. Но если проанализировать историю возникновения подобных ситуаций и следующих за ними новостей, можно увидеть, что волна возмущения начинается не с простых людей, а идет именно от политических деятелей. Безусловно, все это накладывается на общую неудовлетворенность населения нынешним положением дел в судебной системе, которая требует перезагрузки.

Но сможет ли, в конце концов, плыть лодка, даже переделанная под новый формат, которую будут постоянно раскачивать?


Прислушаются ли к Совету Европы?

Весной этого года Совет Европы принял План действий по усилению независимости и беспристрастности судебной власти (утвержден Комитетом министров Совета Европы на 1253-м заседании заместителей министров 13 апреля 2016 г.). В пояснительной записке к нему подробно описаны меры, которые должны предпринять государства-члены. При этом отмечается, что все эти меры основаны на существующих международных стандартах, отраженных в международных договорах Совета Европы, в частности в Конвенции о защите прав человека и основополагающих свобод и других официальных документах и текстах, в т. ч. рекомендациях Комитета министров Совета Европы и заключении Консультативного совета европейских судей, Консультативного совета европейских прокуроров и Венецианской комиссии.

Мера 1.4. Обеспечение уважения к авторитету судебной власти во время критики последней со стороны исполнительной и законодательной ветвей власти

Меры реагирования государств-членов

Необходимо принять меры для того, чтобы представители исполнительной и законодательной ветвей власти уважали судебные решения, а также демонстрировали общественности, что уважают эти решения и достоинство судей. Следует избегать публичной критики конкретных судебных решений, а также неоправданно суровой или политически мотивированной критики судебной власти в целом и отдельных судей. В связи с этим следует разработать кодексы этического поведения для представителей исполнительной и законодательной ветвей власти, а также принять любые другие необходимые меры законодательного и практического характера для ограничения вмешательства с их стороны и защиты порядочности процесса принятия судебных решений от ненадлежащего политического давления, запугивания или нападок.

Помимо этого, необходимо принять меры для предупреждения ненадлежащего использования исполнительной и законодательной ветвями власти СМИ с целью дискредитации судебной власти, а также для защиты репутации и прав судей и поддержания авторитета и беспристрастности судебной власти с учетом соответствующих решений и постановлений Европейского суда по правам человека.

Мера 1.5. Обеспечение эффективного и разумного повседневного администрирования судов на основании правовых норм и без ненадлежащего вмешательства со стороны исполнительной и законодательной ветвей власти

Меры реагирования государств-членов

Судебная власть должна иметь право осуществлять руководство судами и их деятельностью без ненадлежащего вмешательства со стороны исполнительной власти. На исполнительную и законодательную ветви власти возложена обязанность установить долгосрочные стратегические задачи судебной системы, определить и обеспечить необходимые для этого ресурсы с целью, среди прочего, повышения ее эффективности и содействия надлежащему функционированию судов.

В ходе судебных инспекций, проводимых исполнительными и другими органами, не должна даваться оценка сути или формы судебных решений. Эти проверки ни при каких условиях не должны побуждать судей делать выбор в пользу повышения производительности вместо надлежащего выполнения своих функций.

От председателей судов нельзя требовать отчитываться перед парламентом, и они должны быть в состоянии представлять интересы своих судов и судебной власти в целом без вмешательства со стороны исполнительной или законодательной власти. Если они все же должны отчитываться, такой отчет должен ограничиваться вопросами общего функционирования суда, судебной власти или управления ресурсами и никак не касаться решения конкретных судебных дел.

Мера 2.2. Обеспечение полного соответствия правил судебной подотчетности и пересмотра судебных решений принципам независимости и беспристрастности судебной власти

Меры реагирования государств-членов

Единственным средством защиты от судебных ошибок, которые не являются результатом умысла или преступной халатности, должно быть апелляционное производство. Толкование закона, оценка доказательств и фактов судьями не должны приводить к уголовной, гражданской или дисциплинарной ответственности за исключением случаев прямого умысла или преступной халатности. Государства должны принять меры для обеспечения того, чтобы механизмы подотчетности не применялись в качестве наказания или давления на судей при принятии ими решений. Эти меры следует организовать таким способом, который гарантирует уважение к независимости судей и не представляет угрозы их беспристрастности.

При необходимости судьям, которые чувствуют, что их независимость оказалась под угрозой, следует обеспечить возможность применения эффективных средств защиты.

Мера 2.6. Обеспечение путем законодательного регулирования и принятия соответствующих мер, защиты судей от посягательства на их физическую или моральную неприкосновенность, личную свободу и безопасность

Меры реагирования государств-членов

Государства-члены должны принять соответствующие меры для эффективной защиты судей от посягательства на их физическую или моральную неприкосновенность, личную свободу и безопасность.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как проходит подготовка будущих судей в Национальной школе судей
Видео
Сегодня день рождения празднуют
  • Алексей Резников
    Алексей Резников
    заместитель председателя Киевской городской государственной администрации
Новости онлайн