Опасность для жизни и здоровья свидетеля/потерпевшего в судебной практике

14:41, 30 июня 2016
Недавно, 3 июня 2016 года, на заседании Пленума Высшего специализированного суда по рассмотрению гражданских и уголовных дел обсуждалась и была взята к сведению информация об обобщении судебной практики по решению следственными судьями вопросов, связанных со следственными (розыскными) действиями.
Опасность для жизни и здоровья свидетеля/потерпевшего в судебной практике

Игорь Боголюбский,

«Судебно-юридическая газета»

 

Недавно, 3 июня 2016 года, на заседании Пленума Высшего специализированного суда по рассмотрению гражданских и уголовных дел обсуждалась и была взята к сведению информация об обобщении судебной практики по решению следственными судьями вопросов, связанных со следственными (розыскными) действиями.

Среди прочих, в контексте принятия следственным судьей решений об осуществлении тех или иных следственных действий (на основании ходатайства одной из сторон процесса) рассматривался и вопрос о применении ст. 225 Уголовного процессуального кодекса. В ней идет речь о допросе свидетеля/потерпевшего во время досудебного расследования в судебном заседании в случае наличия обстоятельств, которые могут сделать невозможным допрос в суде или повлиять на полноту или достоверность показаний.

Исходя из информации, заслушанной Пленумом Высшего специализированного суда по рассмотрению гражданских и уголовных дел, в ст. 225 УПК опасность для жизни и здоровья лица определяется как возможность причинения телесных повреждений или смерти, возникновения заболевания лица, причинения вреда его здоровью, в результате чего будет невозможно провести допрос в судебном заседании. Результаты анализа судебной практики дают основания для вывода, что при рассмотрении ходатайств следственные судьи определяют понятие «существование опасности для жизни и здоровья» достаточно широко, включая:

  • угрозы убийством или применением физического насилия;
  • другие проявления психологического насилия по отношению к свидетелю/потерпевшему, в частности, запугивание, моральное давление, настойчивые требования;
  • способ жизни и состояние здоровья свидетеля/потерпевшего, которые не связаны с тяжелой болезнью, но объективно могут сделать допрос невозможным или повлиять на полноту или достоверность показаний.

В приведенных в обобщении примерах речь шла как о словесных угрозах от другого лица напрямую, так и о звонках от неустановленных лиц, что в обоих случаях послужило основанием для удовлетворения соответствующего ходатайства.

Вместе с тем есть и ряд проблемных вопросов в применении указанных положений ст. 225 УПК. Среди них можно назвать оценку эмоционального состояния свидетеля/потерпевшего вследствие совершения преступления как исключительного обстоятельства, которое может сделать допрос в суде невозможным или повлиять на полноту и достоверность показаний. В обобщении приведен пример дела, когда основанием для принятия решения о невозможности допроса послужило то, что лицо очень боялось физической расправы, но реальность этого основания подтверждена не была. В приведенном примере следственный судья отказал следователю в удовлетворении соответствующего ходатайства, а к самому свидетелю были применены меры безопасности.

Но эмоциональное состояние, в частности, психоэмоциональное напряжение, последствием которого может быть развитие психических нарушений, в контексте применения ч. 1 ст. 225 УПК является исключительным обстоятельством. Поэтому, при рассмотрении ходатайства о допросе следственный судья должен исходить из того, что опасность для здоровья лица включает и опасность для психического здоровья.

Подробнее об этом читайте в статье «Особенности некоторых следственных действий: обобщение ВССУ».

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Як суддівські мантії та архітектура судів впливають на сприйняття громадянами судової влади
Новости онлайн