Проверяя практическое задание, машина не сможет распознать все тонкости судебного решения, — судья ВСУ в отставке Т. Шевченко

13:15, 25 января 2017
Как претенденты на «верховные» мантии относятся к тому, что результаты только одного этапа квалификационного оценивания — анонимного письменного тестирования — будут устанавливаться с помощью техсредств, а остальные будут зависеть от субъективного фактора?
Проверяя практическое задание, машина не сможет распознать все тонкости судебного решения, — судья ВСУ в отставке Т. Шевченко

Как претенденты на «верховные» мантии относятся к тому, что результаты только одного этапа квалификационного оценивания — анонимного письменного тестирования — будут устанавливаться с помощью техсредств, а остальные будут зависеть от субъективного фактора? Своим мнением по этому поводу с журналистами поделилась кандидат в Верховный Суд, судья ВСУ в отставке Татьяна Шевченко.

- Татьяна Валентиновна, сейчас много говорят о необходимости обеспечения объективности при проведении конкурса в Верховный Суд (далее — ВС). В частности, обращается внимание на то, что на определенных этапах невозможно избежать субъективных подходов к оценке претендентов. Ваши мысли по этому поводу?

- Действительно, чем ближе начало квалификационного оценивания кандидатов на должности судей ВС, тем больше претендентов беспокоит вопрос объективности и беспристрастности в оценке каждого участника на всех его этапах. Кажется, что наиболее надежным здесь выглядит анонимное тестирование, результаты которого будет проверять компьютер. На всех остальных этапах кандидатов будут оценивать члены Высшей квалификационной комиссии судей. А это значит, что субъективность неизбежна.

Речь идет даже не о возможности каких-то договоренностей с отдельными кандидатами, а о том, что члены комиссии — люди, а не машины. У каждого человека есть свой жизненный и профессиональный опыт, свои интеллектуальные и духовные ценности. Мы все разные и потому каждый из членов комиссии будет оценивать нас, исходя из своего уникального опыта.

Так, может быть, лучше было бы доверить оценку кандидатов на всех этапах машине, у которой вместо опыта — программа? Знаю, что сторонников этой идеи немало. Мое же мнение хоть и не в тренде, но тоже имеет право на существование. Несмотря на кажущуюся простоту решения проблемы, все не так однозначно.

- Что вы имеете в виду?

- Если говорить о настоящем конкурсе, то, как объяснили члены ВККС, у них нет технической возможности даже для обеспечения кандидатов доступом к электронным базам законодательства и выполнения практического задания на компьютере. Претенденты должны писать проект судебного решения от руки. Что уж говорить о том, чтобы задачи, которые будут выполнены таким образом, проверял компьютер?

Но представим: участникам будущих подобных конкурсов повезет больше и им все эти возможности будут предоставлены. Сможет ли машина проверить судебное решение более объективно, чем человек (конечно, если она беспристрастна)? Не думаю. Ведь судебное решение — это не только знание законов и права, но и стиль его автора, мысли и философия. Мне кажется, что, проверяя практическое задание, машина не сможет распознать все тонкости судебного решения, как и Google-переводчик не распознает нюансов литературного произведения.

Поэтому решение, изложенное с уходом от определенной традиционной схемы, от штампов, в котором присутствуют определенные эмоциональные нотки, может быть воспринято машиной как непонятное и неправильное. Однако, для человека оно может быть образцом глубины правовой мысли и примером незаурядной личности судьи.

Аналогично и в вопросах исследования судейского досье или проверки на добросовестность. Например, для машины количество отмененных решений может стать основанием для однозначно негативной оценки кандидата. А для судей вполне понятно, что отмены бывают разные: и вследствие неопределенности судебной практики, и как результат спорной позиции судьи-докладчика, с которой согласились другие судьи, а иногда и просто вследствие невнимательного изучения материалов дела. Человеку объяснить эти все нюансы можно, а машине — нет.

Не очень объективную характеристику дают тесты на выявление уровня интеллекта и психологические тесты. Ведь один человек хорошо справляется с цифрами, а другой — с составлением текстов. Кто-то более открыт в высказывании мыслей и эмоций, а кто-то — тайна за семью печатями. Но распознать в человеке человека, с его добром и злом, по моему убеждению, может только другой человек. Пока мы живем на планете людей, а не роботов, лечить, учить и судить будут люди, поскольку конечный результат этих процессов зависит от личности исполнителя. Машины могут только помогать.

К чему это я? А к тому, что сейчас на пороге серьезного испытания стоим не только мы, смельчаки — кандидаты в ВС, — но и члены ВККС. Поэтому сейчас их профессионализм и добросовестность даже более значимы, чем у претендентов в ВС. И нам ничего не остается, как верить в то, что они это осознают. Ведь наш личный проигрыш или победа — ничто по сравнению с проигрышем будущего Украины.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
В каких случаях Большая Палата ВС принимает дело к производству
Видео
Сегодня день рождения празднуют
  • Галина Балацкая
    Галина Балацкая
    судья Апелляционного суда Киева
  • Юрий Чопко
    Юрий Чопко
    судья Хозяйственного суда Тернопольской области
  • Виктор Школяров
    Виктор Школяров
    ­судья Верховного Суда Украины
Новости онлайн