О женах, мужьях и сожителях

15:40, 12 сентября 2013
Газета: 36 (204)
И о том, как решается их жилищный вопрос...
О женах, мужьях и сожителях

Любовь и ненависть по жизни рядом шагают. У Ольги и Сергея Скворцовых (имена и фамилии изменены) тоже была любовь. Поженились они много лет назад, родилась дочь Аннушка. В 2009 г. Сергей был осужден к 8 годам лишения свободы. Но разлад в семье начался намного раньше – за 2 года до того, как муж отправился отбывать срок, Ольга сошлась с молодым человеком по имени Виктор Иголкин.

Итак, Сергей Скворцов был в тюрьме, а в квартире, которая еще до женитьбы была оформлена на его имя, проживали его дочь и жена со своим сожителем. Перспектив на дальнейшую совместную жизнь с Сергеем у Ольги не было. Мало того, что он преступник – в последние годы их семейной жизни он был плохим мужем, отцом и хозяином, надолго исчезал из дома, к тому же, стал употреблять наркотики. Ольга намеревалась развестись со Скворцовым и узаконить свои отношения с Иголкиным. О том, как будут делить мужнину квартиру после его возвращения, она, скорее всего, не задумывалась. Или надеялась, что 8 лет – срок немалый, а за это время всякое может случиться.

Однако время летит быстро. Из мест лишения свободы Сергей Скворцов освободился условно-досрочно на 11 месяцев 29 дней. И куда он должен был вернуться? Конечно, в свою собственную квартиру.

Надо заметить, что по возращении Сергей не стал устраивать семейных разборок, не швырял через окно вещи сожителя. По соглашению сторон одну комнату квартиры заняли Ольга с дочерью и Виктором Иголкиным, а во второй жил хозяин. По сути, квартира превратилась в коммуналку, поскольку Ольга и Сергей теперь были чужие друг другу люди – они, наконец, оформили развод. Хотя Ольга почему-то не оборудовала замком дверь своей комнаты – то ли недосуг было, то ли к хозяину испытывала доверие.

Надо сказать, что все жильцы импровизированного теремка вели себя так, как считали нужным. Сергей Скворцов, к примеру, по ночам громко включал музыку, не давая уснуть окружающим. В принципе, он был здесь хозяином, и если кого-то что-то не устраивало, они свободно могли убраться к Ольгиной маме, например. Но почему-то не убирались и терпели.

По словам Ольги, Скворцов умышленно провоцировал конфликты, угрожал ей и сожителю физической расправой, проявляя при этом признаки каннибализма: «Вырежу печень, зажарю и съем! Откушу ухо и выплюну в окно!» Бывшая супруга не оставалась в долгу: тоже оскорбляла, кричала, что Сергей приводит домой бомжей, грозилась вызвать милицию. На угрозы Скворцов реагировал спокойно: «Вызывай. Я тебе ничего не сделал».

Каждый день жизни обитателей этой квартиры был полон неожиданностей.

***

В наше время далеко не все могут позволить себе сразу взять да и купить новое жилье. Не было такой возможности и у Ольги. Правда, Иголкин предлагал вариант: приобрести для Сергея Скворцова 1-комнатную квартиру, чтобы эта 2-комнатная осталась им с Ольгой. Но Скворцов не согласился на это предложение и мрачно изрек: «Будешь гнить вместе со мной».

Наверное, можно было поискать и другие варианты. К примеру, если Ольга с дочерью имеют законное право на часть этой злосчастной квартиры, ее можно разделить в судебном порядке. Но возможно, у них были какие-то свои планы, и все оставалось по-прежнему…

Конец обоюдным мучениям положил случай. Виктор был на работе, Ольга с дочерью находились в своей комнате. В это время домой явился Сергей Скворцов. Не один, а с корешем, с которым 6 лет тюремную пайку делил. Оба – пьяные. Вломились в комнату к «соседям», и Сергей начал «качать права». В какой-то момент он «неосторожным» движением сбросил на пол телевизор и угрожающе пошел на Ольгу. Та закричала. Начался очередной кошмар – с рукоприкладством, нецензурной бранью, визгом, слезами. Кореш, наблюдавший разборки бывших супругов, предложил изнасиловать Ольгу. Рванули халат на ней…

– Не трогайте мою маму! – закричала дочка Скворцова. – Она сейчас вызовет милицию!

Кореш слегка испугался, но Скворцов бросил:

– Пускай вызывает! У меня есть отмазка: они хотят выселить меня из квартиры.

Домашний телефон почему-то не работал. Трясущимися руками Ольга схватилась за мобильный, но ей никак не удавалось набрать 102 – кнопки телефона не слушались пальцев. Наконец она дозвонилась до Виктора Иголкина. Тот, волнуясь за сожительницу и ее дочь, перезвонил соседке, чтобы та каким-нибудь образом спугнула хулиганов, а сам бросился ловить такси.

Соседка стучала в дверь квартиры и кричала: «Откройте! Я вызвала милицию!» Как ни странно, это подействовало. Услышав голос соседки, Скворцов реально оценил угрозу и, забыв о своей «отмазке», сказал корешу:

– Пора валить. Сейчас сюда менты приедут.

Кореш, наоборот, осмелел:

– Не бойся, я с ментами все распетляю.

– Ты, может, и распетляешь, – буркнул Скворцов. – А у меня документов нет.

И они свалили.

По заключению судебно-медицинский экспертизы, итогом посещения Скворцова стали закрытая черепно-мозговая травма, ушиб головного мозга и прочие повреждения, по своему характеру относящихся к средней степени тяжести, у его дочери. Бывший жене достались легкие телесные повреждения и сильный испуг. Но больше всех не повезло самому Скворцову. Не в смысле, конечно, телесных повреждений – в отношении него вновь было возбуждено уголовное дело. Суд вынес приговор – 7 лет лишения свободы.

Потерпевшие обратились в суд с иском о возмещении морального и материального ущерба на сумму 20 тыс. и 10 тыс. грн соответственно. Иски удовлетворены частично: 10 тыс. и 5 тыс. грн.

42-летний Сергей Скворцов отправился отбывать новый срок. Теперь Ольга и Виктор могут чувствовать себя в квартире свободно. Правда, только на период тюремного заключения ее хозяина. А за 7 лет мало ли что может случиться…

Но каким бы ни был Сергей Скворцов, хочется ли того Ольге и Виктору или нет, он имеет законное право на принадлежащую ему жилплощадь.

 Валентина Индовицкая, специально для «Судебно-юридической газеты»

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Особенности урегулирования споров при участии судьи
Новости онлайн