Большая Палата защитила Верховный Суд

18:00, 12 июня 2018
Судья, выбывший из конкурса в Верховный Суд, не смог обжаловать указ о назначении судей ВС.
Большая Палата защитила Верховный Суд

Большая Палата Верховного Суда поставила точку в споре о законности указа Президента, которым 10 ноября 2017 года были назначены судьями Верховного Суда победители соответствующего конкурса. Судьи БП ВС сочли, что у истца, ранее тоже участвовавшего в конкурсе в Верховный Суд, нет законных оснований для обжалования этого документа.

Как начинался процесс

13 декабря 2017 года в Высший административный суд Украины как суд первой инстанции поступило исковое заявление, в котором истец — судья Кировоградского окружного административного суда Роман Брегей просил суд признать противоправным и отменить Указ Президента Украины от 10 ноября 2017 года №357/2017 «О назначении судей Верховного Суда». Однако в итоге к  рассмотрению иска приступил уже вновь созданный Верховный Суд.

Истец счел, что процесс формирования состава нового Верховного Суда сопровождался многочисленными нарушениями, а он, «как потребитель услуг правосудия», имеет право требовать соблюдения законного порядка назначения судей.

Стоит отметить, что сам Роман Брегей в 2017 году тоже был кандидатом на должность судьи Кассационного административного суда в составе ВС, однако по результатам письменного тестирования и практического задания не набрал минимально допустимого количества баллов и выбыл из конкурса.

Изучив доводы искового заявления, судья КАС ВС Лариса Мороз в определении от 12 января 2018 года указала, что в соответствии с ч. 2 ст. 264 КАСУ право обжаловать нормативно-правовой акт имеют только лица, в отношении которых он применен, а также лица, являющиеся субъектом правоотношений, в которых будет применен этот акт.

Следовательно, истец должен был доказать, что относится к одной из указанных категорий лиц и указать, какие правовые последствия влечет оспариваемый акт непосредственно для него.

Указ Президента может быть рассмотрен судом на предмет законности, однако защите в порядке административного судопроизводства подлежат нарушенные права лица в публично-правовых отношениях, в которых ответчик реализует властные управленческие функции относительно заявителя.

Указ «О назначении судей Верховного Суда» является актом индивидуального действия, который порождает права и обязанности только для тех субъектов, которым он адресован. Отсутствие у истца прав и/или обязанностей, возникших в связи с изданием оспариваемого указа, следовательно, не порождает у такого лица и права на защиту, то есть права на обращение с этим иском.

Исходя из этого, суд пришел к выводу, что законных оснований для открытия производства по иску Р. Брегея, нет. Тем не менее судья подал апелляционную жалобу в Большую Палату Верховного Суда

Парад отводов

Определением от 31 января 2018 года Большая Палата оставила жалобу судьи без движения ввиду того, что заявитель не оплатил судебный сбор за ее подачу, и предоставила ему десятидневный срок для устранения недостатков. Интересно, что свое нежелание платить судебный сбор за подачу апелляционной жалобы в размере 1 762 грн Р. Брегей объяснил «сложным материальным положением». Он сообщил суду, что несет большие расходы на содержание и обучение ребенка, оплату коммунальных услуг и лечение жены. Также он добавил, что уже уплатил судебные сборы в других спорах, в частности с ВККС и Высшим советом правосудия.

После этого истец заявил отвод Александру Прокопенко, который, в соответствии с протоколом автоматизированного распределения дел, был назначен судьей-докладчиком в деле №800/587/17

В качестве основания для отвода Роман Брегей указал тот факт, что в своем иске он просил привлечь в качестве третьих лиц на стороне ответчика сразу 113 судей Верховного Суда. По мнению жалобщика, судья Александр Прокопенко, оставив апелляционную жалобу без движения, тем самым признал себя заинтересованным лицом и, следовательно, не может рассматривать дело.

Большая Палата не нашла оснований для удовлетворения заявленного отвода, поскольку в соответствующем определении судья А. Прокопенко вопросы о привлечении третьих лиц не решал, так же как и не признавал себя третьим лицом по делу.

«Ссылка на законодательный запрет судье рассматривать дело в случае его прямой или опосредованной заинтересованности в результате такого рассмотрения и в случае наличия иных оснований, вызывающих сомнения в объективности судьи, не связана с обстоятельствами, о которых заявляет Р.Брегей», — отмечается в определении БП ВС от 14 февраля 2018 года.

После устранения недостатков апелляционной жалобы, уплаты судебного сбора и открытия производства по делу последовало заявление Р. Брегея об отводе всем судьям Большой Палаты. На этот раз аргументы заявителя были такими: обжалуемый указ Президента о назначении судей Верховного Суда касается, в том числе, и судей БП ВС.

По мнению Романа Брегея, в случае открытия производства и удовлетворения иска, станет ясно, что все судьи Верховного Суда были назначены на должность с умышленным нарушением порядка их избрания, а потому от результатов разрешения спора зависит профессиональная карьера всех судей Большой Палаты Верховного Суда. Следовательно, они не могут обеспечить беспристрастное правосудие, а это нарушает конституционное право заявителя на справедливый суд.

«Ссылка заявителя на предвзятость судей в связи с созданием Верховного Суда, как он считает, не на основании закона, основывается исключительно на его субъективной оценке обстоятельств создания этого органа», — констатировала в ответ Большая Палата

Вместе с тем, в случае удовлетворения отвода, заявленного всему составу БП ВС, рассмотрение жалобы стало бы невозможным ввиду формального отсутствия состава суда, который, в соответствии с законом, может пересмотреть оспариваемое определение кассационного суда. Механизм отвода, отметила БП ВС, может работать только в случае возможности замены одного судьи другим. Если такая замена невозможна в принципе, следовательно, невозможен и отвод. Исходя из этого, Большая Палата отказала в удовлетворении и этого заявления.

Новые ходатайства

В ходе второго заседания по делу, состоявшегося 8 мая, Роман Брегей заявил еще два ходатайства. Первое из них было мотивировано тем, что порядок создания БП ВС, по мнению истца, не соответствовал закону, в то время как никаких препятствий для избрания 21 судьи в состав Большой Палаты не существовало. По мнению судьи, Большая Палата может рассматривать его иск только в полном составе, а не в составе 17 судей, которые сейчас входят в БП ВС.

«Уменьшение количества судей до минимально допустимого во время рассмотрения моего дела могло бы зависеть исключительно от объективных причин, таких как болезнь судьи, командировка или отпуск. В данном случае причиной тому послужило умышленное нарушение закона при формировании состава Большой Палаты. Требую обеспечить конституционное право на справедливый суд, избрав в состав Большой Палаты такое количество судей, которое установлено законом», — заявил Роман Брегей.

Суд, посовещавшись на месте, определил оставить ходатайство без рассмотрения, поскольку его суть выходит за рамки процессуальной компетенции Большой Палаты ВС.

Получив отказ в удовлетворении требований относительно доизбрания необходимого количества судей, истец вновь поднял вопрос об отводе всего состава судей БП ВС.

«Большая Палата Верховного Суда грубо нарушила порядок рассмотрения заявления об отводе, руководствуясь конфликтом интересов и корыстным мотивом. В случае удовлетворения иска все судьи Большой Палаты вернулись бы на свою предыдущую работу, где получали бы зарплату в десятки раз меньшую, чем получают сейчас», — отмечается в ходатайстве.

Кроме того, Роман Брегей считает, что если БП ВС рассмотрела заявление в порядке ч. 3 и ч. 4 ст. 40 КАСУ как суд апелляционной инстанции, то она не могла решить вопрос отвода по сути ввиду невозможности создания компетентного суда для его рассмотрения. В таком случае, ч. 5 ст. 40 КАСУ обязывает суд передать дело для решения вопроса об отводе в суд соответствующей инстанции.

«В другом апелляционном админсуде можно создать суд из 21 судьи, и все эти судьи будут квалифицированными в области административного судопроизводства, в то время как в БП ВС всего 4 представителя административной юрисдикции из 17 судей. В связи с этим прошу судей Большой Палаты передать дело на рассмотрение Киевского апелляционного административного суда, заявив самоотвод в связи с существованием реального конфликта интересов», — заявил Р. Брегей.

Представитель Президента в Суде Оксана Мишковец возражала против удовлетворения заявленного истцом ходатайства ввиду несоответствия формы его резолютивной части требованиям законодательства. Более того, по ее словам, ходатайство фактически сводится к принуждению суда заявить самоотвод, к тому же, без достаточных на то оснований.

Вместе с тем, секретарь БП ВС Всеволод Князев сообщил, что Большая Палата обратились к Раде судей Украины с просьбой разъяснить вопрос наличия в данном случае конфликта интересов. Однако и тут Роман Брегей узрел несоответствие требованиям закона, обвинив судей в нарушении тайны совещательной комнаты и попытках избежать ответственности.

 

Рада судей обозначила позицию

18 мая Рада судей Украины рассмотрела обращение судей Большой Палаты Верховного Суда и, выслушав и обсудив доклад судьи Верховного Суда, председателя комитета по вопросам соблюдения этических норм, противодействия коррупции и урегулирования конфликта интересов Егора Краснова, вынесла свое решение

В первую очередь, РСУ предоставила ответ на вопрос относительно возможности передачи дела на рассмотрение Киевского апелляционного административного суда: «Судом первой инстанции для рассмотрения дел относительно обжалования актов Президента является Верховный Суд, а единственная компетентная апелляционная инстанция для пересмотра его решений — БП ВС. Таким образом, другого компетентного суда, кроме Большой Палаты, для рассмотрения апелляционной жалобы в деле №800/587/17 не существует».

Касательно наличия конфликта интересов Рада судей выразила такую позицию: решение судьей во время рассмотрения дела вопроса относительно законности акта Президента, которым этот же судья назначен на должность, безусловно, является частным интересом.

В то же время, ни в Законе Украины «О предотвращении коррупции», ни в процессуальном законодательстве не учтен такой случай, когда судья будет «прямо или опосредовано заинтересован в результате рассмотрения дела», но, в то же время, дело невозможно будет передать другому судье, поскольку все судьи имеют такой же частный интерес.

Однако, ст. 20 Законодательного инструментария относительно конфликта интересов Совета Европы содержит оговорку: частный интерес не создает конфликт интересов, если все другие судьи в стране имели бы такой же конфликт интересов. В международной практике сложился подход, в соответствии с которым ситуации, которые касаются всех, а не только конкретного судьи, не являются конфликтом интересов. Соответствующая позиция в итоге была изложена в решении РСУ от 8 июня 2017 года.  «У судей Большой Палаты Верховного Суда во время рассмотрения дела №800/587/17 конфликт интересов отсутствует, поскольку эта ситуация касается всех судей БП ВС, а другого компетентного суда апелляционной инстанции в данном случае нет. Рассмотрение указанного дела приобрело широкую огласку и освещается в СМИ, что само по себе является формой контроля над недопущением конфликта интересов» - резюмировала Рада судей.

Вместе с тем, один из судей Большой Палаты, председатель РСУ Олег Ткачук заявил самоотвод, который БП ВС удовлетворила определением от 11 июня 2018 года.

Финальная точка

В очередном судебном заседании, состоявшемся 12 июня, также приняла участие отсутствовавшая в прошлый раз судья Наталья Лященко, в связи с чем рассмотрение дела началось сначала.

Так, Роман Брегей вновь ходатайствовал о создании суда в составе 21 судьи и призвал всех судей Большой Палаты заявить самоотвод.

«Если бы я не видел процессуального выхода из сложившейся ситуации, то не заявлял бы эти ходатайства. Я зачитаю их, а вы примите традиционные решения, свойственные вашему суду. Я ознакомился с решением, которым РСУ признала наличие конфликта интересов, но все же позволила вам рассматривать это дело. Считаю его документом об индульгенции, которую вы получили после нарушения тайны совещательной комнаты. Теперь вы начали рассмотрение дела сначала, чтобы выйти из совещательной комнаты будто бы впервые. Своим иском я защищал себя от вас», — заявил Р.Брегей.

Суд, посовещавшись на месте, определил оставить ходатайства истца без рассмотрения.

В свою очередь еще один представитель Президента Дмитрий Гуцал отметил, что суд первой инстанции (КАС ВС, — прим. автора) при принятии решения об отказе в открытии производства учел устоявшуюся практику рассмотрения аналогичных дел как старого ВСУ, так и вновь созданного Верховного Суда: «Право на обращение в суд не является абсолютным. Истец не выступает субъектом соответствующих правоотношений, поэтому отказ в открытии производства вполне обоснован и соответствует требованиям законодательства».

Обращаясь к представителю Президента, Роман Брегей подчеркнул, что нарушение процедуры назначения судей ВС состояло в том, что они не прошли квалификационное оценивание, и спросил: могут ли в таком случае судьи БП ВС обеспечить право на справедливый суд.

Глава БП ВС Всеволод Князев снял вопрос с обсуждения, поскольку в соответствии с требованиями процессуального закона он может касаться исключительно фактических обстоятельств дела, а не их субъективной оценки представителем ответчика.

На замечание Всеволода Князева жалобщик отреагировал достаточно эмоционально, заявив, что имеет право задавать любые вопросы, а В. Князев, ограничивая его в выборе предмета обсуждения, нарушает его права.

В ходе итоговых дебатов Роман Брегей воспользовался предоставленным ему словом и обратился к суду: «Мне жаль вас. Вы так и не поняли, что такое верховенство права и принесли мое право в жертву своему страху быть уволенными в связи с нарушением процедуры назначения вас на должности».

Не дожидаясь выхода суда из совещательной комнаты, Р. Брегей покинул зал, из которого проводилась видеоконференция. В его отсутствие судья-докладчик по делу Александр Прокопенко огласил решение: руководствуясь ст. 243, ст. 250, ст. 266, ст. 315, ст. 316, ст. 322, ст. 325 КАСУ  Большая Палата Верховного Суда постановила оставить апелляционную жалобу без удовлетворения.

Полный текст решения будет составлен 18 июня 2018 года.

Напомним, что ранее Верховный Суд также объяснил, кто и в каких случаях имеет право обжаловать решение Высшего совета правосудия о назначении судьи на должность. 

А секретарь Большой Палаты Всеволод Князев отметил, что при решении вопросов отвода в любом случае преимущественным является право лица на судебную защиту.

Автор: Ольга Туева
Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Нарушение интереса как повод для обращения в суд
Сегодня день рождения празднуют
  • Юрий Донченко
    Юрий Донченко
    судья Шевченковского районного суда Львова
  • Сергей Родионов
    Сергей Родионов
    судья Оболонского районного суда Киева