Встречают по добросовестности…

06:03, 14 ноября 2016
Газета: 41-44 (359-364)
Знания и навыки обеспечат лишь треть успеха на конкурсе в Верховный Суд...
Встречают по добросовестности…

Знания и навыки обеспечат лишь треть успеха на конкурсе в Верховный Суд


Наталья Мамченко,
Вячеслав Хрипун
,
«Судебно-юридическая газета»

Авторы судебной реформы назвали конкурс в Верховный Суд «национальным проектом», поскольку именно он должен продемонстрировать иностранным партнерам и нашим гражданам результативность изменений. Очевидно, что ставки очень высоки. Претендентами в ВС будут как судьи, так и адвокаты, и ученые. Последних Высшая квалификационная комиссия судей Украины (ВККС) ранее оценивала только при проведении отбора кандидатов на должность судьи впервые, и основным критерием тогда были профессиональные знания и навыки. Теперь же все будет зависеть от личностных качеств претендентов. Таким образом, внедряется новаторский подход, итогом чего может быть как высокопрофессиональный, кристально честный состав нового Верховного Суда, так и состав, в котором будут преобладать добросовестные, но обделенные знаниями и навыками люди. «Судебно-юридическая газета» решила разобраться, не придется ли ВККС выбирать меньшее из двух зол.

Коротко об этапах

Итак, 7 ноября стартовал конкурс на должности судей Верховного Суда. Представители ВККС отметили, что с этого момента начнется перезагрузка судебной системы. Победители будут определены в начале марта 2017 г. Не позднее 30 марта новый Верховный Суд должен быть сформирован.

Конкурс (квалификационное оценивание) будет состоять из двух этапов: первый – анонимное письменное тестирование и выполнение практического задания; второй – собеседование. Кандидаты, допущенные ко второму этапу, также будут протестированы на личные морально-психологические качества и общие способности.

К первому этапу будут допущены кандидаты, которые пройдут специальную проверку. Информацию о них будут проверять как специальные органы (НАПК, НАБУ, фискальная служба и т. д.), так и Общественный совет добросовестности.

После определения победителей, в марте 2017 г. ВККС предоставит Высшему совету правосудия (ВСП) рекомендации о назначении кандидатов на должности. ВСП рассмотрит их и подготовит представление Президенту, который подпишет указ о назначении.

По результатам конкурса будет сформирован Верховный Суд в составе 120 судей, которые выберут Большую палату, председателя Верховного Суда и руководство кассационных судов в составе Верховного Суда. Впрочем, как отметил председатель Государственной судебной администрации Зеновий Холоднюк, количество судей могут впоследствии увеличить (штатная численность в 120 человек определялась при отсутствии нормативной нагрузки).

За знания – только 300 баллов

Над базовыми документами, регулирующими процедуру проведения конкурса, ВККС работала очень долго и в итоге утвердила их аккурат перед его началом. Одним из дискуссионных вопросов было то, как распределить баллы за знания и «за поведение», т. е. соответствие критериями добропорядочности и этики.

В итоге знания и профессиональные навыки при оценивании могут помочь набрать лишь 300 баллов из 1000 возможных. Так, решением Комиссии №143/зп-16 от 3.11.2016 утверждено Положение о порядке и методологии квалификационного оценивания, показатели соответствия критериям квалификационного оценивания и способы их установления. Согласно п. 5 этого документа (оценка критериев), баллы распределяются следующим образом:

«5.1. Критерии компетентности:
      5.1.1. Профессиональная компетентность (по показателям, полученным во время экзамена) – 300 баллов, из которых:

             5.1.1.1. Уровень знаний в сфере права, в т. ч. уровень практических навыков и умений в правоприменении – 90 баллов;
             5.1.1.2. Умения и навыки проведения судебных заседаний и принятия судебных решений – 120 баллов;
             5.1.1.3. Эффективность осуществления судьей правосудия или профессиональной деятельности для кандидата на должность судьи – 80 баллов;
             5.1.1.4. Деятельность по повышению профессионального уровня – 10 баллов;

      5.1.2. Личная компетентность – 100 баллов;
      5.1.3. Социальная компетентность – 100 баллов.
5.2. Критерий профессиональной этики – 250 баллов, из которых:
      5.2.1. Морально-психологические качества – 100 баллов;
      5.2.2. Другие показатели – 150 баллов.
5.3. Критерий добросовестности – 250 баллов, из которых:
     5.3.1. Интегративность – 100 баллов;
     5.3.2. Другие показатели – 150 баллов».

Критерии п. 5.2 и 5.3 оцениваются в 0 баллов при наличии доказательств несоответствия судьи (кандидата на должность судьи) требованиям к добросовестности.

Как отметил член Высшей квалификационной комиссии судей Украины Андрей Василенко, «у нас три критерия – компетентность, этика и добросовестность. Мы решили выделить под компетентность 500 баллов и под этику и добросовестность 500 баллов. Т. е. не только 300 баллов за знания и навыки, но и по 100 баллов на оценку социальной и личностной компетентности, которые пересекаются с профессиональной».

Отметим, что для анонимного тестирования, практического задания и тестирований при оценке критериев личной и социальной компетентности определяется минимально допустимый балл. Кандидат, который получил балл ниже минимально допустимого, в дальнейшем не выполняет практическое задание или не сдает анонимное письменное тестирование и по результатам этапа «Экзамен» не допускается к этапу «Исследование досье и собеседование». Оценка других показателей устанавливается путем вывода среднего арифметического на основании оценок каждого члена Комиссии, который принимал участие в собеседовании во время квалификационного оценивания.

Мыслите абстрактно

Возникает вопрос: сможет ли ВККС объективно оценить кандидатов? Ведь эффективность осуществления ими правосудия можно установить путем исследования данных: количества отмененных решений, соблюдения сроков рассмотрения дел, наличия жалоб от граждан и т. д., повышение профессионального уровня – по тому, в скольких круглых столах участвовал человек, сколько у него публикаций на правовую тематику и пр. Даже добросовестность можно оценить по честно заполненной декларации и незапятнанной биографии.

Как сказано в вышеупомянутом Порядке и методологии квалификационного оценивания, соответствие судьи критерию личной компетентности будет оценено по когнитивным (абстрактное мышление, например), эмотивным (в частности, контроль импульсов и эмоций), мотивационно-волевым качествам (устойчивость рабочей мотивации, дисциплинированность, решительность, кооперативнисть, способность отстаивать собственные убеждения и т. д.).

Соответствие судьи критерию социальной компетентности оценивается по «моральным чертам личности», а это, как раскрывается в документе, честность, порядочность, понимание и соблюдение норм, отсутствие склонности к контрпродуктивным действиям, дисциплинированность. Эти показатели определяются с помощью соответствующих тестов личных морально-психологических качеств, оцениваются на основании заключения об итогах таких тестирований и по результатам исследования информации, содержащейся в судейском досье, и, что немаловажно, собеседования. Примечательно, что аналогичные термины мы встречаем и в качестве составляющих для оценки соответствия кандидата критериям профессиональной этики и добропорядочности (оценивается, среди прочего, по «честности» и «порядочности»). Также в Порядке упоминается, что «используются и другие сведения и данные, на основании которых может устанавливаться соответствие судьи критериям квалификационного оценивания, а также любая другая информация в отношении судьи, которая содержится в досье судьи».

Выходит, при оценивании претендентов в Верховный Суд активную роль будет играть именно субъективный фактор. Учитывая, что кандидаты имеют право обжаловать решение Комиссии относительно результатов конкурса, достаточно интересно будет наблюдать за аргументацией обоих сторон судебного процесса.

Умение искать компромисс пригодится

В ходе одной из встреч директор по правовым и образовательным вопросам группы международного сотрудничества Национального судейского института Канады Дональд Чиассон предложил оказать помощь в сфере начального обучения кандидатов, прошедших конкурс на должность судьи Верховного Суда. Особенно тех лиц, которые до конкурса занимались научной деятельностью в сфере права или работали адвокатами.

Возникает только один вопрос: будет ли у них время на такое обучение? Ведь на новый ВС после ликвидации высших специализированных судов «свалится», по разным оценкам, 40–50 тыс. дел, и если в процессуальном законодательстве, которое все еще находится в разработке, не будут предусмотрены специальные фильтры, судей ждет неимоверная нагрузка. «Учитывая прошлогоднюю статистику, на 120 судей припадет к рассмотрению более 160 тыс. дел. А учитывая, что на время конкурса и квалификационного оценивания рассмотрение дел высшими судами замедлится, а также то, что многие судьи этих судов, как и Верховного Суда Украины, ушли в отставку, остаток дел, переданный на рассмотрение новому Верховному Суду, увеличится. Поэтому единства практики придется подождать», – отмечает председатель Лычаковского районного суда Львова Сергей Гирыч.

Одной из ключевых идей, напомним, было обновить состав ВС не просто за счет новых лиц, но и за счет «притока свежей крови» из других юридических профессий. По состоянию на момент сдачи номера среди людей, заявивших о намерении участвовать в конкурсе, половину (55%) составляли судьи. Но с точки зрения судей равная концентрация в ВС представителей от ученой, адвокатской среды и судей, когда представители разных профессий будут пытаться «тянуть одеяло на себя», является риском. Как отмечает председатель Высшего административного суда Украины Александр Нечитайло, предоставление адвокатам и ученым возможности стать судьями ВС будет способствовать становлению единой судебной практики лет через 10: «Поначалу новоизбранным судьям, которые придут из адвокатуры и науки, будет очень сложно прийти к общему мнению по ряду вопросов, потому что у них различные взгляды по применению норм законов для решения споров. Мы это проходили в начале деятельности Высшего административного суда Украины».

«Улучшится ли качество правосудия с приходом в судебную систему ученых и адвокатов? Я считаю, что теоретически оно должно бы улучшиться, но практически, к сожалению, в тех условиях, в которых сейчас работают судьи, я сомневаюсь, что ученые и адвокаты, имеющие профессиональные достижения, пойдут в новый Верховный Суд. Хотя сейчас рано делать выводы, поскольку только реализация на практике такой новации покажет, насколько массово адвокаты и ученые примут участие в соответствующих конкурсных процедурах. Вместе с тем, я очень надеюсь и хочу, чтобы, помимо адвокатов и ученых, активное участие в конкурсе приняли как можно больше профессиональных судей, ведь на работе не будет времени тренироваться. Скорее всего, преимущества создания нового Верховного Суда мы ощутим не раньше, чем через 1–1,5 года, а если это будет неудачно, то увидим сразу, – отметил глава ВХСУ Богдан Львов. – В то же время, хочу подчеркнуть, что не нужно бояться изменений, которые предлагают нам время и судебная реформа».

По словам председателя ВССУ Бориса Гулько, адвокаты и ученые должны учитывать, что работа судьи кассационной инстанции – это большая нагрузка: «На сегодня ежемесячно судьи судебной палаты по рассмотрению гражданских дел рассматривают примерно 130 дел, судебной палаты по рассмотрению уголовных дел – около 40 производств, не считая выполнения других предусмотренных законом обязанностей (подготовка анализов, обобщений, правовых позиций, изучение судебной практики, участие в конференциях, совещаниях, семинарах и т. д.). И здесь важным является то, что определенный процессуальный вопрос (открытие производства по делу, назначение дела к рассмотрению и т. д.) или рассмотрение дела по существу должны состояться в четко определенный законом срок». Для того, чтобы такие сроки соблюдались (а ведь нарушение сроков занимает первое место среди причин жалоб на судей), судьям ВС пригодится умение признавать правоту коллеги и обязательность подписания судебного решения, принятого коллегиально.

Кроме того, усилить напряжение могут политики, бывшие или нынешние, которые при условии соблюдения требований закона тоже могут попасть в ВС. И хотя, как отметил секретарь квалификационной палаты ВККС Станислав Щотка, «политическое прошлое надо оставить в прошлом и понимать, что ты как судья должен быть бесстрастным», очевидно, что приток таких кандидатов единства в коллективе не добавит.

Как отметили представители ВККС в неофициальной беседе с нашими журналистами,«разговоры о том, что итоги конкурса предрешены заранее – полная ерунда. Никаких согласованных списков судей будущего Верховного Суда не существует в природе. Все решится на конкурсе. Да, система будет балльная, как это предусмотрено законом, но это не значит, что кто-то гарантированно станет судьей ВС, а кто-то нет». Также в ВККС утверждают, что никаких гарантированных квот для каждой профессии в ВС не будет.

Кто пойдет на конкурс

Известно, что в конкурсе будут принимать участие действующие судьи как Верховного Суда Украины, так и высших специализированных судов. В частности, это председатель ВСУ Ярослав Романюк, глава Совета судей Украины Валентина Симоненко, зампредседателя ВАСУ Михаил Смокович,ряд судей гражданской палаты ВССУ и др. Отметим, что многие судьи из разных регионов также хотят подать документы на конкурс. Чуть меньше желающих (по крайней мере, по результатам опроса известных адвокатов и ученых) среди представителей других юридических профессий. В частности, профессор, заведующий кафедрой уголовного права и криминологии КНУ им. Т. Шевченко Петр Андрушко говорит о том, что в ученой среде есть определенные сомнения в объективности конкурса – там считают, что предпочтение будет отдаваться адвокатам. «Хотя я в этом не уверен», – добавляет он.

Однако адвокаты пока не спешат оставлять «теплые» места и попадать под пристальный взгляд общественности. Член Общественного совета при Министерстве юстиции Украины Владимир Клочков также отмечает низкий уровень мотивации у адвокатов: «Лично я не отношусь к сторонникам подхода, когда адвокаты оставляют свою профессию и идут работать в государственные органы, прокуратуру или судебную систему. Хотя и осуждать коллег, которые так поступают, не буду. В условиях происходящего сейчас в Украине правового беспредела, возможно, это единственный способ что-то изменить. Я могу пожелать им только удачи и надеяться, что когда они сменят род деятельности, они все-таки смогут донести до власти позицию адвокатуры и примут участие в формировании правового государства. Если знания адвоката позволят ему успешно пройти конкурс на должность судьи Верховного Суда, он вполне может стать успешным судьей. Но среди своих коллег я не знаю случая, чтобы кто-то заинтересовался возможностью стать судьей Верховного Суда».

Еще один тормозящий фактор – то, что кандидатам в Верховный Суд от судейского сообщества, скорее всего, придется сразу продемонстрировать на практике «стрессоустойчивость». Ведь они столкнутся с небывалой информационной кампанией, направленной на их дискредитацию. Свою роль в этом будет играть и Общественный совет добросовестности, куда прошли общественные организации, входящие в Реанимационный пакет реформ, негативная позиция которого в отношении действующих судей давно известна. Очевидно, что представители организаций, входящих РПР, будут довольны только теми кандидатами, которых рекомендуют сами, другим же стоит готовиться, что их биография будет предметом жесткой критики.

Чем в итоге обернется конкурс – громкими скандалами в связи с тем, что любого «неугодного» кандидата будут нещадно «разбирать по косточкам» в социальных сетях общественные активисты, соревнованием «наши против ваших» и «ум или честность», или же пройдет спокойно – мы узнаем уже скоро.


БЛИЦ

председатели высших спецсудов

Будете ли Вы и судьи Вашего суда принимать участие в конкурсе?

Богдан Львов, председатель ВХСУ

– Некоторые судьи Высшего хозяйственного суда Украины уже изъявили желание принять участие в конкурсе, кто-то еще сомневается, а часть ушли в отставку. В настоящее время оставшиеся 60 судей Высшего хозяйственного суда Украины делают все для того, чтобы минимизировать остаток дел, поскольку переходный этап, безусловно, вызовет затягивание сроков их рассмотрения. Конкурс – это в определенной степени соревнование. К сожалению, все судьи, которые сейчас работают в Высшем хозяйственном суде Украины, объективно по численности не смогут перейти в новый Верховный Суд. Что касается меня, поскольку я непосредственно причастен к реформированию судебной системы, то не имею права не участвовать в конкурсе, хотя из-за работы недостаточно времени на подготовку.

Борис Гулько, председатель ВССУ

– По крайней мере, я намерен пройти процедуру сообщения Комиссии об участии в конкурсе для определения даты и времени приема документов.

Судьи ВССУ, конечно, будут участвовать в конкурсе, все ли – не знаю, так как это личный вопрос каждого судьи, ответ на который зависит от многих факторов, как субъективных, так и объективных.

Относительно того, готовятся ли судьи к конкурсу, скажу откровенно: времени для этого нет, и не думаю, что будет, поскольку нагрузка на каждого судью ВССУ слишком большая, количество дел и других вопросов, которые мы обязаны решать в соответствии с нашими полномочиями, не уменьшается. При этом многие судьи, которые могли бы работать в Верховном Суде, уволились. Но вопрос не в этом. Большинство судей ВССУ имеют значительный опыт судейской работы, у некоторых более 30 лет судейского стажа. Этот опыт – это и есть их знания. Каждый день, принимая десятки судебных решений, которыми определяются права и обязанности сторон процесса на уровне кассации, судьи повторяют свои юридические знания, повышают уровень. Ведь разнообразие жизненных обстоятельств, вытекающих из дел и споров, заставляет их постоянно изучать судебную практику, перечитывать правовые позиции высших судебных инстанций, в т. ч. прецедентную практику Европейского суда по правам человека, и, что важно, изучать юридическую литературу, комментарии ученых по тому или иному вопросу.

Александр Нечитайло, председатель ВАСУ

– Лично я решил не продолжать судейскую карьеру. Что касается моих коллег – судей Высшего административного суда Украины, точно знаю, что некоторые будут участвовать в конкурсе. Например, об этом публично заявлял заместитель председателя ВАСУ Михаил Смокович. Конечно, те, кто планируют работать в Верховном Суде, готовятся к конкурсу. Думаю, для судей ВАСУ тестирование не будет сложным, поскольку мы постоянно изучаем решения Верховного Суда Украины и Европейского суда по правам человека и применяем их в судебной практике.


Ключевые документы:

  • положение о проведении конкурса на занятие вакантной должности судьи;
  • условия проведения конкурса на занятие вакантных должностей судей кассационных судов в составе Верховного Суда;
  • порядок проведения экзамена и методика установления его результатов в процедуре квалификационного оценивания;
  • положение о порядке и методологии квалификационного оценивания, показатели соответствия критериям квалификационного оценивания и способы их установления;
  • программы экзаменов для квалификационного оценивания судей и кандидатов на должности судей кассационных судов в составе ВС.

«Пусть простят меня ученые, но я считаю, что для работы судьей Верховного Суда одних теоретических знаний недостаточно. Риск для слаженной работы в связи с этим однозначно есть», – судья Хмельницкого окружного админсуда Диана Гнап


«Важно, чтобы оперативно поступала информация о кандидатах на должности судей Верховного Суда, которая, по мнению общественных организаций, должна быть учтена ВККС», – секретарь квалификационной палаты ВККС Станислав Щотка


«Нужно иметь в виду, что соотношение профессиональной составляющей и составляющей, которая охватывается социальной и личностной компетентностью, в процентном соотношении составляет 40 к 60 или 35 к 75. Т. е. профессиональный элемент остается важным, но не определяющим», – ректор Национальной школы судей Николай Онищук


«К сожалению, судьям нынешнего Верховного Суда Украины в последние годы приходилось больше заниматься отстаиванием собственной независимости, чем потребностями общества. Конечно, это не их вина», – д. ю. н. Николай Хавронюк


КОММЕНТАРИИ ЭКСКЛЮЗИВ

Андрей Василенко, член Высшей квалификационной комиссии судей

– Ст. 85 Закона «О судоустройстве и статусе судей» предусматривает, что в случае необходимости ВККС может применить психологическое тестирование для проверки морально-психологических качеств кандидатов. При тестировании, которое мы сейчас готовим, будет применяться лицензированный тест, который используют профессиональные психологи. В его основу будут положены американские тесты, которые используются по всему миру при отборе персонала как в государственные и частные структуры, так и в суды. Есть определенный набор вопросов, диаграмм, которые входят в программный комплекс. Проходить тестирование кандидаты будут на компьютерах. Потом психолог или команда психологов сделают вывод о кандидате. Будет несколько уровней оценки: от очень низкого до очень высокого. Может выставляться и количество баллов, например, от 1 до 100. К результату тестирования будет прилагаться описание проводившего его специалиста с аргументацией, почему он пришел к именно такому выводу, со ссылкой на методику, которая была применена. Кроме того, по каждому звену тестирования будет отдельное обоснование результата. Также в планах Комиссии есть проведение отдельного интервью каждого кандидата с психологом, результат которого тоже ляжет в окончательный вывод.

Нужно, чтобы не мы, а специалисты определяли так называемую «красную зону» у того или иного претендента. Но окончательное решение в любом случае остается за коллегией Комиссии, которая будет оценивать все результаты в совокупности, включая исследование досье и собеседование. В результате мы получим несколькоуровневую систему проверки кандидатов. Проходить психологическое тестирование обязательно будут кандидаты, попавшие в итоговый рейтинг, непосредственно из которого будут определяться победители конкурса. Т. е. все лица, подавшие заявки, проходить психологическое тестирование не будут.

Для проведения тестирования мы сейчас работаем с разными организациями, в частности с факультетом психологии Национального университета им. Т. Шевченко. Если говорить о самом конкурсе, то кандидат должен иметь позитивный результат по любому из критериев. Максимально претендент сможет набрать 1000 баллов. По каждому критерию (профессиональная, личная и социальная компетентность, а также этика и добросовестность) кандидат должен будет получить позитивный бал. Если позитивного вывода нет хотя бы по одному критерию, конкурс для кандидата закончился. Тут не будет простой арифметики. Баллы для оценки кандидата по тому или иному критерию будет определять каждый член Комиссии, потом они обсудят свои выводы и придут к мнению, какой общий балл по конкретному критерию могут выставить претенденту.

Судейские досье, за исключением персональных данных, будут размещены на сайте, в них будет указана информация о судьях, включая и количество жалоб на них.

Алексей Маловацкий, член Высшего совета юстиции

– В Украине есть коммерческая адвокатура, появившаяся примерно 15 лет назад, и есть традиционная адвокатура. К коммерческой адвокатуре относятся 100–150 крупных адвокатских компаний, в которых трудятся ряд ведущих адвокатов разной специализации. Такие компании и их адвокаты берут за свои услуги большие деньги. В среде коммерческой адвокатуры желание стать судьями небольшое, поскольку должность судьи предполагает множество ограничений: судья не сможет посещать определенные места, публично выражать свою точку зрения. Более того, адвокат, став судьей, теряет своих клиентов.

Нужно понимать и то, что талант как таковой не имеет ничего общего с успехом. Может получиться так, что талантливый адвокат не сможет работать судьей, поскольку это ежедневная трудная, рутинная, работа, требующая полной отдачи и написания качественных судебных решений. Нужно понимать, что в Верховном Суде будет 120 судей, которые в первые полгода работы столкнутся с чрезвычайно большой нагрузкой. Ведущие адвокаты не заинтересованы в такой работе с утра до ночи. Поэтому в коммерческой адвокатуре желающих сделать такой радикальный шаг и пойти в Верховный Суд немного. Однако я думаю, что в Верховный Суд могут пойти адвокаты среднего уровня, которые еще не достигли вершин профессии, но способны эффективно работать.

Николай Хавронюк, д. ю. н., профессор кафедры уголовного права и криминологии КНУ им. Т. Шевченко

– Если человек в течение многих лет, находясь на государственной службе, систематически занимался увеличением своих доходов, которые намного превысили средний уровень достатка госслужащих даже в богатой европейской стране, можно предположить, что он и в дальнейшем постарается не упустить «своего». Надо смотреть и на то, привлекался ли человек к дисциплинарной и административной ответственности, не говоря уже об уголовной, и за что именно. Например, нарушение правил остановки или создание опасности для движения с последующим оставлением места ДТП – это разные в этическом плане нарушения. Также следует оценить вопрос политической нейтральности, протестировать кандидата на беспристрастность и на то, насколько он готов держать удар и не выполнять указания из телефонной трубки, выяснить его компетентность, работоспособность и эффективность, выявить его способность к жертвенности. Важно знать отношение к детям, к животным, к инвалидам. Если кандидат не может ответить на простой вопрос, чего не хватает на картинке с изображением аптеки с лестницей, но без пандуса для инвалидных колясок, это уже должно вызвать к нему ряд других вопросов для проверки его профессиональной этики.

Андрей Иванов, судья Перевальского районного суда Луганской области

– О работе судьи можно получить четкое представление путем изучения его судейского досье. Но как объективно проверить адвокатов и ученых? По количеству выигранных дел или только по результатам тестирования? А как проверить ученых? По результатам научной деятельности? Но хорошо известно, как у нас нередко присваиваются научные степени и звания. Бывает, что некоторые юристы-«ученые» даже не помнят темы своих диссертаций. Хотелось бы, чтобы в Верховный Суд попали ученые-практики, которые ведут практическую исследовательскую работу, разрабатывают комментарии к кодексам и законам.

Татьяна Шевченко, судья ВСУ в отставке(ранее заявила о желании участвовать в конкурсе)

– Понятно, что тесты и практические задания, которые входят в состав квалификационного оценивания, не помогут определить людей с личностными характеристиками, способствующими совместной деятельности. Это может помочь сделать высококачественный психологический тест. Почему такой тест необходим? Потому что судьи, особенно имеющие опыт рассмотрения дел в апелляции и кассации, уже умеют работать коллегиально и формировать общие решения. В то же время, для научных работников и адвокатов больше свойственно оппонирование, т. е. непреложное отстаивание собственного мнения и доказывание его единственной правильности. Находясь в совещательной комнате, судьи не могут бесконечно долго спорить о том, какое решение нужно принять по конкретному делу.

Владимир Кравчук, судья Львовского окружного административного суда

– В кругу моих коллег есть несколько достойных судей, адвокатов и ученых, которые могли бы стать хорошими судьями Верховного Суда. Некоторые уже подтвердили, что будут участвовать в конкурсе, но большинство колеблются. Люди, которые ценят свою профессиональную репутацию, не хотят рисковать. Они понимают, что «перезагрузка» Верховного Суда сама по себе мало что изменит – нужны системные изменения и четкое понимание, как будет выглядеть судебная система после реформы. Каждый шаг нужно спрогнозировать и оценить расходы, последствия и риски. Для того, чтобы создать справедливый суд, нужны соответствующие полномочия и процедуры, нужны гарантии исполнения судебных решений. Этого пока нет. Все это нужно делать почти с нуля. Поэтому, пока проект «Верховный Суд» – это дело для энтузиастов, которые верят в искренние намерения авторов реформы и готовы разделить с ними ответственность. Лично я в это верю.

Николай Сирый, старший научный сотрудник Института государства и права им. В. М. Корецкого НАН Украины

– Обществу нужен Верховный Суд, который своими решениями четко определял бы ориентиры развития правовой системы страны и, с другой стороны, обеспечивал своей твердой позицией независимость судебной власти. Именно эти критерии должны отличать новый ВС от предыдущего Верховного Суда Украины. Предыдущий ВСУ больше ориентировался на мнение законодателя, и это мнение было доминирующим. Т. е. суд, по сути, считал себя только исполнителем, независимо от того, был ли закон, который он применял, разумным, справедливым, полезным для общества. Авторитет законодателя давил на работу судов. Свою независимость судебная власть не до конца понимала, поэтому мы имели падение и независимости, и доверия к судебной власти. На самом деле сейчас появился шанс. Или ВС его использует, или потеряет, занимая пассивную позицию и приспосабливаясь к принятию политических решений в парламенте.

Следите за самыми актуальными новостями в наших группах в Viber и Telegram.
Как судьям будут компенсировать сверхурочные
Сегодня день рождения празднуют
  • Лилия Катеринчук
    Лилия Катеринчук
    судья Кассационного хозяйственного суда Верховного Суда
  • Татьяна Войтенко
    Татьяна Войтенко
    судья Подольского районного суда Киева
Новости онлайн